Краткое содержание > Бондарев > ПРОСТИТЕ НАС
ПРОСТИТЕ НАС - краткое содержание


Краткое изложение и пересказ произведения по главам ПРОСТИТЕ НАС

Павел Георгиевич Сафонов, известный конструктор, работающий на крупном предприятии, приехал в родной городок. Это желание появилось у него совсем неожиданно. Сафонов отдыхал в санатории на Южном берегу Крыма.
Во время возвращения в Москву в поезде на Павла Георгиевича накатила непонятная грусть. Поезд «мчал его по знакомым местам, где Павел Георгиевич родился, вырос, где он не был много лет». И «Сафонов с какой-то грустной обостренностью вспоминал то, что уже было полузабыто: вот он, мальчишка, в грязной сатиновой рубашке, с цыпками на руках, бежит по этой ледяной от росы степи, бежит вслед за поездом неизвестно куда, и отяжелевшая от влаги трава хлещет его по коленям, холодит ноги... Сколько тогда ему было лет? Порой ясно чудилось, будто вместе с Верой он идет по лунным косякам на Шахтинском холме, внятно и мучительно пахнет из низин полынью, и потрескавшиеся, обветренные губы Веры тоже пахнут полынью. Воспоминания возвращали его в давний прожитый (а может быть, непрожитый) мир, говорили, напоминали, что ему уже за сорок и что не так много сделано в его жизни, где давно, отмеченная прочными вехами, прошла первая молодость».
Именно поэтому Сафонову очень захотелось «побывать в родном своем степном городке: побродить по нему, почитать афиши на заборах, увидеть старые названия улиц, узнать, что изменилось в нем за многие годы, непременно встретить знакомых школьных лет, таких далеких, словно их и не было ».
Сафонов «сошел на маленьком разъезде». «Он сошел не на вокзале в городе, а именно здесь, чтобы дойти до города пешком». По дороге Павел Георгиевич любовался красотой природы. Он обращает внимание на любые мелочи, например на полет шмеля. Его настроение сильно отличается от обычного.
«Сафонов шел, помахивая прутиком, глубоко вдыхал запах садовой свежести, этот горький самоварный дымок — эти запахи, эти тени от тополей напоминали детство, голубятню, игры в Чапаева, сокрушительные набеги на чужие сады, — как давно это было! Да было ли? Весь день он ходил по городу и не узнавал его. И город не узнавал Сафонова».
Павел Георгиевич видел, что город сильно изменился. «Ничего не осталось от прежнего, от его детства, ничего не осталось... И было обидно, непонятно это, будто жестоко и зло обманули его, отняли что-то, чего нельзя было отнимать».
Павел Георгиевич вспоминал своего друга детства Витьку Снегирева и Веру. «Витька — первая мальчишеская преданность, Вера, как говорят, — первая любовь, незавершенная и трогательная, с записками в школе, с мягко падающим на крыльцо снегом, с первым неумелым поцелуем, который он помнил...»
Сафонов решил узнать, что стало с Верой и Витькой. Он нашел дом, где когда-то жил Витька Снегирев. Но пожилая женщина сказала, что «Снегиревы здесь после войны не живут, уехали все». Она точно не помнила, где Снегиревы живут теперь, может быть, в Свердловске. Женщина также сказала, что сын у них — директор завода.
Павел Георгиевич отправился дальше. Он шел к дому, где жила когда-то Вера. «Постаревшая Верина мать» не сразу, но узнала его. Павел Георгиевич узнал, что Вера погибла на войне. Эта новость окончательно разбила Сафонова. Теперь он «не знал, куда идти, кого искать». Ему было тоскливо и одиноко.
Павел Георгиевич уже собрался уезжать. Но по дороге он увидел свою школу. «Она не изменилась.
Она была прежней, как в детстве, как много лет назад».
Сафонов вошел в школьный парк и сел под деревом. Он вспоминал детство. «Неужели он когда-то сидел за партой? Неужели когда-то во время весенних экзаменов гремел над школой глухой гром и майский ливень обрушился на город с веселой яростью первой грозы, с бурным плеском в асфальт, с шумом дождевых струй по ветвям, со звоном в водосточных трубах, с фиолетовыми над мокрыми домами молниями?.. И тогда хотелось забыть об экзаменах, бегать вместе с мальчишками под этим веселым теплым дождем и, задрав штаны, болтать ногами в парных лужах, которые еще пузырились, но в них уже отражалось посветлевшее небо».
Сафонов «заметил справа, в вечерней тьме парка под густыми акациями, красный огонек, пробивающийся меж ветвей. Неужели Мария Петровна?.. Здесь жила Мария Петровна, его учительница по математике, как же он о ней не подумал, не вспомнил! Всегда он был ее любимцем, она пророчила ему блестящее математическое будущее...»
При встрече с бывшей учительницей Сафонов смутился. Он сам «не понимал, не знал, почему это он, взрослый, солидный человек, робел, краснел, как школьник, как в те годы».
Учительница была одинока. Она жила в маленькой комнате. Здесь все было так же, как и много лет назад. Мария Петровна сказала Сафонову, что многое о нем знает. Она читала его книгу. Бывшая учительница хорошо помнила класс, в котором учился Павел Георгиевич.
Она вспоминает некоторые эпизоды из прошлого, например как она ставила двойки по алгебре Сафонову за то, что тот не делал домашние задания. Во время беседы Мария Петровна рассказала, что Миша Шехтер, который в школе лучше всех писал сочинения, стал журналистом. Сафонов, поддерживая разговор, сказал, что знает о некоторых одноклассниках. Витька Снегирев стал директором завода на Урале, Игнатцев Сенька стал начальником главка. Гриша Самойлов стал артистом.














Сафонов спросил у Марии Петровны, кто из одноклассников заходил к ней. С явной печалью в глазах Мария Петровна сказала, что к ней часто заходит только Коля Сибирцев. Больше никто из класса, где учился Сафонов, ни разу не навестил ее. У Коли Си- бирцева жизнь сложилась неудачно. Павел Георгиевич плохо помнил Колю, в чем и признался бывшей учительнице.
“Очень плохо”, — не то насмешливо, не то осуждающе проговорила Мария Петровна».
«...От этих последних слов “очень плохо” Сафонову стало не по себе, он понял двойной их смысл». Случайно он заметил на книжной полке свою последнюю книгу по самолетостроению. Павел Георгиевич решил надписать книгу. И вдруг из книги выпал маленький листок. Это был его портрет, вырезанный из газеты. Это Сафонова ошеломило. Оказывается, два года назад Мария Петровна отправила ему поздравительную телеграмму, когда увидела статью в газете о талантливом конструкторе Сафонове. Действительно, Павел Георгиевич вспомнил об этой телеграмме. Он на нее не ответил, хотя отвечал на некоторые другие.
Он ясно ощутил чувство вины.
На прощание Мария Петровна робко спросила: «Скажи, Паша, хоть капелька моей доли есть в твоей работе? Хоть что-нибудь...»
Павел Георгиевич в замешательстве пробормотал: «Мария Петровна, что вы говорите? Если бы не вы!..»
Учительница сказала, что обязательно расскажет своим ученикам о том, какой у нее был гость. Она пожелала Павлу Георгиевичу счастья.
«Всю дорогу до Москвы Сафонов не мог успокоиться, переживал чувство жгучего, невыносимого стыда. Он думал о Витьке Снегиреве, о Шехтере, о Самойлове — о всех, с кем долгие годы учился когда-то, и хотелось ему достать их адреса, написать им гневные, уничтожающие письма. Но он не знал их адресов. Потом он хотел написать Марии Петровне длинное извинительное письмо, но с ужасом и отчаянием подумал, что это уже бессмысленно.
На большой станции Сафонов, хмурый, взволнованный, вышел из вагона. Он зашел на почту и, поколебавшись, дал телеграмму на адрес школы, на имя Марии Петровны. В телеграмме этой было два слова: “Простите нас”.

Нравственные проблемы рассказа Ю. В. Бондарева «Простите нас»
Короткий рассказ Бондарева заставляет читателя задуматься о таких нравственных вопросах, как внимание к окружающим людям. Павел Георгиевич Сафонов, а также многие из его одноклассников добились в жизни значительных успехов. Но, несмотря на это, никто ни разу не выразил желания поблагодарить бывшую учительницу за все, что она для них сделала.
Известный и талантливый конструктор Сафонов обращает внимание на слова учительницы «очень плохо» и чувствует двойной смысл этих слов. Мария Петровна вроде бы не осуждает своих бывших учеников. И тем не менее Павел Георгиевич чувствует вину не только за себя, но и за своих одноклассников. Ведь порадовать старую учительницу было очень легко, для этого достаточно бы было навестить ее, поговорить с ней. Мария Петровна знает много о жизни своих бывших учеников, но они не знают о ней ничего.
В финале рассказа Павел Георгиевич нашел в себе силы и мужество признать свою вину. Пусть с опозданием, но он просит у бывшей учительницы прощения за свое равнодушие и равнодушие своих одноклассников.
Рассказ ставит перед читателями важнейшие нравственно-философские вопросы об эгоизме, великодушии, доброте и благородстве.



Поиск
В нашей базе 2000 кратких изложений

Сохранить себе