Краткое содержание > Булгаков > МАСТЕР И МАРГАРИТА
МАСТЕР И МАРГАРИТА - краткое содержание


Краткое изложение и пересказ произведения по главам МАСТЕР И МАРГАРИТА

Роман Часть первая
Весной, в час небывало жаркого заката на Патриарших прудах появляются двое. Михаил Александрович Берлиоз, председатель правления одной из крупнейших московских литературных ассоциаций (МАССОЛИТ) и редактор толстого журнала, и молодой поэт Иван Николаевич Понырев, пишущий под псевдонимом Бездомный. Они садятся на скамейку под липами и заводят профессиональный разговор. Более опытный и образованный Берлиоз советует Ивану переделать его новую атеистическую поэму об Иисусе Христе Берлиоз утверждает, что не надо писать о Христе как о реальном человеке, потому что Христа вообще не было, а все рассказы о нем — миф.
На пустынной аллее показывается странный человек. Впоследствии различные источники описывали его по-разному, но в этот вечер он «ни на какую ногу .. не хромал... Он был в дорогом сером костюме, в заграничных, в цвет костюма туфлях. Серый берет он лихо заломил на ухо, под мышкой нес трость с черным набалдашником в виде головы пуделя. По виду — лет сорока с лишним. Рот какой-то кривой. Выбрит гладко. Брюнет. Правый глаз черный, левый почему- то зеленый. Брови черные, одна выше другой». Услышав разговор литераторов, он представляется путешественником, подсаживается к ним и спрашивает Берлиоза, не ослышался ли он: и Берлиоз и Иван Бездомный не верят ни в Иисуса Христа, ни в Бога? Литераторы отвечают утвердительно. Берлиоз объясняет иностранцу, что в нашей стране атеизм никого не удивляет и большинство населения сознательно и давно перестало верить «сказкам о Боге». Иностранец приходит в совершенный восторг и, встав, жмет руку Берлиозу и благодарит от всей души. Ошеломленный Иван спрашивает, за что это он их благодарит; иностранец отвечает: «За очень важное сведение, которое мне, как путешественнику, чрезвычайно интересно».
Между Берлиозом и иностранцем завязывается беседа о Канте, который опроверг все пять доказательств существования Бога, а потом, словно в насмешку, выдвинул собственное, шестое. Когда Берлиоз без труда расправляется и с шестым доказательством, незнакомец спрашивает: «Ежели Бога нет, то... кто же управляет жизнью человеческой, и всем... распорядком на земле?» На это Иван отвечает: «Сам человек!» Незнакомец разъясняет Ивану, что для того, чтобы управлять таким образом, нужно составить какой-никакой план, лет хотя бы на тысячу, а человек смертен, и что хуже того — иногда внезапно смертен. Бывает, что только человек соберется съездить в Кисловодск, но это пустяковое дело сделать не сможет, потому что поскользнется и попадет под трамвай. Тут не скажешь, что он сам собою управил, правильнее думать, что с ним управился кто-то другой. Берлиоз думает, как ему возразить, но незнакомец, прочитав его мысли, отвечает, что мало того, что человек внезапно смертен, но он еще и не может точно сказать, что он будет делать сегодня вечером. Берлиоз отвечает, что сегодняшний вечер ему более-менее известен. Если, конечно, на голову ему не свалится кирпич. «Кирпич ни с того ни с сего никому и никогда на голову не свалится... Вы умрете другою смертью», — отвечает странный незнакомец. Берлиоз с иронией интересуется, какой же именно смертью он умрет. Иностранец, смерив его взглядом, отвечает, что ему отрежут голову. Иван дико вытаращивает глаза, а Берлиоз, криво усмехнувшись, осведомляется, кто это сделает — враги, интервенты? Незнакомец отвечает, что это сделает русская женщина, комсомолка. Он добавляет, что заседание в МАССОЛИТе, где собирается вечером быть Берлиоз, не состоится, потому что Аннушка не только купила подсолнечное масло, но уже и разлила его. Иван интересуется, не бывал ли их собеседник в сумасшедшем доме. Тот со смехом отвечает, что бывал и не раз, только вот не удосужился спросить у профессора, что такое шизофрения, поэтому Ивану придется спросить об этом самому.
Иван отводит Берлиоза в сторону и говорит, что ему все ясно, что этот иностранец — не турист, а шпион и у него нужно проверить документы. Когда о«и возвращаются к скамейке, незнакомец уже держит в руках документы и протягивает их литераторам: визитную карточку, паспорт и приглашение приехать в Москву для консультаций. Иван сумел разглядеть лишь начальную букву фамилии: двойное «В» Восстановив отношения, они снова усаживаются на лавочку, и Берлиоз интересуется, не немец ли их собеседник, откуда он знает русский язык и какая у него специальность. Иностранец отвечает, что он, пожалуй, немец, языков он знает много, и вообще он — полиглот. А специалист он по черной магии. И именно по этой специальности его пригласили, в государственной библиотеке обнаружены редкие рукописи чернокнижника X века. Берлиоз с облегчением спрашивает, не историк ли он. Незнакомец отвечает, что он историк, и вдруг ни к селу ни к городу добавляет: «Сегодня вечером на Патриарших будет интересная история». Затем он заявляет обоим литераторам: «Имейте в виду, что Иисус существовал». Берлиоз отвечает, что они уважают его мнение, но у них самих на это другая точка зрения. Незнакомец на это говорит, что не надо никаких точек зрения, и никаких доказательств не требуется. Все просто: в белом плаще...
...В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду дворца Ирода Великого вышел Понтий Пилат, прокуратор Иудеи. С утра его преследовал запах розового масла, который прокуратор ненавидел, и это было плохим предзнаменованием. Прокуратора мучает головная боль. К нему приводят подследственного из Галилеи. Преступнику лет двадцать семь, он одет в рваный голубой хитон, лицо его разбито, а руки связаны за спиной. Прокуратор спрашивает, не он ли подговаривал людей разрушить храм. Подследственный, отвечая прокуратору, говорит: «Добрый человек, поверь мне...» Пилат велит своему помощнику центуриону Марку Крысобою объяснить, как следует обращаться к нему, прокуратору Иудеи. Крысобой отводит подследственного в сторону, небрежно хлещет его бичом, от чего тот мгновенно падает наземь, и поясняет: «Римского прокуратора называть — игемон. Других слов не говорить...» Через минуту подследственный стоит перед прокуратором и отвечает на его вопросы. Выясняется, что его зовут Иешуа, прозвище — Га-Ноцри, родом он из города Гамалы, постоянного жилища у него нет, родных тоже нет, он грамотный. И он не подговаривал никого на разрушение храма; вся путаница происходит из-за того, что Левий Матвей ходит за ним с козлиным пергаментом и неверно записывает его слова. Иешуа встретил его на дороге в Виффагии, поговорил с ним, и тот, бросив деньги на дорогу (он был сборщиком податей), отправился с Иешуа путешествовать.
Пилат, страдая от головной боли, решает, что Иешуа заурядный лгун, — кто же поверит, что сборщик податей бросил деньги на дорогу? Но что этот оборванец говорил на базаре про храм? Иешуа отвечает, что он говорил, что разрушится храм старой веры и создастся храм истины. Пилат язвительно спрашивает, не знает ли бродяга.
что есть истина. Иешуа отвечает, что истина в том, что у него, Пила та, болит голова, причем болит так сильно, что Пилат малодушно помышляет о смерти и хочет позвать любимую собаку. Но это сейчас пройдет. Прокуратор поднимается с кресла, и на его лице выражается ужас, потому что головная боль действительно исчезла. Секретарь, смертельно побледневший, роняет свиток из рук. Арестованный продолжает говорить, что он советует Пилату погулять пешком где-нибудь в окрестностях, а он, Иешуа, мог бы сопровождать его и охотно поделился бы с ним своими новыми мыслями, которые пришли ему в голову. Хриплым голосом прокуратор приказывает развязать руки арестованному. Секретарь решает пока ничего не записывать и ничему не удивляться. Пилат по-гречески спрашивает, не врач ли Иешуа. Тот отвечает, что нет, и Пилат вновь задает вопрос, не призывал ли Иешуа разрушить храм. Тот отвечает отрицательно и спрашивает, чем ему поклясться. Пилат отвечает: «Ну, хотя бы жизнью твоею... так как она висит на волоске... Я могу перерезать этот волосок». Иешуа отвечает, что прокуратор ошибается, потому что перерезать этот волосок может лишь тот, кто подвесил. Прокуратор со смехом говорит, что теперь понимает, почему толпы зевак ходили за ним в Ершалаиме. Он спрашивает, верно ли, что Иешуа въехал в Ершалаим верхом на осле, как некий пророк. Иешуа отвечает, что он этого не делал, у него и осла никакого нет. Прокуратор расспрашивает, знает ли Иешуа разбойников Дисмаса, Гестаса и Вар-раввана? Иешуа отвечает отрицательно.
Следя за полетом ласточки под потолком колоннады, Пилат формулирует решение по делу Га-Ноцри: разобрав дело бродячего философа, он не находит в нем состава преступления, делает вывод, что тот — душевнобольной, и смертный приговор Синедриона не утверждает, а удаляет Иешуа из Ершалаима и подвергает его заключению в своей резиденции на Средиземном море. Это осталось только продиктовать секретарю. Но секретарь протягивает прокуратору еще один донос на Иешуа, и кровь приливает к вискам Пилата, он будто слышит надменный голос: «Закон об оскорблении величества...» И затем: «Погиб! Погибли!» Он, специально растягивая слова и пытаясь намекнуть Иешуа взглядом, спрашивает, говорил или не говорил тот что-нибудь о великом кесаре. Иешуа отвечает, что правду говорить легко и приятно, признается, что вчера его пригласил к себе в гости человек по имени Иуда из Кириафа, и, отвечая на его вопросы, он, Иешуа, сказал, что всякая власть является насилием над людьми и наступит время, когда не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти. Все кончено: Иешуа, оскорбив власть кесаря, подписы- 
вает себе смертный приговор. Есть еще одна надежда, что, в соответствии с традицией, в честь великого праздника Пасхи одного из осужденных преступников должны будут помиловать. Пилат вызывает к себе первосвященника и обсуждает с ним этот вопрос Первосвященник отвечает, что Синедрион предлагает отпустить Варраввана. Между ними вспыхивает спор: первосвященник считает что Пилат специально хочет помиловать проповедника, чтобы возмутить еврейский народ и подвести его под римские мечи. Пилат, исчерпав все возможности, соглашается. Он выходит на балкон дворца и объявляет, что будет помилован Варравван. Толпа ревет, Варраввана отпускают, и Пилат, избегая смотреть на осужденных, уходит в дворцовый сад. «Было около десяти часов утра».
«Да, было около десяти часов утра, досточтимый Иван Николаевич», — повторяет фразу незнакомец, и Иван, словно очнувшись, замечает, что на Патриарших наступает вечер. Берлиоз возражает, что рассказ уважаемого профессора, как и другие евангельские рассказы, некому подтвердить, на что иностранец шепотом отвечает- «Дело в том... что я лично присутствовал при всем этом. И на балконе был у Понтия Пилата, и в саду... но только тайно, инкогнито, так сказать, так что прошу вас — никому ни слова и полнейший секрет!. Тсс!»
Берлиоз и Иван Бездомный понимают, что перед ними — сумасшедший. Чтобы не возбуждать больного, Берлиоз начинает расспрашивать, где он остановился. Иностранец отвечает, что нигде, он только что, сию минуту приехал в Москву и собирается жить у Берлиоза в квартире. Неожиданно он весело спрашивает у Бездомного: «И дьявола тоже нет?» Растерявшийся Иван, не реагируя на предупреждения Берлиоза не раздражать больного, кричит, что нет никакого дьявола. Безумный иностранец разражается хохотом и заявляет, что это становится интересным — чего ни хватишься, ничего нет. Берлиоз понимает, что надо принять меры, позвонить в бюро иностранцев. Читая его мысли, иностранец усмехается и говорит, что позвонить можно, только он просит Берлиоза на прощанье поверить в то, что дьявол существует. И существует седьмое доказательство, и ему, Берлиозу, оно сейчас будет предъявлено.
Оставив поэта Бездомного караулить сумасшедшего иностранца, Берлиоз бросается звонить. У выхода из сквера ему навстречу поднимается отвратительного вида полупьяный гражданин в клетчатых грязных брючках и треснувшим тенорком произносит: «Сюда пожалуйте! Прямо и выйдете куда надо. С вас бы за указание на четверть литра... поправиться... бывшему регенту!» Не слушая попрошайку и 
ломаку регента, Берлиоз направляется через трамвайные пути к телефону-автомату. На рельсах он поскальзывается и тут же попадает под мчащийся трамвай. Вожатая пытается затормозить. Берлиоз видит белое от ужаса лицо женщины-вагоновожатой и ее красную косынку. В мозгу у него кто-то отчаянно кричит: «Неужели?..» Отрезанная голова Берлиоза скатывается под откос.
Иван сидит на скамейке и пытается понять, как с Берлиозом могло такое произойти. Ноги не слушаются его — с ними приключилось что-то вроде паралича. Взволнованные женщины неподалеку говорят об Аннушке, из-за которой это все приключилось: она купила в бакалее литровку подсолнечного масла и разбила ее о вертушку турникета, пролив на рельсы. Бездомный с ужасом понимает, что иностра нец все предсказал правильно: заседание не состоится, потому что Аннушка разлила масло, и голову Берлиозу отрежет женщина, а вагоновожатой была женщина. Он отнюдь не сумасшедший! Да не подстроил ли он это все сам?
Иван бежит туда, где сидит иностранец, рядом с ним — бывший регент в пенсне, в котором одного стекла нет, а другое треснуло. От этого он кажется Ивану еще гаже, чем был тогда, когда указал Берлиозу путь на рельсы. Иван требует у иностранца сознаться, кто он такой. Тот делает вид, будто не понимает по-русски, и уходит прочь. Тип в клетчатом сначала мешает Ивану бежать за иностранцем, а потом как сквозь землю проваливается. Иностранец загадочным образом обнаруживается у выхода из сквера, сомнительный регент — рядом, третьим в этой компании оказывается неизвестно откуда взявшийся кот, огромный, как боров, черный, как сажа или грач, причем он идет на задних лапах. Иван бросается в погоню, но бандитская тройка кидается врассыпную: клетчатый регент «ввинтился» в автобус, на трамвае уезжает гигантский кот, в переулках теряется профессор. Поэт продолжает поиски, пытаясь сообразить, где может быть иностранец. Он ищет в доме №13, где заимствует иконку, свечу и коробок спичек, на берегу Москвы-реки, затем — в самой реке, после чего у него исчезает одежда. На берегу оказываются только полосатые кальсоны, рваная рубаха, свеча, иконка и коробок спичек. Документы (удостоверение МАССОЛИТа) пропали. Иван облачается в то, что есть, забирает иконку, свечу и спички и отправляется «к Грибоедову! Вне всяких сомнений, он там!»
Старинный двухэтажный дом называется «Домом Грибоедова» потому, что будто бы когда-то им владела тетка писателя Грибоедова. Сейчас он принадлежит МАССОЛИТу, с легкой руки членов которого его называют просто «Грибоедов». Всякому, кто попадает в Грибоедов, становится ясно, как хорошо живется членам МАССОЛИТа. Весь нижний этаж занят прекрасным рестораном, где подают отварные порционные судачки, стерлядь в серебристой кастрюльке и другие деликатесы по дешевым ценам. Вечером у Грибоедова, на втором этаже, члены писательского правления ожидают Берлиоза; наконец, поняв, что заседание не состоится, спускаются в ресторан, где играет знаменитый грибоедовский джаз и отплясывают поэты со сценаристами, поэтессы с беллетристами и прочая вкусно наевшаяся братия. Вдруг за одним столиком вспархивает слово: «Берлиоз!!» Джаз смолкает, поднимается паника, потом члены писательского правления поднимаются наверх, чтобы начать траурные хлопоты Внезапно, как привидение, в зале возникает Бездомный — босой, в полосатых кальсонах и с зажженной свечой в руке. Он обращается к «братьям» с речью о том, что «он появился» и его нужно ловить немедленно. На вопрос — «кто?» Бездомный отвечает- «Консультант!»
—	и кричит, что именно этот консультант сейчас убил на Патриарших Мишу Берлиоза. Через четверть часа молодого человека, спеленутого, как куклу, увозят в больницу.
В приемную знаменитой психиатрической больницы, недавно отстроенной под Москвой, входит профессор и расспрашивает Ивана, с которого не спускают глаз трое санитаров. Он выясняет, что Ивану двадцать три года, что утром он был совершенно здоров, но к вечеру у него на глазах задавило трамваем секретаря МАССОЛИТа, причем какой-то консультант знал об этом заранее. На вопрос об иконке Иван отвечает, что консультант этот с нечистой силой знается и лично с Понтием Пилатом знаком. Иван рвется звонить в милицию, потом кидается головой в окно, стекло которого оказывается небьющимся. На него наваливаются, делают ему успокаивающий укол, он зевает и говорит, что они его все-таки заточили, теперь сами же за все и поплатятся, а его сейчас больше всего интересует Понтий Пилат
Степа Лиходеев, директор театра Варьете, просыпается утром у себя, в квартире №50 в шестиэтажном доме по Садовой улице, которую он занимает пополам с покойным Берлиозом. Квартира эта пользуется дурной славой: два года назад начались необъяснимые исчезновения жильцов из квартиры. Исчезали жильцы и их перепуганные жены, комнаты оказывались опечатанными, а затем и сама владелица квартиры, вдова ювелира Анна Францевна де Фужере, спешно отправилась на дачу и не возвращается в Москву. Ночью пропала и ее пожилая прислуга. Вскоре печати сняли и сюда вселились преуспевающие Берлиоз и Лиходеев. С трудом открыв глаза после бурно проведенного вечера, мучаясь от тяжелого похмелья, Лиходеев видит в свой комнате неизвестного человека в черном берете; одетого во все черное. Незнакомец оказывается весьма любезен и предупредителен; как по волшебству, возникает столик с водкой, икрой и грибочками; незнакомец, сетуя на Степину забывчивость, сообщает, что Лиходеев вчера подписал с ним контракт на семь выступлений в Варьете профессора черной магии. Потрясенный Степа обнаруживает на документах, предъявленных незнакомцем, свою подпись и резолюцию финдиректора Варьете Римского. Выбравшись в коридор к телефону, он видит сургучную печать на двери Берлиоза, что поражает его еще больше. Римский по телефону подтверждает факт заключения контракта с заграничным магом. Вернувшись в спальню, Степа обнаруживает там странную троицу: клетчатого типа, длинного как жердь и в пенсне, здоровеннейшего черного кота и профессора магии — Воланда. Тот говорит, что это — его свита и свита требует места, поэтому в квартире кое-кто лишний, и этот лишний — Степа. Из зеркала выходит маленький субъект, в котелке на голове и с торчащим изо рта клыком. Он говорит, что вообще не понимает, как Лиходеев попал в директора, что он такой же директор, «как я архиерей». Кот замечает: «Ты не похож на архиерея, Азазелло» Азазелло спрашивает у Воланда разрешения выкинуть Лиходеева из Москвы ко всем чертям. Все кружится вокруг Степы, ему кажется, что он умирает, и вдруг он обнаруживает себя сидящим на берегу моря, а за его спиной — город. Это Ялта.
Иван Николаевич Бездомный просыпается в сверкающей чистотой больничной палате. Приветливая фельдшерица здоровается с ним, открывает штору, и за окном виден берег реки и сосновый бор. Ивана моют, одевают в чистое белье, отводят в кабинет, где его обследуют, потом снова доставляют в палату и кормят. Он решает дождаться главного. В палату входит множество людей в белых халатах, впереди — человек лет сорока пяти, с пронзительными глазами и вежливыми манерами. Он представляется доктором Стравинским.
Иван, понимая, насколько умен этот доктор, слушает, как тот объясняет, спокойно, последовательно и логично, почему его, Ивана, вчерашние действия по поимке иностранного консультанта выглядели ненормальными и почему ему пока что лучше остаться в психбольнице. Иван восклицает, что «его необходимо поймать»; Стравинский предлагает ему все изложить на бумаге. Приносят карандаш и бумагу, через пару минут знаменитый профессор на глазах восхищенной свиты погружает Ивана в глубокий сон, делает распоряжения по лечению и, сказав, по своему обыкновению: «Ну, вот и славно!» — продолжает обход больных. 
Председатель жилищного товарищества дома № 302-бис по Садовой улице Никанор Иванович Босой находится в «страшнейших хлопотах»: в полночь приезжает комиссия, сообщает ему о смерти Берлиоза и вместе с ним опечатывает квартиру покойного. Было объявлено, что жилплощадь переходит в распоряжение жилтоварищества, и с семи часов утра к Босому посыпались заявления с претензиями на жилплощадь Берлиоза. В полдень он просто сбегает, поднимается в эту самую квартиру № 50, пользуясь дубликатами ключей, заходит в комнату Берлиоза и с удивлением видит длинного, тощего гражданина в клетчатом. На суровый вопрос председателя, кто он такой, пришелец называется Коровьевым, несет какую-то чушь о Лиходееве, который пригласил иностранного артиста выступить в своем Варьете, о просьбе Лиходеева прописать временно иностранца в квартире (письмо, как оказалось, уже находится в портфеле председателя), о капризном артисте-миллионере. Заканчивается эта речь конкретным деловым предложением: за хорошие деньги сдать на неделю квартиру. Поскольку в бюджете жилтоварищества ощущается изрядный дефицит, Никанор Иванович соглашается подписать контракт, получает пять новеньких банковских пачек, выдает расписку и еще выпрашивает две контрамарки на выступление артиста. Как только он выходит, из спальни доносится голос Воланда: «Мне этот Никанор Иванович не понравился. Он выжига и плут. Нельзя ли сделать так, чтобы он больше не приходил?» Коровьев отвечает «Мессир, вам стоит только приказать!» — тут же набирает телефон и доносит, что у Никанора Иваныча в вентиляции находится четыреста долларов. Через пять минут к обедающему Никанору Ивановичу приходят двое, спрашивают, где сортир, и вынимают из-за вентиляционной решетки пачку долларов в газете. Еще через две минуты жильцы видят, как Никанор Иванович в сопровождении двух лиц следует к воротам дома.
В кабинете финансового директора театра Варьете Римского сидят двое: сам Римский и администратор Варенуха. Они рассматривают свежие афиши о сеансах черной магии профессора Воланда «с полным ее разоблачением». Уже начало третьего, а Степа, звонивший в одиннадцать утра, еще не появлялся. Приносят телеграмму из угрозыска Ялты, в которой сообщается, что туда в половине двенадцатого явился «психический» без сапог и назвался Лиходеевым. Римский телеграфирует, что директор в Москве. Начинают сыпаться телеграммы-молнии из Ялты, в которых гражданин, называющий себя Лиходеевым, умдляет удостоверить его личность по фотоснимку подписи. Финдиректор в растерянности удостоверяет подпись, а Варенухе удается дозвониться в квартиру Лиходеева веселый гражданин, который называет себя Коровьевым сообщает, что Степа уехал за город кататься на машине Римский рассвирепев, посылает Варенуху со всеми телеграммами к вышестоящему начальству доложить о художествах Лиходеева Тот забегает к себе чтобы взять кепку и тут звонит телефон Голос в трубке, велит ему эти телеграммы никуда не носить и никому не показывать. Администратор выбегает из театра, но по пути ему попадаются двое («котообразный толстяк» и «маленький, но с атлетическими плечами, рыжий как огонь, один глаз с бельмом, рот с клыком») Они избивают его, отнимают портфель с телеграммами и быстро доставляют на квартиру № 50 в доме по Садовой улице. Тут оба разбойника пропадают а вместо них появляется в передней совершенно нагая девица, рыжая с горящими глазами и уродливым шрамом на шее «Дай-ка я тебя поцелую» — говорит она, и Варенуха понимает, что сейчас произойдет самое страшное
Иван Бездомный в своей палате пытается сочинить заявление насчет страшного консультанта, но заявление получается глупое. Внутренний голос нашептывает ему, что не такое уж это важное происшествие — редактора трамваем задавило — и что умнее было бы расспросить вежливо о том, что же дальше произошло с Иешуа и Понтием Пилатом. «Дом скорби» засыпает, Иван успокаивается Вдруг на балконе появляется таинственная фигура и грозит Ивану пальцем. Иван видит на балконе мужчину, который предостерегающе прижимает палец к губам.
Театр Варьете набит битком, все билеты проданы. Но финдиректор Римский озабочен: к исчезновению Лиходеева присоединилось исчезновение Варенухи. Когда финдиректор пытается дозвониться в соответствующее учреждение, выясняется, что телефоны в театре не работают. Прибывает маг со свитой. Перед занавесом появляется штатный конферансье Жорж Бенгальский. Он болтает всякую чепуху, затем представляет зрителям Воланда. Неизвестно откуда появляется кресло, маг усаживается и спрашивает у клетчатого: «Скажи мне, любезнейший Фагот... как по-твоему, ведь московское народонаселение значительно изменилось?..» Фагот-Коровьев соглашается, и Воланд продолжает свою мысль о том, что горожане и город сильно изменились, но изменились ли они внутренне? Воланд отдает распоряжение позабавить зрителей фокусами, и начинается представление: фокусы с картами, которые, как по волшебству, превращаются в деньги. Фагот-Коровьев стреляет в воздух из пистолета, и сверху на публику начинает сыпаться дождь из червонцев. Веселье и изумление охватывает весь театр, люди кидаются ловить бумажки в воздухе, шарят между проходами. Происходят даже небольшие столкновения между зрителями Конферансье, стараясь придать этому безобразию приличный вид, пытается комментировать происходящее, призывает маэстро Воланда разоблачить этот фокус, заявив, что сейчас граждане увидят, как эти якобы денежные бумажки исчезнут. Фагот кричит, что бумажки настоящие, и заявляет, что Бенгальский уже ему надоел. Он спрашивает, что бы такое с ним сделать? Чей-то суровый голос говорит: «Голову ему оторвать». И, к ужасу публики, черный кот, вспрыгнув на плечи Бенгальскому, в два поворота отрывает ему голову. Коровьев поднимает голову за волосы. Голова кричит: «Доктора!» Раздается женский голос, покрывая гам в зале: «Не мучьте его!» Маг поворачивает лицо в сторону этого голоса и говорит, что «они — люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было... Ну, легкомысленны., и милосердие иногда стучится в их сердца. . в общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их ..» И громко приказывает: «Наденьте голову». Кот возвращает голову Бенгальского точно на место, несчастного конферансье выводят со сцены, и ему делается плохо. Фагот объявляет, что теперь, когда этого надоедалу сплавили, «давайте откроем дамский магазин» На сцене появляется магазин дамского платья и обуви. Всех желающих приглашают бесплатно обменять свою одежду на платья из лучших парижских магазинов. Дамы одна за другой кидаются на сцену, выбирают, примеряют и тут же, за занавеской, переодеваются, оставляя свою одежду Когда Фагот объявляет, что магазин через минуту закроется, начинается неимоверная суета, фагот стреляет в воздух, чудесные товары исчезают, последней тает в воздухе гора старой одежды и обуви, и сцена становится чистой и строгой. Из начальственной ложи раздается строгий голос Аркадия Аполлоновича Семплеярова, председателя акустической комиссии московских театров, который высказывает мнение, что было бы неплохо немедленно разоблачить все эти фокусы. Фагот отвечает, что разоблачать нечего, Аркадий Аполлонович настаивает, и все заканчивается безобразным скандалом: Фагот разоблачает не фокусы, а амурные похождения самого Аркадия Алоллоновича, что приводит к публичному скандалу между его женой и молодой родственницей (по-видимому, тоже его любовницей). Наглый котяра, Фагот, а еще раньше
—	маэстро Воланд непонятным образом исчезают со сцены.
Таинственный посетитель, погрозивший Ивану Бездомному пальцем, входит в его палату Иван видит человека лет тридцати восьми, одетого в больничное. Он бритый, темноволосый, с острым носом и встревоженными глазами. На вопрос Ивана, как он сюда попал, незнакомец отвечает, ито ему удалось стащить связку ключей и он теперь имеет возможность выходить на общий балкон и иногда навещать соседа Иван интересуется, почему незнакомец не убегает. Тот отвечает, что ему некуда бежать. Он спрашивает Ивана о его профессии и,, узнав, что тот — поэт, сильно огорчается Добившись от Ивана искреннего признания, что стихи его чудовищны, и взяв с него клятву больше не писать, он пожимает ему руку. Когда выясняется, что Иван попал сюда из-за Понтия Пилата, незнакомец восклицает- «Как!? Потрясающее совпадение! Умоляю, умоляю, расскажите!» Выслушав рассказ Ивана, гость кладет руку ему на плечо и говорит, что нельзя было «держать себя с ним столь развязно». На вопрос Ивана, кто же был этот иностранец, гость отвечает: «Вчера на Патриарших вы встретились с сатаной». Гость сожалеет, что с ним встретился Иван, а не он. На вопрос — почему? — гость признается, что он написал о Понтии Пилате роман. Иван с интересом спрашивает- «Вы — писатель?» Гость делается суровым и отвечает: «Я — мастер». Вынув из кармана халата черную шапочку с вышитой на ней желтым шелком буквой «М», он надевает ее и говорит: «Она своими руками сшила ее мне». Уступая просьбам Ивана, гость рассказывает о себе.
Историк по образованию, он работал в одном из московских музеев, занимался переводами с английского, французского, немецкого, латинского и греческого. Однажды ему повезло — он выиграл крупную сумму по облигации, купил книг, снял две комнаты в подвале маленького домика, бросил службу в музее и стал сочинять роман о Понтии Пилате. Это был «золотой век», роман летел к концу, и автор уже знал, что последними словами в романе будут: «...Пятый прокуратор Иудеи всадник Понтийский Пилат». Однажды на прогулке он встретил женщину, которая несла в руках отвратительные желтые цветы (он так и не знает их названия). Она свернула с Тверской в переулок и обернулась. Его поразила не столько ее красота, сколько необыкновенное одиночество в глазах. Она спросила, нравятся ли ему цветы, он ответил — нет. Подойдя к ней, он вдруг понял, что именно эту женщину он любил всю жизнь. «Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила сразу нас обоих! Так поражает молния, так поражает финский нож!» Она разговаривала с ним так, будто они расстались вчера, будто знали друг друга много лет, и очень скоро эта женщина стала его тайной женой. Об их связи не знал никто, в том числе и ее муж. Они проводили вместе все дни, растапливали печку и пекли в ней картофель. Он писал роман, она перечитывала написанное и шила «вот  
эту самую шапочку» Она сулила ему славу, подгоняла его, и вот тут- то и стала называть его мастером. Она говорила, что в этом романе
—	ее жизнь. Настал час, когда роман был дописан, «пришлось покинуть тайный приют и выйти в жизнь». «И я вышел в жизнь, держа его в руках, и тогда моя жизнь кончилась».
Из дальнейшего бессвязного рассказа Иван понимает, что с его гостем случилась какая-то катастрофа. В журнале роман под нелепым предлогом отказались печатать. Иван вспоминает скандал и коллективную травлю какого-то литератора (фамилию он не помнит) После того, как одна из газет рискнула опубликовать отрывок из романа, автора назвали «воинствующим старообрядцем», «врагом», прозвучало клеймящее и непонятное мастеру слово «пилатовщина» Мастер все чаще впадал в тоску, его преследовал страх. У него появился новый друг, Алоизий Могарыч, очень умный и внимательный человек, который, однако, очень не нравился возлюбленной мастера. Она чувствовала, что с мастером творится что-то неладное, она похудела и побледнела, перестала смеяться и просила у него прощения за то, что посоветовала ему напечатать отрывок. Однажды в октябре, когда она ушла, он лег на диван и заснул. Он лег заболевающим, а проснулся больным У него хватило сил добраться до печки и разжечь огонь. Он вынул рукопись романа и стал жечь ее. И тут, среди ночи, появилась она, вся мокрая от дождя. Голыми руками она выхватила из печки последнее, что там оставалось. Он затоптал огонь, а она заплакала, неудержимо и судорожно. Он признался, что возненавидел этот роман, боится и болен. Она аккуратно сложила обгоревшие листики, перевязала их лентой и сказала, что больше не хочет лгать, что объяснится с мужем и навсегда переедет к нему, мастеру Через четверть часа после того, как она ушла, к нему постучали и арестовали его. Его освободили через несколько месяцев, совершенно безумного, и он сам, на попутном грузовичке, приехал в клинику. На вопрос Ивана, почему он не дал знать о себе своей возлюбленной, мастер отвечает, что перед нею бы легло письмо из сумасшедшего дома. В ответ на робкое предположение Ивана, что он ведь может выздороветь, мастер отвечает, что он неизлечим.














Ум финдиректора Римского заходит за разум. Он чувствует, что добром эта история с сеансом черной магии не кончится, и оказывается прав: с улицы раздаются улюлюканье и свист. Обманутые фирмой «поганого Фагота» дамы оказываются в одном нижнем белье, раздаются милицейские свистки. Римский понимает, что ему одному придется пить горькую чашу ответственности. Надо звонить, сообщать о происшедшем, просить помощи, отвираться, валить все на Лиходеева, выгораживать самого себя. В театре все стихает, и он понимает, что остался один. Из дверей кабинета тянет погребной сыростью, часы начинают бить полночь. Открывается дверь, и входит Варенуха, которого сперва пугается Римский. Он расспрашивает Варенуху и постепенно успокаивается, потому что Варенуха объясняет, что отнес лиходеевские телеграммы «туда» и «там» быстро разобрались, что все происшедшее было дурацким розыгрышем пьяного Лиходеева, который сейчас в вытрезвителе. Но что-то настораживает Римского, и он чувствует, что все, что рассказывает Варенуха, — ложь. К тому же обычно полнокровный администратор бледен, на шее у него в душную ночь зачем-то повязано кашне. И еще у него появилась отвратительная манера «присасывать и причмокивать». Наконец, Римский с ужасом замечает, что Варенуха не отбрасывает тени. Варенуха догадывается, что он раскрыт, и, быстро отпрыгнув к двери, запирает ее на замок. Римский отступает к окну, но за ним появляется голая девица, которая, протягивая руку через форточку, старается достать до шпингалета. Рама начинает открываться, Римский отчетливо видит пятна тления на груди девицы. Слабо вскрикнув, он выставляет вперед портфель, пытаясь прикрыться им, как щитом. Голая девица вступает на подоконник, и в этот момент раздается крик петуха. Девица, заскрежетав зубами, вылетает в окно, а следом за нею — Варенуха. Поседевший и состарившийся за одну ночь Римский выбегает из театра, на такси мчится на вокзал и уезжает на курьерском поезде невесть куда.
Этой ночью в клинику доктора Стравинского один за одним поступают новые пациенты. Из Варьете привозят человека, который плачет и просит вернуть ему голову. Затем по соседству с Иваном помещают Никанора Ивановича — председателя жилтоварищества. Он поминутно читает молитвы и кается, что деньги, конечно, брал, случалось, но — «наши, советские», а валюту в глаза не видел. Он кричит, что Коровьев — черт. Люди из соответствующих органов съездили на Садовую и, осмотрев запечатанную квартиру, убедились, что она пуста и все печати на месте. Никанор Иванович после лекарства успокаивается и засыпает. Ему снится сон, будто он оказался среди граждан, которых согнали в какой-то зал, и выступающий на сцене конферансье требует: «Сдавайте валюту», перемежая странное действо концертными номерами и сценками сдачи валюты отдельными гражданами.
А в палате по соседству Ивану Бездомному снится, что солнце уже снижается над Лысой Горой...
Солнце уже снижается над Лысой Горой, опоясанной двойным оцеплением Сюда под конвоем едут в повозке трое осужденных с белыми досками на шее. на досках написано: «Разбойник и мятежник» Чикто не пытается отбить осужденных, и, когда солдаты оттесняют людей подальше от места казни, толпа возвращается в город, поскольку здесь уже нет ничего интересного. Кроме участников казни на гор.:, никем не замеченный, остается лишь один человек, который спрятался с северной стороны и сидел на камне с самого начала казни уже четвертый час. Это Левий Матвей. Он проклинает себя за то, что не смог исполнить свой план — вспрыгнуть на повозку и одним ударом избавить Иешуа от мучений. Но у него не было ножа, и пока он бегал обратно в город и воровал нож в ближайшей хлебной лавке, казнь уже началась. Теперь он проклинает себя и Бога за то что Бог не посылает Иешуа смерть. Но тут солнце исчезает, закрытое огромной грозовой тучей. По приказу Марка Крысобоя палачи дают осужденным пить. Становится все темнее. Исполняя тайный приказ Пилата, палач колет Иешуа копьем в сердце, и тот умирает Потом, под удары грома, он так же поит и убивает двух других осужденных. Центурион Марк Крысобой командует снять оцепление, и солдаты бегут с холма. Тьма накрывает Ершалаим. В темноте, под дождем и ударами молний, Левий Матвей перерезает веревки, которыми привязан Иешуа, и уносит его тело.
В пятницу, на следующий день после сеанса черной магии в Варьете, в Москве со множеством людей случаются разные неприятности. Одни, повстречавшись с Коровьевым или котом Бегемотом, по падают в психушку. Другие, посетив «нехорошую квартиру» на Садовой, знакомятся с клыкастым Азазелло и бесстыжей рыжей девицей - ведьмой Геллой. И это знакомство заканчивается для них плачевно. Кое-кого арестовали. А деньги, которые сыпались на посетителей Варьете, оказались простыми бумажками.
Часть вторая
Возлюбленную мастера звали Маргарита Николаевна. Она жила с мужем, который обожал ее, и ни в чем не нуждалась. Но ни одной минуты она не была счастлива. Ей нужен был мастер, которого она любила. После той страшной октябрьской ночи Маргарита предпринимала все возможное, чтобы узнать хоть что-нибудь о его судьбе но все тщетно. Прошла зима. И однажды Маргарита просыпается с предчувствием, что сегодня что-то произойдет. Кроме того, в эту ночь ей приснился сон, который она восприняла как вещий: ей снился мастер, который манит ее рукой и зовет по имени Этот сон может означать одно из двух: либо мастер мертв и приходил за ней, либо жив и, значит они еще встретятся. Она отправляется гулять к месту их первой встречи — в Александровский сад По дороге она встречает похоронную процессию, которую составляют люди со странно растерянными лицами Сидя на той самой скамейке, на которой они сидели с мастером ровно год назад, Маргарита думает — кого это хоронят? Рядом раздается мужской голос «Берлиоза Михаила Александровича» Маргарита с удивлением обнаруживаем неожиданного соседа — огненно-рыжего, с клыком Тот говорит, что он послан «по дельцу» — пригласить сегодня Маргариту в гости к одному очень знатному иностранцу Разгневанная таким наглым сводничеством Маргарита встает, чтобы уйти, но Азазелло начинает цитировать строки из романа мастера, и Маргарита возвращается. Узнав у Азазелло, что мастер жив и визит к «безопасному» иностранцу поможет ей отыскать мастера, она принимает его предложение. Азазелло передает ей крем, которым она должна сегодня вечером, в половине десятого, раздевшись донага, натереться. В десять Азазелло позвонит ей, и ее доставят куда нужно.
Маргарита сидит в своей спальне в одном купальном халате, наброшенном на голое тело, и смотрит на часы. Когда стрелка падает «на двадцать девятую минуту десятого», она открывает золотую коробочку, полученную от Азазелло, и легкими движениями принимается втирать в кожу желтоватый, пахнущий болотными травами и лесом крем. Глянув в зеркало, Маргарита видит волшебную перемену в своей внешности. «На тридцатилетнюю Маргариту из зеркала глядела женщина лет двадцати». Тело ее розовеет, загорается, а потом теряет вес Маргарита подпрыгивает и повисает в воздухе, затем медленно опускается. Втирания изменяют ее не только внешне В каждой частице ее тела вскипает радость, Маргарита ощущает себя свободной, свободной от всего Она быстро пишет мужу записку с просьбой простить ее ^ поскорее забыть. Звонит Азазелло и говорит «Пора! Вылетайте.. Вас ждут!» В спальню, пританцовывая, влетает половая щетка. Маргарита взвизгивает от восторга и вскакивает на щетку верхом. Следуя указаниям Азазелло, она кричит: «Невидима, невидима!» — и, перелетев ворота, вылетает в переулок. Летя беззвучно и медленно, она пересекает Арбат, проплывает в переулок с высокими домами, и ее внимание привлекает надпись: «Дом Драмлита». В этом доме живет критик Латунский, чьи статьи погубили мастера. Определившись по доске с фамилиями жильцов, Маргарита влетает в окно квартиры Латунского на восьмом этаже. Впав в ярость, она устраивает там страшный погром, разбивает все зеркала и люстры. открывает все краны, потом вылетает в окно и несется по всем этажам, разбивая все стекла на своем пути В окне третьего этажа Она видит испуганного маленького мальчика, который зовет маму. Она влетает в комнату, успокаивает мальчика, говорит, что она ему снится. Дождавшись, пока мальчик уснет, она тихонько улетает.
Путь Маргариты, летящей в лунном свете, лежит к реке, где она купается, потом к Лысой Горе, где ведьмы правят свой шабаш; ведьмы и русалки приветствуют ее, толстомордые лягушки играют марш в ее честь. Некто козлоногий подносит ей бокал шампанского и, узнав, что она прибыла на щетке, заявляет, что это неудобно, и вызывает машину. Машиной управляет грач в фуражке и кожаных крагах. На машине Маргарита летит в Москву На каком-то кладбище ее встречает Азазелло, и они вместе летят в дом на Садовой, где Азазелло бесшумно открывает дверь квартиры № 50. Они долго идут в полной темноте, и Маргарита удивляется, как в обычной московской квартире может быть столько места. Их встречает Коровьев. После своих обычных ужимок и трескотни он переходит к делу, говорит, что, поскольку Маргарита — женщина умная, она уже, вероятно, догадалась, кто их хозяин Раз в год «мессир дает один бал» — весенний бал полнолуния. По традиции, хозяйка бала должна быть местной уроженкой и носить имя Маргарита Не откажется ли она принять на себя эту обязанность Маргарита соглашается, и ее ведут в комнату, где сидит «тот, кого, бедный Иван на Патриарших прудах убеждал в том, что дьявола не существует Этот несуществующий., сидел на кровати» Он одет в длинную грязную ночную рубашку, заплатанную на одном плече Ведьма Гелла натирает ему колено какой- то дымящейся мазью У спинки кровати стоит Азазелло. Перед маленьким шахматным ^толиком сидит громадный кот, держащий в правой лапе шахматного коня Воланд, улыбнувшись, приветствует «королеву», извиняется за свой «домашний» вид. нога разболелась, а тут этот бал. Маргарита просит разрешения полечить колено Воланда. Тот соглашается. Горячая, как лава, мазь обжигает руки, но Маргарита, стараясь не- морщиться, втирает ее в колено. Воланд спрашивает, нет ли у нее какой-нибудь печали, отравляющей душу тоски. Умная Маргарита отвечает, что нет, а сейчас, когда она в гостях у Воланда, ей совсем хорошо Азазелло объявляет, что полночь приближается.
Маргариту ведут к бассейну, где вначале купают в крови, а затем в ароматной воде. На ноги ей надевают туфли, сшитые из лепестков розы, на голову — королевский алмазный венец, на шею — тяжелую цепь с изображением черного пуделя. В сопровождении Коровьева и Бегемота она делает шаг в полную тьму Кот пронзительно взвизгивает: «Бал!» На Маргариту обрушиваются свет, звуки и запахи. Она пролетает по залам, где играют оркестры всех времен и народов, бьют фонтаны, в бассейнах пенится шампанское. Они останавливаются на площадке гигантской лестницы. Маргариту устанавливают на место, предназначенное для хозяйки бала, под правую ногу подкладывают подушку, рядом встают Коровьев и Азазелло, у ног устраивается Бегемот. Перед собой она видит огромную лестницу и швейцарскую, которые вначале пусты, а затем наполняются гостями, прибывающими через камин, — кто в виде полуразложившегося праха, кто на виселице, кто в гробу. Ударившись оземь, останки превращаются в кавалеров, одетых во фраки, и дам — обнаженных но в туфельках и с перьями в прическах. Нескончаемым потоком гости поднимаются по лестнице, мужчины целуют Маргарите руку, а дамы — правое колено. И каждому из них Маргарита должна сказать два-три слова, улыбнуться. Свита представляет ей гостей. Здесь знаменитые убийцы, чернокнижники, палачи, самоубийцы, короли сводницы, шулера, сыщики... Внимание Маргариты привлекает молодая женщина «с какими-то беспокойными и назойливыми глазами» Коровьев сообщает ей на ухо, что эта «скучная женщина. . обожает балы, и все мечтает пожаловаться на свой платок». Ее изнасиловал ее хозяин, после чего она родила ребенка и задушила его платком Теперь ей каждое утро, вот уже много лет, подают этот самый платок. На суде она говорила, что ей нечем было кормить новорожденного. Маргарита уделяет ей чуть больше внимания, чем положено, и приводит в отчаянье Коровьева («Что вы изволите делать, королева?! Получится затор!»). Женщина умоляюще смотрит на Маргариту и повторяет свое имя — Фрида. Маргарита советует ей напиться пьяной и ни о чем не думать.
Гости все идут и идут. Их лица сливаются в глазах Маргариты, она теряет силы и боится заплакать, колено ее распухает, она механически поднимает и опускает руку и одноообразно улыбается гостям. Но вот поток редеет и скоро иссякает. Маргарите еще нужно облететь залы, чтобы почтеннейшие гости не чувствовали себя брошенными. И вот они снова оказываются в большом зале. С последним ударом часов огромная толпа умолкает, и появляется Воланд. Перед ним возникает Азазелло с блюдом в руках, на котором — отрезанная голова Берлиоза, Воланд обращается к голове. Ее веки поднимаются, и на мертвом лице Маргарита видит живые и полные страдания глаза. Воланд говорит, что все сбылось. Берлиоз всегда был проповедником теории, что по отрезании головы жизнь в человеке прекращается и он уходит в небытие. Впрочем, все теории стоят одна другой. Среди них есть и такая, что каждому будет дано по его вере. «Да сбудется же это! Вы уходите в небытие, а мне радостно будет из чаши, в которую вы превращаетесь, выпить за бытие». Воланд взмахивает шпагой, и покровы головы спадают, она превращается в чашу в виде черепа с изумрудными глазами и жемчужными зубами. Появляется некто барон Майгель, наушник и шпион, который приставлен следить за Воландом на время его визита в Москву. К нему подходит один из свиты Воланда, ангел смерти Абадонна, снимает на секунду черные очки и смотрит барону в глаза. Барон падает навзничь, из его груди брызжет фонтан крови, которую Коровьев набирает в чашу. Воланд объявляет, что он пьет за здоровье гостей, затем протягивает чашу Маргарите. У нее кружится голова, но кто- то шепчет ей на ухо, что кровь уже ушла в землю и там, где она пролилась, уже растут виноградные гроздья. Не открывая глаз, Маргарита пьет, и по ее жилам пробегает сладкий ток. Где-то кричат петухи, и толпы гостей начинают терять свой облик. Тление на глазах Маргариты охватывает весь зал, огни угасают, колонны распадаются, и остается то, что было, — скромная гостиная ювелирши, и из приоткрытой двери в нее падает полоска света. В эту дверь и входит Маргарита.
В спальне Воланда все оказывается так же, как было до бала. Воланд в сорочке сидит на постели. Гелла накрывает на стол. У стола сидят Коровьев, Азазелло и, конечно же, Бегемот. Воланд говорит, что ночь полнолуния — праздничная ночь. Интересуется, как прошел этот утомительный бал. Коровьев трещит: «Потрясающе! Все очарованы, влюблены... сколько такта... сколько обаяния и шарма!» Воланд молча поднимает стакан и чокается с Маргаритой. Она покорно пьет и чувствует, как живое тепло растекается по животу. Время летит незаметно. Кот, как обычно, валяет дурака и веселит своими проделками всю компанию. Маргарита вопросительно глядит на Воланда. Тот улыбается ей в ответ, вежливо и равнодушно. Она чувствует себя обманутой: по-видимому, никто не собирается предлагать ей никакой награды. Она поднимается, чтобы уйти, прощается. Воланд спрашивает, не хочет ли она что-нибудь сказать на прощание. Маргарита отвечает, что если она еще будет нужна, то согласна выполнить все, что ему будет угодно. «Мы вас испытывали, — говорит Воланд, — никогда и ничего не просите... и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут! Садитесь, гордая женщина!.. Итак, чего вы хотите за то, что сегодня были у меня хозяйкой?.. И теперь уж говорите без стеснения, ибо предложил я» Маргарита, вспомнив умоляющие глаза Фриды, просит, чтобы ей перестали приносить тот самый зловещий платок. Воланд недоволен что она позволила милосердию взять верх над своими чувствами. Он отказывается брать на себя выполнение этого желания и велит, чтобы она все сделала сама. По подсказке Коровьева, Маргарита вызывает Фриду и объявляет, что ей больше не будут подавать этот платок. Воланд, обращаясь к Бегемоту, высказывает мнение, что нельзя наживаться на поступке непрактичного человека в праздничную ночь «Итак, это не в счет, я ведь ничего не делал. Что вы хотите для себя?»
—	«Я хочу, чтобы мне сейчас, сию же секунду, вернули моего любовника, мастера», — говорит Маргарита, и ее лицо искажается судорогой. В комнату врывается ветер, от подоконника на стол ложится зеленоватый платок ночного света, и в нем появляется мастер Маргарита подбегает к нему, целует, плачет. Но он отстраняет ее опускается на стул и угрюмо смотрит в землю. Воланд приказывает дать ему вина, после чего он успокаивается, его глаза становятся живыми и осмысленными. Воланд спрашивает, кто он такой и откуда. Мастер отвечает, что он — душевнобольной из дома скорби Воланд спрашивает, знает ли он, с кем сейчас говорит. Мастер отвечает, что знает. Воланд спрашивает, почему Маргарита называет его мастером. Тот отвечает, что она слишком высокого мнения о романе который он написал, — романе о Понтии Пилате. Воланд просит показать роман, мастер отвечает, что он его сжег. Воланд возражает: «Этого быть не может. Рукописи не горят». Кот подает Воланду рукопись, он молча смотрит на нее, затем — на мастера. Спрашивает, чего хочет Маргарита. Та отвечает, что желает снова вернуться в подвал в переулке на Арбате, чтобы лампа загорелась и все стало, как было После некоторого молчания Воланд обращается к мастеру: «В арбатский подвал? А кто же будет писать? А мечтания, вдохновение?» Мастер отвечает, что у него нет мечтаний и вдохновения тоже нет, его сломали и его ничто не интересует, кроме Маргариты. Роман ему ненавистен, он слишком много испытал из-за него. Воланд, улыбаясь, говорит, что его роман еще принесет ему сюрпризы, и желает ему счастья. Маргарита и мастер в Сопровождении свиты Воланда садятся в черную машину, и через час в подвале маленького домика на Арбате все стало так, как было до страшной октябрьской ночи прошлого года. Сидит Маргарита, а рядом возвышается стопка нетронутых тетрадей. В соседней комнате лежит в глубоком сне мастер. Маргарита открывает тетрадь и читает: «Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла невидимый прокуратором город... Пропал Ершалаим — великий город, как будто не существовал на свете... Странную тучу принесло со стороны моря.. Ливень хлынул неожиданно, и... гроза перешла в ураган».
В саду, на балконе, у стола, уставленного яствами и вином, возлежит прокуратор. Человек в капюшоне входит и приветствует его. Это — Афраний, начальник тайной службы. Прокуратор предлагает ему присоединиться к трапезе и, дождавшись, пока тот утолит голод, расспрашивает о казни на Лысой Горе. Афраний рассказывает, что никаких попыток возмущения со стороны толпы не было. Он лично удостоверился в смерти преступников. Осужденный Га-Ноцри сказал, что благодарит и не винит за то, что у него отняли жизнь. Еще он сказал, что в числе человеческих пороков одним из главных считает трусость. Прокуратор распоряжается немедленно и без всякого шума убрать тела казненных и похоронить их в тайне. Последний вопрос касается Иуды из Кириафа. Говоря о том, что, по его сведениям, Иуда получит деньги за предательство Иешуа и, по слухам, его зарежут сегодня ночью, Понтий Пилат дает Афранию понять, что он хотел бы, чтобы с Иудой случилось именно это. Но сам разговор прокуратор ведет так, будто просит принять все меры к охране жизни Иуды. Отпустив Афрания, Пилат видит, что уже наступили сумерки. Им овладевает тоска, и он зовет своего любимого пса — Бангу. Тот выскакивает на балкон, ложится у ног хозяина и чувствует, что хозяина постигла беда. Поэтому он поднимается, заходит сбоку и кладет голову на колени хозяина. Это означает, что он увешает человека и несчастье готов встретить вместе с ним. Так оба они — пес и человек — встречают праздничную ночь на балконе.
В это время гость прокуратора Афраний находится в больших хлопотах. В городе он стучится в один из домов, и ему открывает молодая женщина. Здесь он проводит совсем немного времени и уходит, а молодая женщина как тень, выскальзывает из дома.
Молодой человек идет по дороге ко дворцу первосвященника. Вскоре он выходит из дворца и спешит обратно в город. На половине пути его обгоняет молодая женщина, закутанная в покрывало. Она кажется ему знакомой, и он окликает ее: «Низа!» Она оборачивается и довольно сухо отвечает: «А, это ты, Иуда? Есть примета, что тот, кого не узнают, станет богатым...» Иуда расспрашивает Низу, куда она идет, — ведь они условились сегодня вечером встретиться у нее. Низа равнодушно отвечает, что ей стало скучно и она решила пойти за город послушать соловьев в Гефсиманском саду. Иуда, задыхаясь от волнения, просит разрешения сопровождать ее. Она, словно нехотя, соглашается, но велит ему сначала обождать- некоторое время, а потом идти к гроту в Гефсиманском саду А то их могут увидеть вместе, и пойдут сплетни. Она скрывается, Иуда некоторое время стоит, потом ноги сами несут его за город. Уже через несколько минут он оказывается среди масличных деревьев. Вскоре он слышит шум падающей воды в гроте и чьи-то шаги Он зовет Низу но вместо нее возникают две темные фигуры, и одна из них спрашивает «Сколько ты получил сейчас?» — «Тридцать тетрадрахм! — в отчаянии кричим Иуда. — Вот деньги! Берите, но отдайте жизнь!» Кошель мгновенно выхватывают из рук, как молния мелькает нож и вонзается в сердце Иуды. На дороге появляется третья фигура и передает двум первым какую-то записку. Те быстро упаковывают кошель и записку и исчезают в темноте.
Прокуратор забылся сном в своем дворце Ему снится, что он по лунной дороге идет прямо к луне, а рядом с ним — бродячий философ. Они ведут какой-то очень важный и сложный спор, причем ни один из них не может победить другого. Сегодняшняя казнь кажется прокуратору чистым недоразумением, ее не было И во сне жестокий прокуратор Иудеи от радости плачет и смеется. Сон Пилата прерывается появлением Афрания. Тот докладывает, что все случилось именно так, как предсказывал прокуратор: Иуду зарезали, а деньги подбросили в дом первосвященника с запиской. На мешке — кровь Иуды. Но найти убийц будет очень сложно, потому что в доме первосвященника отрицают, что кому-то выплачивали деньги. Далее Афраний рассказывает о том, как, явившись на вершину холма, погребальная команда не обнаружила одного трупа. Его пытался спрятать в пещере человек по имени Левий Матвей. Сначала он впал в отчаяние и злобу, но его удалось успокоить, объяснив, что тела будут погребены. Прокуратор благодарит Афрания за все сделанное и просит привести к нему Левия Матвея.
На балкон вступает маленький тощий человек в порванном хитоне. Глядя горящими глазами на прокуратора, он говорит что этой ночью в городе будет убит еще один человек — Иуда из Кириасра Наслаждение выражается в глазах прокуратора, и он отвечает что Иуду уже убили. На вопрос — кто? — он отвечает: «Это сделал я» Проходит час. Левия уже нет во дворце. Прокуратор спит и дышит беззвучно. «Так встретил рассвет пятнадцатого нисана пятый прокуратор Иудеи Понтий Пилат».
Наступает утро. Душа Маргариты находится в полном порядке ее не волнуют воспоминания, что она была на балу у сатаны, что каким-то чудом мастер возвращен ей, что из пепла возникла рукопись романа. Все так, как будто и должно быть. Через минуту она уже спит.
Между тем в одной из московских учреждений на большой площади всю ночь горит свет: целый этаж занят расследованием по делу Воланда и его свиты. Непрерывно поступают туда все новые и новые сообщения о чертовщине, происходящей в городе. В нехорошей квартире № 50, разумеется, побывали и неоднократно осматривали ее чрезвычайно внимательно, искали тайники. Однако все эти мероприятия результатов не дали, в квартире никого обнаружить не удалось. хотя звуки явно указывали, что там кто-то находится. Официальные же лица в один голос твердят, что никакого черного мага в Москве нет и быть не может. В конце концов следствие приходит к выводу, что и руководство театра Варьете, и поэт Иван Бездомный стали жертвами одной и той же шайки гипнотизеров и мошенников, возглавляемой этим самым магом. К утру поступает сообщение, что проклятая квартира опять подает признаки жизни: из нее несутся звуки пианино, а на подоконнике сидит неестественных размеров котище черной масти. Большая компания мужчин, одетых в штатское несколькими группами подъезжает к дому на Садовой. Стараясь держаться незаметно, люди разделяются на группы и поднимаются по парадной лестнице и черному ходу на пятый этаж.
В это время обитатели нехорошей квартиры заканчивают завтрак «А что это за шаги такие на лестнице?» — спрашивает Коровьев Азазелло отвечает ему «А это нас арестовывать идут». Дверь квартиры № 50, умело открытая отмычкой, распахивается, и одновременно через черный ход врывается вторая группа. Люди рассыпаются по всем комнатам, но нигде никого не находят. Зато в гостиной, на каминной полке, сидит громадный черный кот. Все попытки его поймать ни к чему не приводят' кот носится по комнате, перелетая с камина на занавески, оттуда — на люстру, и палит в пришедших из невесть откуда взявшегося пистолета. Пришедшие в ответ открывают стрельбу, но она вскоре сама по себе затихает, потому что пули никому не причиняют ни малейшего вреда. Даже несколько пуль подряд, выпущенные в голову окаянного кота, не производят своего действия. Эту кутерьму прерывает доносящийся невесть откуда тяжелый низкий голос «Что происходит в квартире? Мне мешают заниматься». Другой неприятный гнусавый голос отвечает: «Ну, конечно Бегемот!» Третий дребезжащий голос говорит: «Мессир! Суббота. Солнце склоняется. Нам пора». После этих слов нахальный котище прыгает на подоконник и скрывается за окном. В квартире вспыхивает пожар, и пришедшие отступают на лестницу. Мечущиеся во
дворе люди видят, как из окна квартиры вместе с дымом вылетают три темных силуэта и один силуэт обнаженной женщины. На прощание Коровьев и Бегемот устраивают погром и пожар в магазине Торгсина, а затем обедают в Грибоедове, где в них снова стреляют люди в штатском. Все кончается тем, что нечистая парочка растворяется в воздухе и Грибоедов сгорает дотла
На закате солнца высоко нал городом на каменной терассе находятся двое: Воланд и Азазелло. Они смотрят вниз на раскинувший ся город. Внезапно на терассе появляется человек в рваном хитоне. Левий Матвей Воланд раздраженно спрашивает, зачем он здесь Левий Матвей отвечает: «Он послал меня .. Он прочитал сочинение мастера и просит тебя, чтобы ты взял с собой мастера и наградил его покоем ...» Воланд спрашивает, почему же они не берут его к себе в свет. Левий Матвей печальным голосом говорит: «Потому что он не заслужил света, он заслужил покой» — «Передай что будет сделано», —отвечает Воланд, и Левий Матвей исчезает Воланд приказывает Азазелло, чтоб он летел к мастеру и Маргарите и все устроил Он покидает терассу, а через несколько минут появляются Коровьев с Бегемотом. Отчитавшись о последних похождениях, они спрашивают, какие будут распоряжения Воланд отвечает, что они могут отдыхать. Сейчас придет последняя гроза, она довершит все, что нужно довершить, и они тронутся в путь.
Проспав до субботнего вечера, мастер и его подруга чувствуют себя совершенно окрепшими. На круглом столе неизвестно кем сервирован обед. Мастер с удивлением вспоминает, что они вчера были на балу у сатаны. Его волнует вопрос, что они будут теперь делать Маргарита отвечает, что она любит его и все будет «ослепительно хорошо». Так они сидят, обнявшись, и слезы текут по их щекам. Слышатся шаги и гнусавый голос Азазелло: «Мир вам». Маргарита радостно встречает гостя, все осушают по рюмочке коньяку за встречу. В глазах Азазелло мастеру чудится что-то принужденное, и он догадывается, что Азазелло прибыл к ним с поручением Азазелло передает привет от мессира Воланда и подарок — бутылку вина, того самого, фалернского, которое пил пятый прокуратор Иудеи Понтий Пилат. Из совершенно заплесневелого кувшина разливается по стаканам рубиновое вино. Все пьют. Свет начинает гаснуть в глазах мастера, он еще успевает увидеть, как смертельно побледневшая Маргарита роняет голову на стол, а потом сползает на пол. Отравленные затихают. Азазелло разжимает Маргарите зубы и вливает несколько капель того же самого вина. Маргарита приходит в себя. То же самое Азазелло проделывает и с мастером. Тот поднимается, оглядывается «взором живым и светлым» и спрашивает. «Что же означает это новое?» Азазелло отвечает: «Это означает, что нам пора» Комната вспыхивает пламенем. Они выбегают к сараям, где их ожидают три черных коня. Вскочив на них, они несутся над городом
Грозу уносит без следа. На Воробьевых горах, ча холме — три темных силуэта. Воланд, Коровьев и Бегемот сидят на черных конях и смотрят на раскинувшийся за рекой город. Возле них опускаются три других всадника — Азазелло вместе с мастером и Маргаритой. «Нам пора. — обращается Воланд к мастеру — Прощайтесь с городом» Мастер смотрит на Москву, в первые мгновения щемящая грусть подкатывается к сердцу, но она сменяется «бродячим цыганским волнением» «Навсегда! Это надо осмыслить», — шепчет мастер Воланд спрашивает, совершилось ли прощание. Мастер, прямо и смело глядя ему в лицо, отвечает: «Да, совершилось». Над горами раздается страшный голос Воланда: «Пора!» Всадники поднимаются вверх город уходит в землю, оставив после себя только туман.
Волшебные черные кони несут своих седоков медленно, и неизбежная черная ночь догоняет их. Ночь густеет, летит рядом, хватает всадников за плащи и срывает их. Маргарита видит, как меняется их облик, на месте Коровьева-Фагота летит «темно-фиолетовый рыцарь с мрачнейшим, никогда не улыбающимся лицом». На вопрос Маргариты, почему он так изменился, Воланд отвечает, что когда-то этот рыцарь неудачно пошутил, разговаривая о свете и тьме, и из-за этого ему пришлось прошутить несколько больше и дольше, чем он рассчитывал. Но сегодня он свой счет оплатил и закрыл. Ночь оторвала и пушистый хвост у Бегемота и превратила его в худенького юношу, демона-пажа, лучшего из шутов, когда-либо существовавших в мире. Сбоку всех летит, блистая сталью доспехов, Азазелло. Луна изменила и его лицо: исчез безобразный клык, косоглазие оказалось фальшивым. Оба глаза его одинаково пусты и черны, а лицо — белое и холодное Это демон безводной пустыни, демон-убийца. Себя Маргарита видеть не может, зато видит, как изменился мастер. Волосы его собрались в косу, на ботфортах то потухают, то загораются звездочки шпор. И Воланд тоже летит в своем настоящем обличье. Невозможно сказать, из чего сделан повод его коня, возможно,"это лунные цепочки, и самый конь — только глыба мрака, и грива этого коня — туча, а шпоры всадника — белые пятна звезд.
Воланд осаживает своего коня на каменистой безрадостной плоской вершине. Луна заливает площадку ярким светом. Маргарита видит в пустынной местности кресло и в нем белую фигуру сидящего человека. Рядом лежит темная громадная собака. Всадники останавливают своих коней. Воланд, обращаясь к мастеру, говорит, что его роман прочитали и сказали, что он не окончен. «Мне хотелось показать вам вашего героя. Около двух тысяч лет он сидит на этой площадке и спит. Но когда приходит полная луна... его терзает бессонница... Он говорит одно и то же... что и при луне ему нет покоя и что у него плохая должность». К своей речи о луне он нередко прибавляет, что более всего в мире ненавидит свое бессмертие и неслыханную славу. Когда он спит, то видит всегда одно и то же — лунную дорогу, и ему хочется пойти по ней и разговаривать с арестантом Га- Ноцри, потому что он чего-то не договорил тогда, давно, четырнадцатого числа весеннего месяца нисана. Воланд говорит, что мастер может довершить свой роман одной фразой. И мастер, сложив руки рупором, кричит: «Свободен! Свободен! Он ждет тебя!» Горы превращают голос мастера в гром, этот гром разрушает их, и над черной бездной загорается необъятный город с садом. К этому саду протягивается лунная дорога, и первым по ней кидается бежать остроухий пес. Человек в белом плаще с кровавым подбоем вслед за своим верным стражем стремительно бежит по лунной дороге. Мастер спрашивает: «Мне туда, за ним?» Воланд говорит, что нечего гнаться по следам того, что уже окончено. Неужели мастер не хочет гулять со своей подругой под вишнями, неужели не приятно ему будет писать гусиным пером при свечах? «Туда, туда. Там ждет уже вас дом... По этой дороге, мастер... Прощайте!»
И мастер со своей подругой отправляются по песчаной «дороге к «вечному их дому».	
Эпилог
Москва еще долго гудит слухами о нечистой силе. Следствие по делу шайки гипнотизеров и чревовещателей продолжается некоторое время, но никакого результата не дает и заканчивается, «как вообще все кончается». Проходит несколько лет, и описанные события угасают в памяти граждан. Но не у всех.
Каждый год, как только приходит пора весеннего полнолуния, под вечер на Патриарших прудах появляется сотрудник Института истории и философии профессор Иван Николаевич Понырев, которого знали как поэта Ивана Бездомного. Придя под липы, он садится на ту самую скамейку, на которой сидел Берлиоз в тот вечер, когда в последний раз в своей жизни видел луну. Час или два проводит так Иван Николаевич и возвращается домой совсем больным. Перед рассветом он просыпается с криком, начинает плакать и смеяться. Ему снится палач, который колет в сердце привязанного к столбу осужденного. Потом все меняется перед спящим, и ему видится широкая лунная дорога, и на эту дорогу поднимается человек в белом плаще с кровавым подбоем. Идущие о чем-то спорят, пытаются договориться. В потоке лунного света появляется женщина, которая ведет за руку того, в ком Иван узнает мастера. Иван во сне протягивает к нему руки и спрашивает: «Так, стало быть, этим все и кончилось?» — «Этим и кончилось, мой ученик», — отвечает мастер, а женщина подходит к Ивану и говорит: «Все кончилось и все кончается». Она целует его в лоб и уходит со своим счастливым спутником к луне. Иван Николаевич спит со счастливым лицом и на следующей день просыпается совершенно спокойным и здоровым. «И до следующего полнолуния профессора не потревожит никто. Ни безносый убийца Гестаса, ни жестокий пятый прокуратор Иудеи всадник Понтийский Пилат».



Поиск
В нашей базе 2000 кратких изложений

Сохранить себе