👍Краткое содержание – «ЦАРЬ РЫБА НОВЫЙ ВАРИАНТ ПЕРЕСКАЗА» Астафьев
Краткое содержание > Астафьев > ЦАРЬ РЫБА НОВЫЙ ВАРИАНТ ПЕРЕСКАЗА
ЦАРЬ РЫБА НОВЫЙ ВАРИАНТ ПЕРЕСКАЗА - краткое содержание


Краткое изложение и пересказ произведения по главам ЦАРЬ РЫБА НОВЫЙ ВАРИАНТ ПЕРЕСКАЗА

Бойе
«По своей воле и охоте редко уже... приходится» автору ездить на родину. «Все чаще зовут туда на похороны и поминки — много родни, много друзей и знакомцев — это хорошо: много любви за жизнь получишь и отдашь, да хорошо, пока не подойдет пора близким тебе людям падать, как падают в старом бору перестоялые сосны, с тяжелым хрустом и долгим выдохом...»
Автора вызывает бабушка, которая живет «в домработницах» и просит «вызволить ее с севера». Она как бы вновь знакомит его со сводным братом Колей. Автор помнит Колю — когда он вернулся в семью из детдома, он помогал отцу (который часто пьянствовал) кормить и мачеху, и младших детей. Однако в семнадцать лет автор был вынужден окончательно покинуть семью — «чтоб не быть громоотводом» для отца и мачехи, но помнил по-прежнему: «есть у меня какие-никакие родители, главное, ребята, братья и сестры (уже пятеро)». Автор отправляется на встречу с ними, отец встречает его сконфуженно, бормочет, что слышал, будто сын пропал без вести. Однако ребятишки, а особенно Коля, радуются приезду старшего брата, ни на шаг от него не отходят. У Коли есть преданный ему пес по кличке «Бойе» (по-эвенкийски «друг»). «Суровой северной природой рожденный, свою верность Бойе доказывал делом, ласки не терпел, подачек за работу не требовал, питался отбросами со стола, рыбой, мясом, которые помогал добывать человеку, спал круглый год на улице, в снегу».
Через десять лет автор вновь попадает в родные места. Отец уже сидит в тюрьме за растрату казенных денег (он служил начальником рыбного участка и пропил зарплату рабочих и их продуктовые талоны). Когда заключенных отправляют по этапу, родственники, в том числе и Коля с Бойе, приходят проститься с отцом. Пес кидается под ноги хозяину, чтобы не пустить его на баржу, и конвоир отбрасывает собаку в сторону пинком и стреляет по Бойе автоматной очередью.
Коля рыдает над трупом верного друга.
Вместо отца заботиться о большой семье приходится Коле. В четырнадцать лет мальчик заваливает своего первого медведя. Кормить семью Коле оказывается не по силам, и мачеха отдает младших детей в детдом, а сама снова выходит замуж и уезжает с новой семьей на магистраль. Коля женится, работает таксистом, промышляет песца в тундре. Очутившись на промысле вместе с другом Архипом и «старшим» — ловцом опытным и хорошо знающим тундру, Коля с энтузиазмом принимается охотиться на зверей. Однако спустя несколько дней старшой возвещает, что «песца не будет», и просит парней принять решение, сниматься ли с лагеря немедленно и, пока снега неглубоки, пытаться добраться до людей, или остаться. Очарованные красотой зимней тундры, они решают остаться, надеясь, что промысел все же может со временем состояться. Старшой произносит заклинания и, по древнему обряду, смешав кровь охотников со спиртом и заставив их выпить, заставляет их поклясться жить «союзно», слушать его беспрекословно, обид не копить и разговаривать как можно больше. Время идет, в зимовье становится все скучнее, говорить людям не о чем, от постоянной темноты и неудобств парни становятся все агрессивнее. «Они надоели, обрыдли друг другу, их не объединяло главное в жизни — работа». Архип, обидевшись на резкие слова старшого, затевает с ним драку. Коля пытается разнять их, сравнивает со зверями, старается образумить, заставляет выпить мировую. Когда кончается пурга, Коля выходит в тундру за дровами. «В белой тишине тундры, тенистой, зеркально шевелящейся от сияния, охватывает блажь, являются видения». Коля видит давно умершего эвенка Ульчина, а после — своего Бойе. Самым страшным видением оказывается шаманка — по северному поверью, это девушка- колдунья, она бродит по тундре, ищет жениха, но, чтобы он не узнал о ее «грехах сладострастных», шаманка, «до смерти замучив мужика ласками, зарывает его в снег». Увидев шаманку и понимая, что этого нельзя делать, Коля двигается за ней, хватает ее, шепчет нежные слова, но шаманка уходит, а Коля падает в снег. Ему вновь видится Бойе, и Коля понимает, что надо спасаться. Он успевает подать о себе сигнал выстрелом из ружья и теряет сознание.
Артельщики лечат Колю, его болезнь объединяет и всерьез пугает их. Самолет за ними приходит только к Новому году. Остаток зимы Коля лежит в краевой больнице и получает первую группу инвалидности (когда товарищи лечили его, «посадили сердце»).
Окрепнув, Коля уезжает к родным жены, в старинный при- енисейский поселок Чуш-. Когда автор приезжает к нему в гости с сыном, Коля не жалуется на здоровье, а приглашает их на рыбалку на речку Опариху.

Капля
На рыбалку отправляются вчетвером — к Коле и его родным присоединяется сельдюк (уроженец нижнего Енисея, человек с характерным «сюсюкающим» выговором) Аким. Коля рассказывает об их с Акимом прежней рыбалке. Рыбалка оказывается под угрозой — кто-то украл червей. Аким определяет, что это пара дятлов, стреляет обоих и достает из брюха червяков. Но на этот раз рыбалка приносит удачу — и Коля, и Аким, и оба московских гостя наперебой таскают отборных хариусов и ленков. Вечером автор не ложится спать вместе со всеми, а остается сидеть на воздухе и любоваться тайгой. Перед рассветом он видит прямо над собой удивительную картину. «На заостренном конце продолговатого ивового листа набухла, созрела продолговатая капля и, тяжелой силой налитая, замерла, боясь обрушить мир своим падением».
Автор смотрит на спящих брата и сына, жалеет их. «Как часто мы бросаемся высокими словами, не вдумываясь в них. Вот долдоним: дети — счастье, дети — радость, дети — свет в окошке! Но дети — это еще и мука наша. Вечная наша тревога. Дети — это наш суд на миру, наше зеркало, в котором ум, честность, опрятность нашу — все наголо видать. Дети могут нами закрыться, мы ими — никогда. И еще: какие бы они ни были, большие, умные, сильные, они всегда нуждаются в нашей защите и помощи. И как подумаешь, вот скоро умирать, а они тут останутся одни, кто их, кроме отца и матери, знает такими, какие они есть? Кто их примет со всеми изъянами? Кто поймет? Простит?
И эта капля!
Что, если она обрушится наземь? Ах, если б возможно было оставить детей со спокойным сердцем, в успокоенном мире!»
Автор думает о вечности, о покое, царящем в природе, о том, что не способен человек повлиять на тайгу — он только может ранить ее, повредить, но не может передать ей своей тревоги, страха, смятения. Он счастлив, что хоть на одну ночь смог отделиться от человеческого мира и душа его «отошла, отдохнула, обрела уверенность в нескончаемости мироздания и прочности жизни».

Дамка
Несколько лет спустя Коля присылает брату (автору) телеграмму, в которой просит срочно приехать: у него обнаружен рак. Автор сидит в ожидании самолета в аэропорту городка Енисейска. «Гнилозубый мужичонка с серыми, войлочными бакенбардами и младенчески цветущими глазами на испитом лице потешал публику, рассказывая как и за что его только что судили, припаяв год принудиловки». Перед самолетом пассажиров «выдерживают» прямо на летном поле, где «людей заживо съедал комар». Мужичонка подсмеивается над женщинами, но одна из них дает ему резкий отпор, и он переключается на автора, принимаясь комментировать его внешний вид. Автор также огрызается. Женщина оборачивается к нему: «отягощенная горем, она угадала его» и в авторе. Летчики берут в самолет знакомую девицу, и автор остается без места, летит стоя. Только женщина предлагает ему свое место, но автор отказывается. Она спрашивает его о причинах его несчастья, вспоминает Колю, которого хорошо знала, говорит, что автор вряд ли узнает брата — так изменила его болезнь.
По пути с аэродрома селения Чуш мужичонка (его прозвище — Дамка) каждому встречному рассказывает подробности суда над ним. Жена встречает его палкой. Соседи «Дамку презирали, но терпели, забавлялись им, считали его да и всех прочих людей простодырками, не умеющими жить, стало быть, урвать, заграбастать, унести в свою избу...»
Аким, близкий Колин друг, уводит автора на Енисей, потому что Коля не хочет, чтобы брат видел его «поверженного». У пристани они становятся свидетелями следующей сцены. Из Чуша уезжает библиотекарша Люда, ей никто не помогает, и автор с Акимом подносят ее чемоданы. Сама Люда в это время отвешивает оплеуху парню (видимо, своему бывшему кавалеру, теперь на глазах у всех обнимающемуся с какой-то белокурой девицей). Дамка «трется» тут же, потешает публику, кривляется. Автор вспоминает давнюю историю, приключившуюся с Дамкой. Он освоился на самоловах, приспособился ловить рыбу на «деревянной лодчонке с поношенным мотором» и успешно сбывал рыбу или обменивал на спиртное. Однажды он с уловом стерляди попадает на однопалубный кораблик, на котором, по разумению Дамки, путешествует «начальство». Дамка заламывает высокую цену, человек на кораблике долго с ним торгуется и потешается над паясничаньем Дамки. Судно оказывается принадлежащим краевой рыбинспекции. На подходе к Чушу улов у него изымают и составляют акт, правда, оставляют без уплаты штрафа. Дамка так потрясен, что едва не трогается умом, все время повторяет, что его дед был красным партизаном. Несмотря на усиливающийся контроль за рекой, браконьеры продолжают выходить на недозволенный промысел, и множество рыбы погибает просто так, никому не доставаясь, путаясь в затопленных самоловах, сетях, удах.

У Золотой Карги
На рыбалке у костра автор и Аким сидят вместе с братьями Утробиными, очень непохожими друг на друга. Младший, по кличке Командор, внешне походит на чеченца, он не признает над собой законов, любит петь. Командор не раз уходил от рыбинспектора Семена на своей моторке, по-своему даже жалел его — маленькая зарплата (такие деньги Командор зарабатывал за один улов), больное сердце, казенная лодка. «Может, смысл жизни у него в том, чтобы беречь речку, блюсти закон, заражать своим примером ребятишек». Утром того дня, когда у любимой старшей дочери Командора Тайки выпускной утренник в школе, Командор долго убегал по реке от моторки инспектора, но все же ему и на этот раз удалось избежать проблем. С самого утра Командор чувствует непонятный дискомфорт, словно побаливает сердце. На берегу он неожиданно видит встречающую его жену. Она сообщает ему, что Тайку задавил пьяный шофер (вылетел на тротуар, по которому девушка шла с подругой с утренника). Командор носится по Чушу с ружьем, но трусливый шофер прячется за поселком. Командор пытается утопиться, но его вытаскивают. Отходит Командор долго и трудно, почти ненавидит своих младших детей и жену за то, что «они, постылые, живут на свете, а Тайки нет». Командор старается как можно реже встречаться с людьми, живет отдельно от семьи, пьет, оплакивает Тайку. Жена ставит ему в вину то, что, если бы он не шлялся по реке, а помогал растить и «доглядывать» детей, то и Тайку бы не «смял, загубил пропойный забулдыга, сухопутный браконьер».

Рыбак Грохотало
Среди рыбаков у костра Аким с автором видят и Грохотало.
Рыбак Грохотало был родом из-под Ровно. В его селе остановилась банда бандеровцев. Банду окружают, бандеровцы под дулами автоматов заставляют местных мужиков, в том числе и Грохотало, стрелять из пулеметов. На суде Грохотало чистосердечно признался, избежал расстрела и получил десять лет строгого режима и пожизненную ссылку, так и оказался в поселке Чуш. Он заведует совхозной свиноводческой фермой, где дела идут отлично. Фотография Грохотало висит на доске почета, а начальство не запрещает ему выкармливать кабанчиков для себя (Грохотало убежден, что вкуснее сала нет ничего на свете). Грохотало также необыкновенно удачлив в рыбной ловле (он рыбачит на Золотой Карге). Однажды он вытягивает шестидесятикилограммового осетра, но нарывается на рыбинспектора, и тот, невзирая на уговоры Грохотало «поделить осетра», отнимает у него улов.
Автор просит Акима уговорить кого-нибудь взять его с собой на самоловы. Аким и Командор берут его с собой. Автор видит, какой действительный урон наносят самоловы реке (из двадцати попавшихся на крючки рыбин живых только семь, а остальных, уснувших, выбрасывают в реку.
Лодку Акиму пришлось вернуть родне умершего Коли: родственники отказали от дома верному другу, для которого долгие годы Колин дом был родным.















Царь-рыба
Старшего Утробина в поселке вежливо и чуть заискивающе именуют Игнатьичем. У него золотые руки, свое хозяйство и лодку он держит в идеальном состоянии, пьет мало, одевается аккуратно, моет руки мылом и щеткой, к соседям относится немного снисходительно, всегда рад помочь, что-то починить. Рыбу он ловит лучше всех, имеет лучший в поселке дом — «небольшой, зато самый красивый». Между Игнатьичем и его братом Командором, который завидует ему, пытается «переловить» его рыбу, давняя неприязнь. Жена Командора постоянно корит его тем, что он желает брату зла. Однажды Командор даже поднимает на брата ружье, потом отправляется извиняться, а Игнатьич занудливо поучает его, чего Командор с детства не переносит. Про себя Командор решает «сойтись с братцем на узкой тропинке так, что не разойтись...»
Поздней осенней ночью Игнатьич выходит рыбачить. На одном из самоловов он определяет, что попалась огромная рыбина, и вспоминает притчу, рассказанную ему дедом о Царь-рыбе. Дед говорил, что каждый рыбак выходит на реку и всю жизнь ищет свою Царь-рыбу. Но найдя рыбу, ее надо отпустить, потому что, во-первых, человеку ее не осилить, а во-вторых, смысл рыбацкого промысла потеряется после того, как увидишь Царь-рыбу. Игнатьич уговаривает себя не связываться с рыбиной или хотя бы дождаться подмоги (мимо должен будет идти Командор). Однако жадность одолевает его, и Игнатьич принимается вытаскивать гигантского осетра. «Что-то редкостное, первобытное было не только в величине рыбы, но и в формах ее тела, от мягких, безжильных, как бы червячных усов, висящих над ровно состругнутой внизу головой до перепончатого, крылатого хвоста — на доисторического ящера походила рыбина». Рыба резко поворачивается, дергает, и рыбак падает в холодную воду. Они с осетром зацеплены одним крючком. «И рыба, и человек слабели, истекали кровью. Человечья кровь плохо свертывается в холодной воде... мало ее в рыбе. Зачем ей кровь? Она живет в воде. Ей 
греться ни к чему. Это он, человек, на земле обитает, ему и тепло надобно. Так зачем же, зачем перекрестились их пути? Реки царь и всей природы царь — на одной ловушке. Караулит их одна и та же мучительная смерть». Игнатьич пытается вскарабкаться на лодку, но осетр уводит его в глубину. Игнатьич принимается разговаривать с рыбой, объяснять ей, что ждет брата, что брат обязательно ему поможет. Наконец он решает, что на крючок ему попался оборотень. Игнатьич вспоминает все свои неблаговидные поступки, просит прощения у тех, кого обидел в жизни (в частности, у Глашки Куклиной, которая изменила ему в юности с военным и которую он потом жестоко наказал — бросил раздетую в холодную реку).
Мимо движется моторка. Рыба, очнувшись, делает резкое движение и отрывается от человека, уходит, смертельно раненая, на глубину. «Буйство охватило освободившуюся, волшебную царь-рыбу. «Иди. Рыба. Иди! Поживи сколько можешь! Я про тебя никому не скажу!» — молвил ловец, и ему сделалось легче. Телу — оттого, что рыба не тянула вниз, душе — от какого-то, еще не постигнутого умом, освобождения».
Летит черное перо
В тайгу все чаще приезжают городские туристы. Одна группа таких рыбаков сталкивается с новым рыбинспектором Чере- мисиным, сменившим Семена, который ушел на пенсию. При этом «шеф» приехавших (или «зубостав», т. е. зубной врач) вначале ехидно интересуется у инспектора, не помешали ли их самоловы его промыслу. Тот с горечью отмечает, что в тайге и без них полно «рвачей». Шеф оскорбляет Черемисина, поскольку еще не знает, с кем имеет дело (он знал в лицо только Семена). Инспектор все же пытается решить дело миром, приказывает уезжать с реки и отплывает прочь. Через час он появляется вновь, застает «туристов» на прежнем месте и, невзирая ни на какие уговоры приезжих, наконец понявших, что Черемисин — официальное лицо, отбирает улов и выписывает максимально возможный штраф: «Чтоб не тыкались! Чтоб помнили: земля наша едина и неделима, и человек в любом месте, даже в самой темной тайге, должен быть человеком!». «Туристам», чтобы расплатиться, приходится продать лодку и мотор.

Уха на Боганиде
Аким родился и вырос на берегу Енисея в поселке Боганида. Его отец «поколотился на севере, подзашиб деньжонок
и исчез навсегда, оставив матери Акима еще одного ребенка, как потом выяснилось, Касьянку». Мать родила Акима на шестнадцатом году. У нее никогда не было мужа, зато было много детей. Всех она заводила легко, относилась к детям радостно, особенно себя не обременяла — ребятишки «росли вольно, без утеснений и досмотра». Единственной проблемой для нее было перезимовать, и это большой семье удавалось: ни один из детей не умер, заботились о матери и подкармливали детей соседки и мужики-артельщики. Своего образа жизни мать не стыдилась и не пряталась от детей, кличка «ве- тренка» к ней не прилипла, старшие дети рано стали помогать ей и росли очень ответственными и работящими. Артельщики особенно уважали и ценили Касьянку, которая отличалась недетской уравновешенностью и готовностью помочь и сделать работу, которой избегали другие. Именно ей доверяли артельщики солить общую уху. Варка ухи в Чуше — почти священнодействие. Любого ребенка всегда артельщики накормят бесплатно. Дети помогают — моют посуду, подбрасывают ветки в костер. Остатки ухи Аким, с молчаливого согласия артельщиков, относит матери: у нее новый ребенок, она не выходит из дома, денег и еды у нее нет.
«Все кончилось однажды и разом». Стройку дороги остановили, и народ разъехался из Боганиды. Остались только «касьяшки», потому что им некуда ехать. Мать в последний раз получает зарплату (летом она работала резальщицей рыбы). Аким уже самостоятельно рыбачит. Мать прерывает восьмую беременность, рассудив, что ей и семерых детей поднять будет трудно. Здоровье ее очень быстро портится. Мать увозят в краевую больницу, где она и умирает. Касьянка поступает в ремесленное училище, Аким устраивается на пароход «Бедовый».

Поминки
Аким работает в геологическом отряде на речке Ерачимо. Он сталкивается сплошь и рядом с «охотничьими забавами» — когда приезжают «городские» и убивают зверей не ради пропитания, а для того, чтобы самоутвердиться и «выхвалиться друг перед другом». Аким отправляется на лося и берет с собой товарища по имени Петруня. В самый ответственный момент Аким вдруг слышит у себя за спиной шум и предсмертный крик Петруни. Обернувшись, Аким видит, что товарища заломал медведь. Аким укоризненно разговаривает с медведем, чем невероятно удивляет и пугает зверя, и, улучив момент, метким выстрелом заваливает его. Аким плачет по погибшему другу, прибегают люди, появляется следователь, Акима допрашивают, он не понимает, почему его подозревают в том, что он обезглавил Петруню. Следствие прекращают за отсутствием состава преступления, но Аким на всю оставшуюся жизнь напуган контактами с представителями закона. На поминках Аким варит медвежатину, ест ее с черемшой. У «городских» тошнота подкатывает к горлу, особенно резко выступает против подобной трапезы практикант из Томского университета Гога Герцев. Аким засыпает на могиле Петруни.

Туруханская лилия
Автор приезжает на рыбалку на Казачинские пороги. Со своим спутником, Павлом Егоровичем, он разговаривает о варварском отношении человека к природе, о том, как перевернулся вековой уклад жизни на Енисее — в магазины привозят рыбные консервы, озера стали «ржавыми и мертвыми». Автор задает сам себе риторический вопрос: «Когда же мы научимся не только брать, брать — миллионы, тонны, кубометры, киловатты, — но и отдавать*, когда мы научимся обихаживать свой дом, как добрые хозяева?» Во время рыбалки автор видит удивительной красоты цветок — саранку, яркую- яркую красную лилию. Нигде впоследствии ему не удавалось отыскать похожий цветок, только однажды на далеком юге он видит туруханскую лилию на клумбе.

Сон о белых горах
Аким с собакой Розкой отправляется в устье речки Эндэ на промысел. В тайге в зимовье он обнаруживает умирающую от голода и воспаления легких девушку. Отложив промысел, Аким день за днем выхаживает больную, лечит ее не только лекарствами, но и таежными средствами, собирает травы, отпаивает девушку ягодным сиропом. Когда она приходит в себя и рассказывает, что ее зовут Эля, что оказалась она в тайге вместе с Гогой Герцевым, которого уже много дней нет, Аким решает, что тот попросту бросил надоевшую ему женщину. Аким знает историю Герцева: у него была семья, которую он бросил, исправно, впрочем, отправляя алименты, чья судьба его ничуть не волновала. Поселившись в Чуше, Герцев ведет себя высокомерно, ни с кем не сходится, пользуется «услугами» библиотекарши Люды, которая в конце концов вынуждена делать от него аборт. Герцев покупает у инвалида Киряги, жаждущего выпить, его медаль «За отвагу», а когда к ему является Аким и просит вернуть медаль, отказывается и заявляет, что он сам себе бог. Аким начинает драку, Герцев говорит, что «мордобой — дело недоносков», и предлагает драться на пистолетах. Зная, что Герцев прекрасный стрелок, Аким ставит условие: если их пути пересекутся в тайге, стреляться, «чтоб концов не было». Вспомнив всю эту давнюю историю, Аким находит на берегу Эндэ тело Герцева (он упал на камни и разбил голову). Аким хоронит своего врага, ничего не говорит Эле, ружье Гоги берет с собой, думая, что пуля в стволе, возможно, предназначалась ему самому. Элю Герцев, с ее слов, «подцепил» на теплоходе: москвичка, она пустилась в дальнее странствие, чтобы найти своего папу. Папа — известный эпидемиолог. Герцев утверждает, что знает, где стоит в тайге эпидемиологическая экспедиция, и берется проводить туда Элю. Дома у Герцева Эля сталкивается с Людой. Герцев утверждает, что Люда «не стоит разговора», что она сама вешалась ему на шею, навязывалась, называет бывшую подругу «вонючкой». Через две недели Эля с Герцевым выступают в тайгу, но экспедицию не обнаруживают, а Эля простужается. Так она оказывается в зимовье, где и обнаруживает ее Аким.
Приближается зима. Аким заботится об Эле, ее здоровье поправляется, и городская жительница начинает капризничать — ей не нравится таежная еда (птичий суп). Вскоре она понимает, как обязана Акиму и, устыдившись, напротив, принимается помогать ему, чем возможно. Аким часто задает себе вопрос, зачем ему нужна возня с Элей, когда он подписал договор на поставку шкурок, которых не добыл, потому, что спасал Элину жизнь. Он раздумывает, не бросить ли ему ее, пока не поздно, но сам прекрасно понимает, что никогда не сделает этого. К тому же Эля, не знающая о гибели Герцева, здраво рассудив, догадывается, что тот вполне мог бросить ее. Эля с Акимом перечитывают дневники Герцева, которые он вел ежедневно, стихи, которые он записывал для себя. Эля открывает для себя, что любимым литературным героем ее избранника, как и ее собственным, был Печорин. С каждым днем Эля все больше уважает Акима, называет его хозяином и понимает, какая разница между этим необразованным, малорослым, «дремучим», но надежным и порядочным мужчиной  и не желающим ничем себя в жизни обременить, «свободным и свободно мыслящим» Герцевым. Однажды ночью, растроганная собственной глубокой благодарностью, Эля сама зовет Акима, преодолевая «горьковатый, но приятный стыд».
Аким экипирует Элю, ведет ее через тайгу, когда она выбивается из сил, тащит ее на салазках. У него обмерзает лицо. Аким приводит Элю в зимовье, где, по его подсчетам, должны быть люди, но зимовье пусто. Эля набрасывается на Акима с обвинениями. Тот замолкает и больше уже не разговаривает с ней. Над зимовьем пролетает самолет. Аким раскладывает сигнальные костры, и их забирают. Эля ложится в больницу, вызывает из Москвы маму, которая уже оплакивала дочь. Аким провожает Элю на самолет, вылетающий их Чуша в Красноярск. Прощаются они почти как чужие, но в последний момент Аким сует Эле деньги (чтобы она не ехала по Красноярску на транспорте, а взяла такси).

Нет мне ответа
Автор улетает из Красноярска, вспоминает знакомых и родню. «Переменилась моя родная Сибирь. Все течет, все изменяется — свидетельствует седая мудрость. Так было. Так есть. Так будет. Всему свой час и время всякому делу под небесами. Время родиться и время умирать... Время разрушать и время строить... Время искать и время терять... Время любить и время ненавидеть... Время войне и время миру. Так что же я ищу? Отчего мучаюсь? Почему? Зачем? Нет мне ответа».



Поиск
В нашей базе 2000 кратких изложений

Сохранить себе