Краткое содержание > Достоевский > ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ
ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ - краткое содержание


Краткое изложение и пересказ произведения по главам ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

Роман в шести частях с эпилогом
Часть первая. В начале июля, в очень жаркое время, под вечер из своей каморки под самой крышей пятиэтажного дома в С-м переулке выходит молодой человек и направляется к К-ну мосту. Это бывший студент Родион Романович Раскольников. Он задавлен бедностью, очень плохо одет, но «замечательно хорош собою, с прекрасными темными глазами, темно-рус, ростом выше среднего, тонок и строен». Раскольников идет к старухе-процентщице, чтобы заложить серебряные часы. Старуху зовут Алена Ивановна, она живет на четвертом этаже огромнейшего дома всего в семистах тридцати шагах от ворот дома Раскольникова. Живет она со своей младшей сестрой Лизаветой. Это совершенно забитое, робкое существо, находящееся в полном рабстве у Алены Ивановны, и работает на нее день и ночь. Сдать в заклад часы для Раскольникова не главная цель; к старухе он идет больше для того, чтобы уточнить последние детали, нужные ему для осуществления замысла: он собирается убить старуху-про- центщицу.
Получив от нее за часы всего рубль пятнадцать копеек, Раскольников на обратном пути заходит в распивочную, где случай сводит его с неким Семеном Захаровичем Мармеладовым. Это совершенно спившийся человек, потерявший место мелкий чиновник. Он рассказывает Раскольникову о себе. У его жены, Катерины Ивановны, от первого брака трое детей. Первый муж ее был офицером. За него Катерина Ивановна вышла по любви, бежала с ним из родительского дома. Но он оказался заядлым картежником, часто проигрывался, наконец попал под суд, а когда он умер, Катерина Ивановна осталась с малолетними детьми в нищете. С отчаяния она вышла замуж за Мармеладова, тоже вдовца с четырнадцатилетней дочерью Соней. Теперь вот он потерял место, и его дочь принуждена идти на панель, чтобы хоть как-то прокормить семью. А он пьет на ее деньги, терзается этим, но ничего с собой поделать не может.
Совсем охмелевшего Мармеладова Раскольников отводит домой. Катерина Ивановна при виде пропившегося мужа закатывает грандиозный скандал. Раскольников уходит, незаметно положив на окошко оставшиеся от размененного рубля монеты.
Утром следующего дня Раскольников получает письмо от матери из Р-й губернии с извинениями, что не посылала долго ему денег. Но теперь, кажется, дела налаживаются. Младшая сестра Раскольникова Дуня много терпела грубостей от господ Свидригайловых, у которых она находилась в гувернантках. Сам же Свидригайлов «возымел к Дуне страсть» и наконец «осмелился сделать Дуне явное и гнусное предложение, обещая ей разные награды». Жена Свидригайлова Марфа Петровна подслушала разговор мужа с Дуней, во всем обвинила Дуню и прогнала ее с места, да еще ославила по всему уезду, так что от семьи Раскольниковых все отстранились. Но потом Свидригайлов «одумался и раскаялся... представил Марфе Петровне полные и очевидные доказательства всей Дунечкиной невинности... Кроме того, в оправдание Дуни, явились и свидетельства слуг». Благожелательное отношение к Раскольниковым восстановилось, и к Дуне посватался надворный советник Петр Петрович Лужин. Человек он деловой, уже имеющий свой капитал, и вскорости едет в Петербург с намерением открыть адвокатскую контору, и он, Родион, мог бы в>будущем быть компаньоном Петра Петровича. В конце письма мать сообщает, что вместе с Лужиным в Петербург едут и они с Дуней.
Из письма Раскольников делает вывод, что Дуня по сути дела продает себя, выходя замуж за нелюбимого, гораздо старше годами человека, жертвует собой ради того, чтобы помочь брату окончить курс в университете, и он решает, что этому браку не бывать. Невольно Раскольников сравнивает свою сестру с Сонечкой Мармеладовой — они обе вынуждены жертвовать собой ради близких, и, размышляя об этом, он окончательно укрепляется в намерении убить старуху- процентщицу — молодые, полные сил люди не имеют возможности жить по-человечески, а эта бесполезная, вредная старуха заедает чужой век.
Раскольников отправляется к своему приятелю разумихину, но по пути, мучимый тяжелыми мыслями, забывает, куда он идет, поворачивает обратно. Завернув в харчевню, он выпивает там рюмку водки, которая действует на него слишком сильно. В полном изнеможении он заходит в кусты и засыпает. Ему снится страшный сон. Семи летним мальчиком он гуляет с отцом за городом. Они идут ча кладбище, где похоронен младший брат Родиона, умерший шести месяцев. У кабака, мимо которого они проходят, стоит запряженная в большую телегу тощая клячонка. Из кабака выходит пьяная компания мужиков. Один из них, Миколка, хозяин клячи, зовет всех садиться в телегу и, пытаясь стронуть клячонку с места, нещадно хлещет ее кнутом. К нему присоединяются еще два парня из толпы, клячонка брыкается, но телега ни с места. В ярости Миколка хватает оглоблю в намерении убить клячу, наконец берет железный лом и приканчивает ее. Маленький Родион в исступлении бросается на Миколку с кулаками, но отец хватает его на руки и уносит из толпы.
Проснувшись, Родион чувствует себя совершенно разбитым физически и опустошенным душевно. «Боже! — воскликнул он, — да неужели ж, неужели ж я в самом деле возьму топор, стану бить по голове, размозжу ей череп?.. Господи! Ведь я все же равно не решусь! Я ведь на вытерплю, не вытерплю!..» Он встает и идет домой с  
мыслью, что отрекается от своего намерения убить старуху. Однако на самом углу К-ного переулка он замечает сестру старухи-процентщицы Лизавету; из ее разговора с двумя торговцами он узнает, что завтра в седьмом часу она должна прийти к ним по какому-то делу; значит старуха останется дома одна. Раскольников понимает, что более удобного случая осуществить свой замысел у него не будет, «что нет у него более ни свободы рассудка, ни воли и что все вдруг окончательно решено». Раскольников вспоминает, как еще зимой он, зайдя в трактир, слышал разговор знакомого ему студента и офицера, игравших на биллиарде. Студент рассказывал офицеру о старухе-процентщице и говорил, что он убил бы эту вредную и злую старуху, ограбил и ее деньги употребил бы на спасение тысяч погибающих сейчас в нищете и болезнях людей; одна никчемная жизнь ничего не стоит по сравнению с тысячами спасенных, одно «крошечное преступление» загладится тысячами добрых дел. Этот услышанный разговор имел чрезвычайное влияние на Раскольникова, потому что в нем были высказаны мысли, совершенно совпавшие с его собственными, он воспринял его как какое-то предопределение, указанное свыше.
Придя домой, Раскольников ложится спать, а проснувшись, начинает готовиться: пришивает к подкладке пальто петлю для топора, из деревяшки и железной пластинки, завернутых в бумагу, делает подобие папиросницы, которая будет играть роль заклада, затем крадет в дворницкой топор и отправляется к старухе-процентщице. Пока старуха возится с пакетом, развязывая его, Раскольников бьет ее обухом по голове и убивает. Но тут некстати появляется Лизавета, и ему приходится убить ее тоже. Забрав ценности и отмыв топор от крови, Раскольников вдруг замечает, что входная дверь все это время была отворена. В ужасе он захлопывает ее, но тут же слышит шаги. Звякает дверной колокольчик, потом кто-то дергает дверь за ручку. Убедившись, что дверь заперта изнутри, пришедшие начинают подозревать неладное, идут за дворником. Раскольников выскальзывает из квартиры и, пересидев в пустой квартире, где шел ремонт, благополучно скрывается.
Часть вторая. Вернувшись домой, Раскольников долго лежит в полузабытьи, потом встает, тщательно осматривает свою одежду, пытается уничтожить последние улики; никак не может решить, куда спрятать похищенные деньги и вещи, мечется по комнате, пока вновь не впадает в забытье. Его будит дворник, который принес ему повестку из полиции. Терзаемый мыслями о содеянном, Раскольников отравляется в участок. Он готов во всем сознаться, но оказывается, что его вызвали по делу о взыскании с него денег по заемному письму, которое он когда-то выдал своей квартирной хозяйке. Раскольников принимается объяснять, что некоторое время назад обещал хозяйке жениться на ее дочери и она щедро его кредитовала; но потом ее дочь умерла от тифа, хозяйка попросила его, Раскольникова, дать ей это заемное письмо и обязалась никогда не подавать ко взысканию, ждать, пока он сам не заплатит. Письмоводитель диктует ему какую-то бумагу, которую он потом должен подписать, а Раскольников краем уха слышит разговор об убийстве старухи-процентщицы. С ним случается обморок, его приводят в чувство, и он, сказавшись больным, идет домой.
Дома он вспоминает, что до сих пор не спрятал деньги и вещи, взятые у старухи. Он рассовывает их по карманам пальто и выходит из дома. Долго бродит он по городу, порываясь бросить все в воду канала или Невы. Наконец в каком-то глухом дворе прячет деньги и вещи под камень и бредет дальше. Ноги сами несут его к дому его приятеля Разумихина, и он заходит к нему. Разумихин поражен совершенно больным видом Раскольникова, участливо расспрашивает его, предлагает помощь. Раскольников что-то бессвязно пытается ему объяснить; Разумихин предлагает Раскольникову немецкую статью для перевода, на котором можно заработать, дает денег. Раскольников берет их и уходит, но потом возращается, отдает и статью и деньги и уходит опять. На улице едва не попадает под коляску и получает от кучера удар кнутом по спине. Какая-то пожилая купчиха, приняв его за нищего, подает ему двугривенный. Вновь бродит Раскольников по набережной, одолеваемый какими-то смутными воспоминаниями. Ему становится странно и дико, что он теперь может думать о том же, о чем думал раньше, до убийства старухи. Ему кажется, что, совершив его, он как будто ножницами отрезал себя от всего остального мира. В безотчетном порыве он бросает в воду гривенный и бредет дальше.
Домой Раскольников приходит уже под вечер и вновь впадает в забытье. В бреду ему мерещится, будто где-то кричит его хозяйка и что ее бьет тот полицейский, с которым он разговаривал в участке. Очнувшись, он видит в своей каморке кухарку Настасью. Он просит у нее попить и вновь впадает в беспамятство.
Очнувшись в очередной раз, Раскольников видит у своей постели все ту же Настасью и какого-то молодого парня с бородкой. Потом входит Разумихин. Парень с бородкой представляется артельщиком из конторы купца Шелопаева; он принес Раскольникову перевод от матери — тридцать пять рублей. Разумихин рассказывает, что заемное письмо он у хозяйки забрал и поручился за Раскольникова, а из полицейского участка приходил письмоводитель Заметов и искал носки Раскольникова и панталоны. При этом известии Раскольников приходит в крайнее возбуждение, вскакивает с постели, мечется по комнате. Разумихин тем временем идет купить ему одежду.
По просьбе Разумихина приходит студент-медик Зосимов, чтобы осмотреть больного Раскольникова. Они с Разумихиным разговаривают об убийстве старухи-процентщицы. Из разговора выясняется, что по подозрению в убийстве арестовали красильщика Миколая, а Коха и Пестрякова, которые стучались в дверь к старухе, наоборот, отпустили. Красильщик якобы принес содержателю распивочной ювелирный футляр с золотыми сережками и просил за них под заклад два рубля, а на вопрос, где взял, сказал, что на панели поднял. Хозяин распивочной, узнав на следующий день об убийстве Алены Ивановны и ее сестры, пошел в ее дом, чтобы потихоньку разузнать, где Миколай. Его напарник Митрий сказал, что он загулял и ему, Митрию, пришлось одному работу заканчивать, а работа у них на одной лестнице с убитыми, во втором этаже. На третий день Миколай сам пришел в распивочную, и когда хозяин рассказал ему об убийстве, бросился бежать. Позже его задержали на постоялом дворе, он там зашел в сарай и хотел на балке повеситься. Виноватым он себя не признает, но теперь уже говорит, что коробочку с сережками нашел не на панели, а за дверью в квартире, которую они с Митрием красили.
Пока Разумихин с Зосимовым спорят об обстоятельствах убийства, в каморке Раскольникова появляется Петр Петрович Лужин, «господин немолодых уже лет, чопорный, осанистый, с осторожною и брезгливою физиономией». Он сообщает Раскольникову, что с часу на час должны приехать его мать и сестра, они остановятся в нумерах купца Юшина. Разумихин вставляет, что знает эти нумера — там грязь, вонь да и вообще подозрительное место, разве что дешево. Лужин спешит заверить, что это временно, что он уже приискал подходящую квартиру, ее сейчас отделывают, а он пока живет у своего молодого друга Андрея Семеновича Лебезятникова. Он начинает разглагольствовать о том, «что есть преуспеяние, или, как говорят теперь, прогресс». Он считает, что движет прогресс «личный интерес»; если рвать кафтан пополам и делиться с ближним, то оба будут наполовину голые, а устраивая свое собственное дело, тем самым устраиваешь и общественное. Разговор вновь возращается к убийству старухи-процентщицы. Зосимов и Разумихин соглашаются на том, что убил кто-то из закладчиков, их теперь уже допрашивают. Лужин рассуждает о том, что теперь преступления увеличились не только в «низшем классе», но и в «высших классах» — мужики не закладывают золотых вещей. В разговор неожиданно вмешивается Раскольников и говорит, что вышло по его же, Лужина, теории — если каждый должен соблюдать только свой собственный интерес, значит и людей резать можно. Затем дрожащим от злости голосом он спрашивает Лужина: «Правда ль, что вы сказали своей невесте... что выгоднее брать жену из нищеты, чтоб потом над ней властвовать?» Лужин заявляет, что эти слухи нарочно распускает мамаша Раскольникова. Раскольников взрывается и даже грозится спустить Лужина с лестницы. Возмущенный Лужин уходит, а вслед за ним и Разумихин с Зосимовым.
Раскольников некоторое время лежит, потом встает, надевает принесенную Разумихиным новую одежду и украдкой выходит из дома. Он вновь бесцельно бродит по городу, наконец заходит в трактир, спрашивает там газеты. К нему подсаживается письмоводитель из полицейского участка Заметов. Они ведут разговор об убийстве старухи-процентщицы. Раскольников дразнит Заметова намеками на обстоятельства убийства, говорит о том, что бы он сделал с похищенными у нее вещами, и наконец напрямик спрашивает у него: «А что, если это я старуху и Лизавету убил?» Ведь подозревал же он Раскольникова. Оставив Заметова в полной растерянности, Раскольников уходит и сталкивается на крыльце с Разумихиным. Тот приглашает Раскольникова к себе на новоселье, но Раскольников отказывается и уходит.
Он останавливается на мосту и там становится свидетелем ужасной сцены: какая-то женщина, пытаясь покончить жизнь самоубийством, прыгает с моста в воду. Городовой вытаскивает ее и приводит в чувство. Наблюдая за этим, Раскольников сам приходит к мысли о самоубийстве; он бредет дальше по улицам и неожиданно оказывается у дома старухи-процентщицы. Раскольников поднимается в ее квартиру; там идет ремонт. Он заводит разговор с рабочими, те его прогоняют, грозят свести в участок. Раскольников вновь бредет по улице. Вдруг неподалеку раздаются крики — человека раздавило колесами экипажа. Раскольников узнает в потерпевшем Мармеладова и просит полицейских отнести его домой. Их встречают Катерина Ивановна и перепуганные дети. Катерина Ивановна, причитая, хлопочет возле мужа. Приходит доктор и, осмотрев Мармеладова, заявляет, что он безнадежен. Посылают за священником и за Соней. Перед смертью Мармеладов просит прощения у Сони. Священник исповедует и причащает его, и он умирает. Раскольников отдает Катерине Ивановне все имеющиеся у него деньги и уходит. Его догоняет маленькая дочка Мармеладова Поленька, ее послала Соня поблагодарить Раскольникова. Раскольников просит ее помолиться за него, дает ей свой адрес и обещает зайти. Случившееся оказывает на него странное действие — он чувствует в себе новые жизненные силы: «Есть жизнь, — думает он. — Разве я сейчас не жил? Не умерла еще моя жизнь вместе с старою старухой!»
Раскольников заходит к Разумихину. Тот вызывается его проводить домой, имея в виду его болезненное состояние. По пути Разумихин рассказывает, что Заметов и Илья Петрович, полицейский, с которым Раскольников разговаривал в участке, серьезно подозревали его в убийстве старухи-процентщицы, но сейчас Заметов раскаивается, а следователь Порфирий Петрович желает с Раскольниковым познакомиться.
Придя домой, Раскольников видит сидящих на диване мать и сестру. Они бросаются к нему с криками радости, а с ним приключается обморок.
Часть третья. Раскольников приходит в сознание и видит хлопочущих над ним мать, сестру и Разумихина. Он признается им, что недавно выгнал Лужина, и упрашивает Дуню не выходить за него замуж, заявляет, что не может принять от нее этой жертвы, требует, чтобы она завтра же написала Лужину письмо с отказом. Дуня и Пульхерия Александровна поражены и расстроены. Разумихин пытается их успокоить, уверяет, что Родион просто бредит. Пульхерия Александровна порывается остаться с Родионом, чтобы ухаживать за ним, но Разумихин уговаривает ее пока оставить его, он сейчас в большом раздражении, и вызывается проводить ее и Дуню в их нумера. По пути он тсже дает весьма нелестную характеристику Лужину, заявляет, что он Авдотье Романовне не пара. Разумихин чувствует себя уже заинтересованной стороной, поскольку красота Авдотьи Романовны произвела на него очень сильное впечатление. Он приводит Пульхерию Александровну и Дуню в их нумера, обещает вернуться через четверть часа и привести с собой Зосимова, который все расскажет им о здоровье Родиона, а сам идет в каморку Раскольникова. Через некоторое время он действительно возвращается вместе с Зосимовым. Тот пытается успокоить Пульхерию Александровну и Дуню относительно здоровья Родиона, и ему это удается как нельзя лучше.
Утром следующего дня Разумихин опять идет в нумера к Пульхерии Александровне и Дуне. Они разговаривают о болезни Родиона, о том, как он вчера обошелся с Лужиным. Пульхерия Александровна рассказывает Разумихину, что Лужин вчера должен был встретить ее с дочерью на вокзале, а вместо этого прислал какого-то лакея с 
адресом этих нумеров и велел передать, что зайдет к ним сегодня поутру. Но не пришел, а прислал записку, где заявляет о своем нежелании встречаться с Родионом, который при вчерашней встрече был с ним весьма неучтив, и возмущается тем фактом, что Родион вчера отдал дочери раздавленного лошадьми пьяницы, «девице отъявленного поведения», все деньги, присланные ему матерью. Пульхе- рия Александровна просит у Разумихина совета, как быть, ведь Дуня настаивает на том, чтобы Родион обязательно встретился с Лужиным. Разумихин советует поступить так, как решила Авдотья Романовна, и они все отправляются к Родиону, где застают Зосимова. Зосимов заявляет им, что Родион совсем здоров, и тот действительно выглядит совершенно здоровым, встречает мать и сестру приветливо и ласково. Он рассказывает им о Мармеладове, о приключившемся с ним несчастье, объясняет, почему отдал его жене все деньги, которые были ему присланы, просит у матери прощения. Пульхерия Александровна смущается; не зная что сказать, вдруг сообщает, что умерла Марфа Петровна Свидригайлова — говорят, от того, что ее избил муж. Родион раздражается: зачем она ему это рассказывает? Пульхерия Александровна поспешно оправдывается, и у Родиона складывается впечатление, что мать и сестра его побаиваются. Разговор становится напряженным. Родион ни с того ни с сего начинает рассказывать, как он влюбился в хозяйскую дочку, некрасивую и всегда больную девушку, которая все о монастыре мечтала и любила нищим подавать. Потом он переходит на Лужина и снова заявляет сестре, что не примет ее жертвы: «Или я, или Лужин». Та уверяет, что с ее стороны никакой жертвы нет, что она для себя самой выходит замуж. Она просит мать показать Родиону письмо Лужина и уговаривает его обязательно быть на встрече с ним сегодня.
Внезапно появляется Соня Мармеладова. Ее прислала к Раскольникову Катерина Ивановна с просьбой быть у них завтра на отпевании и на поминках. Родион отвечает, что непременно будет. Пульхерия Александровна с Дуней прощаются и уходят, а Разумихина Родион останавливает, заявляя, что у него есть к нему дело. Дело состоит в том, что он отнес старухе-процентщице в заклад отцовские серебряные часы и сестрино колечко, которая она подарила ему на память, и хотел бы получить их обратно. Разумихин говорит, чтобы он зашел к следователю Порфирию Петровичу. Родион решает идти сейчас же. Они с Разумихиным провожают Соню до ворот. За ними наблюдает какой-то незнакомый господин. Потом незаметно идет за Соней до самого ее дома, вслед за ней поднимается по лестнице, чему- то радостно удивляясь. У самой двери он заговаривает с Соней, зачем-то сообщает, что он всего третий день в городе, поселился по соседству, и уходит в самом веселом расположении духа.
Раскольников и Разумихин приходят к Порфирию Петровичу, находят там Заметова. Раскольников излагает Порфирию Петровичу свое дело, при этом замечает пристальное к себе внимание с его стороны, настораживается, говорит сбивчиво, ему все кажется, что он в чем-то проговаривается, выдает себя. Порфирий Петрович угощает всех чаем. Разумихин за чаем вспоминает вчерашний спор о причинах преступлений. Он совершенно не согласен с социалистами, которые объясняют преступления как протест против ненормальности социального устройства. Получается, что стоит только какой-нибудь «математической голове» придумать нормальную социальную систему, и все человечество сразу станет праведным и безгрешным. Разумихин считает, что социалисты не любят, не учитывают живого процесса жизни; а живая душа не послушается их механики, «с одной логикой нельзя через натуру перескочить». Порфирий Петрович, в свою очередь, вспоминает статью Раскольникова под названием «О преступлении», напечатанную в одном журнале месяца два назад и очень его заинтересовавшую. В ней Раскольников писал, что все люди делятся на обыкновенных и необыкновенных. Первые предназначены для того, чтобы приумножать численность людей, вторые — чтобы двигать мир и вести его к цели. Люди необыкновенные, Ликурги Магометы, Наполеоны, все до единого были преступниками уже потому, что, давая новый закон, тем самым нарушали прежний. Если бы открытиям Ньютона препятствовали один, десять или сто человек, то Ньютон имел бы право и даже был бы обязан устранить этих людей ради пользы человечества. Это, конечно, не означает, что необыкновенный человек имеет право убивать кого вздумается, но если ему надо для воплощения своей идеи перешагнуть через кровь, то он внутри себя, по совести, может дать себе на это разрешение. Обыкновенные люди — это материал, и ничего для них обидного в этом нет, таков закон жизни. Порфирий Петрович возражает положениям статьи и спрашивает Раскольникова, каким образом он собирается отличать людей первого разряда от людей второго — «при рождении, что ль, знаки какие есть?» Раскольников отвечает, что людей с новой мыслью, людей необыкновенных рождается чрезвычайно мало Огромная масса людей, тот самый материал, для того и существует чтобы через какое-то усилие выделить из тысячи одного хоть сколько-нибудь самостоятельного человека, из десяти тысяч — одного с еще более широкой самостоятельностью; гений рождается из миллиона, а великий гений — из многих миллиардов. Если же обыкновенный человек захочет вести себя как необыкновенный, то у него просто ничего не получится, он не сможет переступить через черту, пойти на нарушение закона ради цели, потому что от природы слаб. Разумихин приходит в ужас, слушая Раскольникова, считает, что «разрешение крови по совести... страшнее, чем официальное разрешение кровь проливать, законное». Порфирий с ним солидарен и говорит Раскольникову, что, когда он сочинял свою статью, то уж наверняка считал себя хоть капельку, но человеком необыкновенным, и коль так, то неужели он сам смог бы перешагнуть через препятствие, убить, ограбить? Раскольников отвечает с вызовом, а сидящий в углу Заметов вдруг говорит: «Уж не Наполеон ли какой будущий и нашу Алену Ивановну на прошлой неделе топором укокошил?» Раскольников собирается уходить. Разумихин мрачно хмурится. Порфирий Петрович приглашает Раскольникова завтра прийти в контору по его делу, и заодно они поговорят — ведь он уже имел беседы со всеми закладчиками Алены Ивановны, остался один Раскольников.
Раскольников с Разумихиным уходят и по дороге разговаривают о том, что Порфирий Петрович Раскольникова явно подозревает. Они подходят к нумерам Бакалеева, где поселились мать и сестра Родиона. Вдруг Раскольников останавливается и, сказав Разумихину, что у него есть неотложное дело и он вернется через полчаса, идет домой и тщательно обшаривает дыру в обоях, куда он засовывал взятые у старухи-процентщицы вещи перед тем как потом их спрятать в другом месте; ему кажется, что там что-то могло заваляться. Он ничего не находит и идет во двор. Там его останавливает дворник и говорит, что его спрашивает какой-то человек. Человек, по виду — мещанин, внимательно оглядывает Раскольникова и, не говоря ни слова, медленно идет из ворот. Раскольников догоняет его и спрашивает, зачем он ему нужен. Тот молчит, потом зловещим, мрачным взглядом смотрит на Раскольникова, говорит одно слово: «Убивец!» — и уходит. Раскольников возращается в свою каморку, ложится на диван. Он думает о том, что не сумел-таки все сделать как надо. «Старуха была только болезнь... я переступить поскорее хотел... Я не человека убил, я принцип убил! Принцип-то я и убил, а переступить-то не переступил, на этой стороне остался... Только и сумел, что убить. Да и того не сумел, оказывается». Раскольников вынужден признать, что он таки «дрожащая тварь», «эстетическая вошь». Настоящий властелин, кому все разрешается, не задумываясь громит Тулон, «забывает» армию в Египте, тратит полмиллиона людей в московском походе, и после смерти ему еще ставят памятники. Тот, кто «право имеет», не рассуждает, а идет напролом, как Наполеон, а он... Старуху-процентщицу. 
Наконец Родион спрашивает, с какой все-таки целью явился к нему Свидригайлов Тот заявляет, что мог бы помочь Раскольникову расстроить свадьбу его сестры с Лужиным, так как предполагает, что у Раскольникова имеется такое намерение. Он уверяет, что никакой собственной выгоды в этом деле он не преследует. Свадьбу эту «состряпала» Марфа Петровна, и именно из-за этого у него, Свидригайлова, вышла с ней ссора. Лужин Авдотье Романовне не пара. Он, Свидригайлов, хочет с помощью Раскольникова встретиться с Авдотьей Романовной и объяснить, что от Лужина ей не будет никакой выгоды, а, наоборот, один ущерб, а в качестве компенсации за разрыв с Лужиным он хочет предложить ей десять тысяч рублей. Раскольников расценивает такие намерения как дерзость, но Свидригайлов продолжает упрашивать его обязательно передать сказанное сестре Уже собираясь уходить, он еще добавляет, что Марфа Петровна упомянула Авдотью Романовну в завещании, оставив ей три тысячи. Еще раз просит устроить ему встречу с ней и уходит.
К восьми часам Раскольников с Разумихиным идут в нумера, где остановилась Дуня с матерью. В коридоре они сталкиваются с Лужиным. Пульхерия Александровна усаживает их всех к самовару. Разговор заходит о Свидригайлове и его жене. Лужин сообщает, что Свидригайлов после похорон жены приехал в Петербург, и это вызывает тревогу у Дуни; затем рассказывает историю, якобы сообщенную ему самой Марфой Петровной. Здесь, в Петербурге, жила некая мелкая процентщица, иностранка по фамилии Ресслих, с которой Свидригайлов имел весьма близкие и таинственные отношения. У этой Ресслих жила племянница, глухонемая девочка лет четырнадцати. Однажды ее нашли на чердаке удавившейся. Дело быстро закрыли, но потом поступил донос, что девочка была жестоко оскорблена Свидригайловым и потому покончила с собой. Благодаря стараниям и деньгам Марфы Петровны дело замяли. А еще раньше, при крепостном праве, был случай с дворовым человеком Филиппом, которого «системой гонений и взысканий» Свидригайлов тоже довел до самоубийства. Дуня возражает Лужину, говорит, что, как она слышала, Филипп был ипохондрик, «домашний философ» и удавился больше от насмешек, а не от побоев Свидригайлова. При ней Свидригайлов всегда хорошо обходился с людьми, и они его даже любили, хотя и винили в смерти Филиппа. Раскольников, до этого молчавший, вдруг сообщает, что Свидригайлов только что был у него, просил устроить встречу с Дуней и уведомил, что Марфа Петровна оставила ей по завещанию три тысячи рублей. Лужин собирается уходить, но Дуня останавливает его и заставляет объясниться по поводу недавнего инцидента с братом. В результате выяснения всех обстоятельств разражается скандал, и Лужина выгоняют, расценив его интерпретацию того, почему Родион отдал Соне Мармеладовой деньги, как клевету.
Вне себя от злости Лужин уходит. Он и не предполагал, что две нищие и беззащитные женщины смогут выйти из-под его власти. Он действительно намеревался взять в жены бедную девушку, облагодетельствовать ее и тем самым полностью подчинить своей власти. Дуня была ему просто необходима. С помощью красивой, образованной молодой жены он рассчитывал сделать в Петербурге карьеру, ибо знал, «что женщинами можно весьма и весьма выиграть». И вот из- за ее братца, «заносчивого молокососа, мальчишки» все рухнуло. Нет, завтра же надо все восстановить, исправить. Вот только Свидригайлов...








Тем временем Родион рассказывает сестре и матери о предложении Свидригайлова. Дуня говорит, что Свидригайлов задумал что-то ужасное; Родион добавляет, что тоже ничего хорошего от него не ждет. Разумихин в восторге от того, что Лужину дали отставку, и с воодушевлением принимается излагать идею, состоящую в том, что на деньги, которые теперь появятся у Авдотьи Романовны, если присовокупить к ним деньги его, Разумихина, доставшиеся ему от дяди, можно открыть дело — заняться изданием книг. Дуня встречает эту идею с одобрением. Раскольников рассеян, его занимают другие мысли; он собирается уходить и говорит сестре и матери, которые пытаются его удержать, что, может быть, они видятся в последний раз, что на некоторое время им надо бы разойтись, он сейчас хочет быть один. Оставив сестру и мать испуганными и совершенно сбитыми с толку, он уходит. Разумихин бросается за ним, пытается выяснить, что происходит, но Раскольников бормочет что-то невразумительное, просит не оставлять сестру и мать, а к нему не приходить и удаляется. Разумихин возвращается, чтобы утешить Пульхерию Александровну и Дуню, а Раскольников идет к Соне Мармеладовой. Он видит убогую комнату почти без мебели. Соня встречает его охваченная невыразимым волнением. Раскольников, как и накануне сестре и матери, говорит ей, что пришел в последний раз, что, может быть, больше они не увидятся, и это еще больше повергает Соню в смятение. Они разговаривают о погибшем Мармеладове и Катерине Ивановне. Соня говорит, что, несмотря ни на что, любит ее. У нее развивается чахотка, говорит Раскольников, она скоро умрет. Что же будет тогда с детьми? Они пойдут на улицу, с Полечкой будет то же, что и с Соней. Соня протестует , говорит, что Бог ее защитит, но Раскольников безжалостно настаивает на своем, уверяя, что Бога нет. Соня в ответ разражается рыданиями. Раскольников подходит к ней, становится на колени и целует ее ноги. Соня отшатывается от него, как от сумасшедшего. «Я не тебе поклонился, я всему страданию человеческому поклонился», — говорит он и отходит к окну. Потом воз- ращается со странной восторженностью говорит, что Соня — святая; да, она грешница, но пуще всего святая, и как же это может в одном человеке совмещаться? Не разумнее ли было бы головой в воду и разом со всем покончить? «А г ними-то что будет?» — говорит страдальчески Соня. И только сейчас Раскольников понимает, что значат для нее эти бедные дети-сироты и эта чахоточная полусумасшедшая Катерина Ивановна Оказавшись в пучине разврата, Соня сохранила чистую душу; как же она до сих пор не сошла с ума? На комоде Раскольников замечает Евангелие, его, как выясняется, принесла Соне Лизавета, сестра старухи-процентщицы. Они с Лизаветой были дружны, когда Лизавету убили, Соня служила по ней панихиду. Раскольников просит Соню почитать из Евангелия про воскресение Лазаря. Соня читает с трудом, у нее дрожат руки, срывается голос, и Раскольников понимает, «как тяжело... ей теперь выдавать и обличать свое». И в то же время ей как никогда хочется это прочесть и непременно теперь, ему Соня заканчивает чтение, и Раскольников вдруг говорит ей, что сегодня он бросил своих родных, и теперь у него осталась только одна она, Соня. «Пойдем вместе... Я пришел к тебе. Мы вместе прокляты, вместе и пойдем... Ты тоже переступила... смогла переступить... ты загубила жизнь... свою (это все равно!)». Соня не понимает его слов, шепчет: зачем? зачем? А он уверяет, что нельзя им так оставаться, надо «сломать, что надо, раз навсегда... и страдание взять на себя!.. Свободу и власть, а главное власть! Над всею дрожащею тварью и над всем муравейником!.. Вот цель! Помни это! Это мое тебе напутствие! Может, я с тобой в последний раз говорю. Если не приду завтра, услышишь про все сама, и тогда припомни эти теперешние слова... Если же приду завтра, то скажу тебе. кто убил Лизавету». Раскольников уходит, а Соня остается в невероятном волнении, граничащим с безумием. А в соседней комнате, относящейся к квартире Гертруды Карловны Ресслих, в продолжение всего разговора Раскольникова и Сони стоит господин Свидригайлов и подслушивает, и разговор этот «показался ему занимательным и знаменательным». На следующее утро Раскольников идет в отделение пристава следственных дел к Порфирию Петровичу. Его долго держат в приемной, и он начинает волноваться: разве тот мещанин не донес еще на него? Наконец Раскольникова впускают в кабинет. Порфирий Петрович встречает его с самым веселым и приветливым видом. Он ведет разговор хитро и ловко, сначала все вокруг да около, потом начинает рассказывать Раскольникову о своем опыте расследования преступлений, о том, как ведут себя преступники, на чем и как попадаются. Иной «и солжет отлично, наихитрейшим манером; тут бы, кажется, и триумф, и наслаждайся плодами своего остроумия, а он — хлоп! да в самом-то интересном, в самом скандалезнейшем месте и упадет в обморок». Раскольников воспринимает эти слова как прямой намек на его обморок в полицейской конторе, бледнеет и в сильнейшем возбуждении кричит: «Не позволю!» Порфирий Петрович участливо успокаивает его, но потом продолжает свою игру, говорит, что ему известно, как Раскольников после убийства процентщицы ходил на ее квартиру, где уже шел ремонт, спрашивал там у рабочих про кровь, разговаривал с дворниками. Раскольников в ужасе, его поражает осведомленность Порфирия Петровича и, хотя тот подозрительные странности поведения Раскольникова объясняет его болезненным состоянием, напрямую спрашивает, считает он его, Раскольникова, свободным от подозрений или нет? Порфирий Петрович уклоняется от прямого ответа, под видом заботы о здоровье Раскольникова продолжает уточнять интересующие его детали. Потом говорит, что у него за дверью для Раскольникова подготовлен «сюрпризик»... Раскольников доходит до полного исступления, кричит, что у Порфирия Петровича нет фактов и он нарочно раздражает его, чтобы он себя выдал. Раскольников действительно почти выдает себя. Но в это время случается совершенно неожиданное и для Раскольникова, и для Порфирия Петровича происшествие. В комнату, преодолевая сопротивление полицейских, вваливается красильщик Миколка, арестованный ранее по делу об убийстве процентщицы, падает на колени и признается, что он убийца. Порфирий Петрович совершенно обескуражен. Он отпускает Раскольникова, но на его «прощайте» говорит с кривой улыбкой: «Как Бог приведет!» Родион приходит в свою каморку, сидит на диване, обдумывая произошедшее. Вдруг на пороге появляется тот самый мещанин, который вчера назвал его «убивцем». Мещанин говорит, что он виноват перед Раскольниковым «в злобных мыслях», кланяется ему в ноги: «За оговор и за злобу мою простите». Он уходит, а Раскольников с усмешкой говорит: «Мы еще поборемся», — и со стыдом вспоминает о своем малодушии. Часть пятая. Утром Петр Петрович Лужин просыпается в крайне раздраженном состоянии. Расстроившаяся женитьба, помимо того что ужалила его самолюбие, еще принесла ему большие убытки: хозяин квартиры, которую нанял Лужин и отделывал к свадьбе, требует от него полной неустойки; в мебельном магазине не хотят возвратить ни рубля из задатка за купленную, но еще не привезенную мебель. Лужин вспоминает, что его вроде бы приглашали на поминки Мармеладова, так же как и его приятеля Андрея Семеновича Лебезятникова, у которого он квартирует. До него также доходят сведения, что среди приглашенных есть и Раскольников, и он, в еще большем раздражении, идет выяснять это обстоятельство к Лебезятникову. У него с ним установились странные отношения. Петр Петрович презирал и ненавидел Андрея Семеновича с того момента, как поселился у него. Андрей Семенович слыл «прогрессистом», играющим «значительную роль в иных любопытных и баснословных кружках», но Лужин быстро разглядел в нем «чрезвычайно пошленького и простоватого человечка». В своих планах он отводил ему определенную роль: намеревался использовать для карьеры — «на всякий случай забежать вперед и заискать у «молодых поколений». Лебезятников в свою очередь тоже «начал понемногу разглядывать, что Петр Петрович его надувает и втайне презирает и что «не такой совсем этот человек». Лужин, разменявший сегодня для каких-то причин несколько пятипроцентных билетов, пересчитывает за столом пачки кредиток и расспрашивает Лебезятникова о предстоящих поминках. Затем разговор переходит на Соню, и Лебезятников, который как «прогрессист» считает своим призванием протестовать против всех и вся, отзывается о ее занятиях одобрительно, усматривая в них «энергический и олицетворенный протест против устройства общества». Лужин про сит Лебезятникова пригласить Соню Мармеладову в эту комнату, бла го что их квартиры в одном доме. Через пять минут Лебезятников возвращается с Соней. Лужин извиняется перед ней за то, что не может быть сегодня на поминках ее отца и, якобы желая оказать по мощь осиротевшей семье, вручает ей десять рублей. Соня смущается и поспешно откланивается. Лебезятников с похвалой отзывается о поступке Лужина, говорит, что все видел и понимает, что Лужин хотел избегнуть излишних изъявлений благодарности со стороны Сони Лужин сконфуженно что-то бормочет, настороженно приглядываясь к Лебезятникову. Катерина Ивановна чрезвычайно расстроена. Она основательно потратилась на устройство поминок по мужу, а почти никто из званых на похороны не явился, в том числе и Лужин с Лебезятниковым Раскольников пришел, когда уже возвратились с кладбища. Во время поминок возникает ссора между Катериной Ивановной и ее квартирной хозяйкой Амалией Ивановной. В самый разгар скандала появляется Лужин и предъявляет Соне обвинение в том, что она украла у него со стола, на котором он пересчитывал деньги, кредитный билет сторублевого достоинства. Соня в ужасе; она отвечает, что сам Лужин дал ей десять рублей. Возмущенная Катерина Ивановна бросает десятирублевую бумажку в лицо Лужину и, чтобы показать что он клевещет, начинает выворачивать у Сони карманы. Из одного ко всеобщему изумлению выпадает сторублевый кредитный билет Соня в полуобморочном состоянии бормочет что-то бессвязное, вокруг раздаются негодующие восклицания, Амалия Ивановна, расценившая этот инцидент в свою пользу, кричит, что упечет всех Мармеладовых в Сибирь. В это время от порога раздается громкий голос Лебезятникова: «Какая низость!» И он свидетельствует, что видел, как Лужин, подавая Соне десять рублей, собственноручно подсунул ей в карман сторублевую бумажку; тогда он, Лебезятников, отнес этот поступок Лужина на счет его деликатности, полагая, что он желает сделать благодеяние незаметно, неявно, и потому промолчал, но теперь ясно, что целью Лужина было отнюдь не благодеяние Но для чего ему нужно было идти на эту низость? Раскольников объясняет поступок Лужина желанием отомстить ему, поссорить его с сестрой и матерью, показать публично, что Соня, которой Раскольников помогал, — обыкновенная воровка, и тем самым доказать, что был прав в своих подозрениях относительно Сони, изложенных в письме к Пульхерии Александровне. Поссорив Раскольникова с родными, Лужин надеялся вновь войти у них. в милость и возобновить притязания на руку Дуни. Лужин понимает, что проиграл, но хорохорится, бормоча угрозы подать в суд, он уходит Вдогонку ему кто-то бросает стакан, но он по случайности попадает в Амалию Ивановну В бешенстве она прогоняет с квартиры Катерину Ивановну с детьми Раскольников с шумных поминок отправляется к Соне Он рассказывает ей, что Амалия Ивановна гонит Катерину Ивановну с квартиры и та побежала куда-то искать правды. Соня порывается гут же идти к ней, но Раскольников раздраженно останавливает ее, просит побыть с ним. Потом околичностями, намеками признается наконец, что убил процентщицу и Лизавету. Соня в ужасе вскрикивает, потом бросается перед ним на колени, говоря с отчаянием; «Что вы, что вы это над собой сделали!» Она понимает, что, совершив убийство, Раскольников по сути дела убил и себя. Она испытывает беспредельную жалость к этому человеку, самолично погубившему себя, и говорит, что пойдет за ним на каторгу. Но Раскольников отвечает, что, может быть, еще и не пойдет на каторгу, не захочет идти. Соня удивлена, почти разочарована, ведь она считает, что покаянием он спасет себя. Раскольников излагает ей свою теорию о «дрожащих тварях» и «имеющих право». Соня восклицает в тоске: «Ох, это не то, не то!» Но Раскольников говорит: «Я ведь только вошь убил, Соня, бесполезную, гадкую, зловредную». Но Соня не согласна: «Это человек-то вошь!» Раскольников продолжает: «Не переменятся люди и не переделать их никому... Это их закон... кто крепок умом и духом, тот над ними и властелин Кто много посмеет, тот и прав... не для того я убил, чтобы, получив средства и власть, сделаться благодетелем человечества. Вздор!.. Мне другое надо было узнать... вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить или не смогу! Тварь ли я дрожащая или право имею.. » Соня только всплескивает руками, а Раскольников говорит то. что она уже поняла: «Разве я старушонку убил? Я себя убил, а не старушонку!» Что теперь делать? Соня говорит, что ему надо стать на перекрестке, поклониться, поцеловать землю, которую он осквернил, и сказать всем: «Я убил!» Тогда Бог ему опять жизни пошлет. «Страдание принять и искупить себя им, вот что надо». Раскольников не соглашается — люди сами миллионами себе подобных изводят, да еще за добродетель почитают. Не пойдет он каяться к плутам и подлецам. Он еще поборется. Соня поражена — как же он будет всю жизнь такую муку в сердце нести? Изверившись переубедить Раскольникова, она предлагает ему нательный крест. Он протягивает было к нему руку, но тут же отдергивает: «Не теперь, Соня. Лучше потом». Появляется Лебезятников и рассказывает, что Катерина Ивановна ходила к генералу, бывшему начальнику покойного мужа, искать правды, ее оттуда выгнали, а она подняла страшный скандал. Теперь она кричит, что возьмет детей и пойдет на улицу, шарманку носить, а дети будут петь и плясать, и деньги собирать, и каждый день под окно к генералу ходить. Детей бьет те плачут, а она рвет все платья и шьет им какие-то шапочки как актерам, — одним словом, совсем с у-ма сошла. Соня хватает мантилью и шляпку и, одеваясь на ходу, убегает. А Раскольников отправляется домой. Неожиданно появляется Дуня Она говорит, что знает все, Разумихин рассказал ей, что Родиона преследуют по подозрению в убийстве, и она теперь понимает, почему он решил прекратить с ними отношения. Она порывается уйти, но Родион ее останавливает и говорит, что Разумихин очень хороший человек, трудолюбивый, честный и способный сильно любить. Дуня при этих словах вспыхивает, и они с братом расстаются. Раскольников идет бродить по улицам. Его окликает Лебезятников и говорит, что Катерина Ивановна исполнила-таки свое намерение и увела детей на улицу; сама бьет в сковородку, а детей заставляет петь и плясать. Раскольников идет за Лебезятниковым, воочию наблюдает описанную им сцену Соня ходит за Катериной Ивановной и упрашивает ее вернуться домой. Катерина Ивановна неумолима, грозит «генералишке», говорит Соне, что довольно они ее мучили, теперь ее, Катерины Ивановны, черед зарабатывать деньги на семью Какой-то солидный господин в вицмундире и с орденом на шее подает Катерине Ивановне три рубля. Потом подходит городовой, требует прекратить безобразие. Напуганные дети бросаются бежать. Катерина Ивановна пытается их догнать, спотыкается и падает У нее идет горлом кровь, ее относят на квартиру к Соне, и там она умирает. Появляется Свидригайлов, отводит в сторону удивленного его появлением Раскольникова и говорит, что похороны он берет на себя, а детей поместит в какие-нибудь сиротские заведения и положит на каждого по тысяче пятисот рублей капиталу, да и Соню вытащит из омута. На вопрос Раскольникова, почему это он так «разблаготво- рился», Свидригайлов отвечает, повторяя слова самою Раскольникова, которые он говорил в этой комнате Соне накануне «Не помоги я, так ведь Полечка, например, туда же, по той же дороге пойдет » Раскольников поражен, а Свидригайлов со смехом объясняет, что живет здесь, через стенку, и что Раскольников его удивительно заинтересовал Часть шестая. Раскольников находится как будто в тумане; порой им овладевает болезненно-мучительная тревога, переходящая в панический страх. Особенно тревожит его Свидригайлов, который как выяснилось в день смерти Катерины Ивановны, знает его тайну Свидригайлов выполнил свое обещание, оплатил расходы по похоронам, удачно пристроил детей Катерины Ивановны. На похороны Раскольников не пошел. К нему приходит Разумихин, они разговаривают о Дуне и Пульхерии Александровне, потом v Разумихин сообщает как новость, что отыскался убийца старухи-процентщицы, сам сознался и представил доказательства. Разумихин уходит, а Раскольников думает о Порфирии Петровиче, который после недавнего их разговора никак не должен верить красильщику Миколке в его признаниях. Он собирается идти, но в дверях сталкивается с Порфирием Петровичем. Порфирий Петрович говорит, что пришел объясниться, рассказывает, как по косвенным данным, психологическим выкладкам у него сформировалось четкое убеждение в виновности Раскольникова. И «сюрпризиком», который он тогда приготовил для Раскольникова, был тот мещанин, что на улице назвал его «убивцем». Оказывается, Порфирий Петрович и с обыском приходил в квартиру Раскольникова, когда он больной лежал, и нарочно всякие слухи вокруг него организовывал, в том числе и с помощью Разумихина, чтобы взволновать его, Раскольникова, и побудить к признанию. Он ждал, когда Раскольников к нему прийдет сам, и он пришел, и все вроде бы уже стало на свои места, а тут Миколка со своим признанием. Но Миколке Порфирий Петрович не поверил. Он сущее дитя, «фантаст», к тому же он из раскольников, вернее сектант. целых два года у некоего старца под духовным началом был, в пустынь бежать хотел, по ночам Богу молился, вот и решил страдание принять. «Нет, уж какой тут Миколка, голубчик Родион Романович, тут не Миколка!» — заключает Порфирий Петрович. «Так... кто же., убил?» — задыхающимся голосом спрашивает Раскольников. «Вы и убили-с ..» — совершенно убежденно отвечает Порфирий Петрович Почему же тогда он не берет его в острог, интересуется Раскольников Потому что. во-первых, сейчас это невыгодно, отвечает Порфирий Петрович, фактов недостаточно, во-вторых, необходимо сначала объясниться, и в-третьих, лучше, если Раскольников явится с повинной. А если он придет с повинной, ему будет сбавка, а он, Порфирий Петрович, поможет Раскольников говорит, что никакой сбавки ему не нужно, но Порфирий Петрович советует «жизнью не брезгать». ее впереди еще много будет.. Раскольников ведь не совсем подлец, по крайней мере долго себя своей теорией не морочил, «разом до последних столбов дошел» Нужно, конечно, и пострадать, страдание деле хорошее. Не стоит мудрствовать лукаво, надо отдать ся жизни прямо не рассуждая, она «прямо на берег вынесет и на ноги поставит» На какой берег — кто знает, но только жизни впереди еше много. «Вы когда меня думаете арестовать?» - спрашивает Раскольников. «Да денька полтора или два могу еще дать вам погулять», — отвечает Порфирий Петрович На прощание Раскольников напоминает, что он все-таки ни в чем не сознайся Порфирий Петрович принимает это к сведению и. уже уходя высказывает «просьбицу» если Раскольников надумает не дай Б0г на себя руки наложить, то пусть оставит краткую, но обстоятельную записку Раскольников спешит к Свидригайлову чем тот может ему помочь, он и сам не знает, но чувствует какую-то его власть над собой Его мучает вопрос: был ли Свидригайлов у Порфирия? Но в конце концов приходит к выводу/что не был. Свидригайлова Раскольников находит в трактире. Тот рассказывает ему, что приехал в Петербург «больше насчет женщин». Раскольников удивлен: вот так сразу, едва похоронив жену. «Зачем же бросать женщин, коли я до них охотник? — парирует Свидригайлов. — В этом разврате, по крайней мере есть нечто постоянное...» А во всем надо держать меру, расчет, хоть и подлый, но что же делать? А иначе, пожалуй, и застрелиться можно. «Ну а мерзость всей этой обстановки на вас уже не действует’ Уже потеряли силу остановиться?» — спрашивает Раскольников Свидригайлов называет его идеалистом и рассказывает, как его «женщина спасла». Марфа Петровна выкупила его из тюрьмы — «знаете ли до какой степени одурманения может иногда полюбить женщи- на?» Она была значительно старше Свидригайлова, и он прямо объявил ей после свадьбы, что совершенно верен ей быть не может. «После долгих слез состоялся между нами такого рода изустный контракт первое, я никогда не оставлю Марфу Петровну и всегда пребуду ее мужем; второе, без ее позволения не отлучусь никуда; третье, постоянной любовницы не заведу никогда; четвертое, за это Марфа Петровна позволяет мне иногда приглянуть на сенных девушек, но не иначе как с ее секретного ведома; пятое, Боже сохрани меня полюбить женщину из нашего сословия; шестое, если на случай, чего Боже сохрани, меня посетит какая-нибудь страсть, большая и серьезная, я должен открыться Марфе Петровне». Между ними часто случались ссоры, но Свидригайлов по большей части молчал и вел себя по-джентльменски, так что Марфа Петровна им даже гордилась. Но сестрицы Раскольникова, Авдотьи Романовны, она не вынесла, хотя сама ввела ее в дом и буквально влюбилась в нее. Она поведала Авдотье Романовне всю подноготную о своем муже, и Свидригайлов замечал что при всем естественном отвращении к нему Авдотья Романовна его жалеет, а это самое опасное для девушки, потому что ей в этом случае непременно захочется заблудшего спасти. Свидригайлов это сразу понял и стал строить относительно нее свои планы А тут из другой деревни привезли одну сенную девушку, Парашу, очень хорошенькую, но глупую Как только Свидригайлов к ней подступился, она сразу подняла крик. Авдотья Романовна отыскала Свидригайлова и потребовала, чтобы он оставил Парашу в покое. Свидригайлов прикинулся пораженным, смущенным, кающимся, и Авдотья Романовна взялась за его «спасение» — начались нравоучения, упрашивания и даже слезы. Свидригайлов все свалил на судьбу прикинулся алчущим света, а потом прибегнул к самому верному способу для покорения женского сердца — лести. Но он был слишком нетерпелив и все дело испортил. «Параша опять выступила на сцену, да и не одна — одним словом, начался содом». Но от Авдотьи Романовны Свидригайлов не хотел отказываться и решился, будучи уже, по его словам, в полнейшем умопомрачении, предложить ей все свои деньги (до тридцати тысяч), с тем чтобы она согласилась бежать с ним в Петербург. Но кончилось все известной уже Раскольникову катастрофой, и Марфа Петровна «достала тогда этого подлейшего приказного, Лужина, и чуть не смастерила свадьбу», что, в сущности, было бы то же самое, что и предлагал Свидригайлов. Раскольников делает предположение, что Свидригайлов приехал в Петербург, имея все-таки виды на его сестру. Но тот успокаивает его, говоря, что Авдотья Романовна его терпеть не может, а он в ближайшее время намерен жениться на шестнадцатилетней девушке; дело уже слажено, и родители дали благословение. И Свидригайлов начинает пространно рассказывать о своей невесте — что она еще «неразвернувшийся бутончик» и он подарил ей драгоценностей на полторы тысячи. И вообще, он очень любит молоденьких девушек. Слушая его пошлые откровения, Раскольников возмущается, а Свидригайлов немало удивлен такой реакцией и говорит, что ведь Раскольников и сам порядочный циник. Он выходит из трактира, но Раскольников неотступно следует за ним. Тот пытается от него отделаться, но Раскольников заявляет, что теперь от него не отстанет, так как убедился, что он не оставляет своих подлых намерений относительно Дуни. Свидригайлов разгневан, даже грозится позвать полицию, но Раскольникова это не останавливает, и он смягчается. Раскольников говорит, что ему, собственно надо зайти к Софье Семеновне, извиниться за то, что не был на похоронах Катерины Ивановны. Свидригайлов отвечает, что Софьи Семеновны сейчас нет дома, она пошла к одной «знатной даме-старушке», распорядительнице в каких-то сиротских заведениях, к которой он поместил «всех трех птенцов Катерины Ивановны». В дальнейшем разговоре Свидригайлов намекает на подслушанный им разговор Раскольникова с Соней. На слова Раскольникова, что подслушивать подло, отвечает: «Если... убеждены, что у дверей нельзя подслушивать, а старушонок можно лущить чем попало, в свое удовольствие, так уезжайте куда-нибудь поскорее в Америку... Денег что ли, нет? Я дам на дорогу». Раскольников говорит, что не думает о побеге. На это Свидригайлов язвительно замечает: «Понимаю, какие у вас вопросы в ходу нравственные, что ли? вопросы гражданина и человека?.. А коли так, таки соваться не надо было, нечего не за свое дело браться» Они заходят в комнату Свидригайлова, он берет там деньги и предлагает Раскольникову ехать на Острова, разгуляться Раскольников, не отвечая, уходит, а Свидригайлов садится на извозчика с намерением ехать; однако, отъехав не более ста шагов, останавливается и сходит на тротуар, потому что видит Дуню. Раскольников, взойдя на мост и находясь в глубокой задумчивости, ее не замечает, а она не решается его остановить, пораженная до испуга его мрачным отрешенным видом. Свидригайлов, между -тем, делает ей знаки и она подходит к нему. Он говорит ей что «любопытная тайна» ее брата находится в его руках, обещает показать кое-какие документы и предлагает пройти на квартиру Сони Мармеладовой Но ее все еще нет дома. Они заходят в комнату Свидригайлова Он открывает Дуне, что ее брат убил старуху-процентщицу Дуня не верит, но Свидригайлов рассказывает о подслушанном им разговоре Раскольникова с Соней о его «теории». Дуня говорит, что ей надо встретиться с самой Соней, чтобы все выяснить у нее. Свидригайлов уверяет, что она не вернется до ночи, а он может спасти Родиона; все зависит от Дуни Он, Свидригайлов, любит ее; одно ее слово — и ее брат спасен Дуня в панике бросается к дверям, но Свидригайлов говорит, что дверь заперта, ключ он потерял, соседей никого нет и она, Авдотья Романовна, в его полной власти. Дуня вынимает из кармана револьвер и стреляет в Свидригайлова, пуля слегка задевает его голову и ударяет в стену; она стреляет еще раз, но получается осечка. Дуня бросает револьвер и просит отпустить ее. «Так не любишь?» — с отчаянием спрашивает Свидригайлов и, получив отрицательный ответ, отдает ключ от двери. Дуня уходит. Свидригайлов берет оставленный ею револьвер и тоже выходит из комнаты. Весь этот вечер он, переходя из трактира в трактир, кутит, потом приходит к Соне и заявляет, что, может быть, уедет в Америку, поэтому пришел сделать кое-какие распоряжения. Он говорит, что детей Катерины Ивановны он пристроил, деньги на каждого выданы под расписки; он просит Соню взять эти расписки, а кроме того, еще три тысячи рублей. Соня пытается отказаться, но Свидригайлов настаивает, говоря: «Они., вам понадобятся... У Родиона Романовича две дороги: или пуля в лоб, или по Владимирке... Но как выйдет Владимирка — он по ней, а вы ведь за ним?.. Ну, а коли так, го, значит деньги вот и понадобятся». Он просит никому не говорить, что он заходил к ней, и о деньгах не упоминать и уходит. В этот же вечер он приезжает к своей невесте, сообщает, что должен на время уехать из Петербурга по важному делу, и отдает ей в виде подарка пятнадцать тысяч рублей. После этого еще долго бродит под дождем по улицам Петербурга, потом заходит в какую-то гостиницу и спрашивает номер. Ему не спится, он думает о Марфе Петровне, о Дуне. Потом он забывается сном, ему снится то девочка- самоубийца в гробу, то пятилетний ребенок, которого он якобы находит в коридоре и, приведя к себе в номер, укладывает спать, а тот, притворясь спящим, нахально потом ему подмигивает и тянет к нему руки. Свидригайлов в ужасе просыпается, пишет на заглавном листе записной книжки несколько строк и выходит из гостиницы. Увидев пожарную каланчу, он сворачивает к ней и, найдя там пожарника, на его глазах стреляет себе в висок. В тот же день вечером Раскольников идет в дом Бакалеева, где Разумихин устроил его мать и сестру. Его встречает Пульхерия Александровна. Он прощается с нею, говоря, что ему нужно уехать. Потом идет к себе домой и видит там Дуню. Он говорит ей, что хотел покончить с собой, но не решился, а теперь идет «предавать себя». «Разве ты, идучи на страдание, не смываешь уже вполовину свое преступление?» — восклицает она, обнимая его. «Преступление? Какое преступление? — отвечает в сильном возбуждении Раскольников. — То. что я убил гадкую, зловредную вошь, старушонку процентщицу... и это-то преступление?.. Не думаю я о нем и смывать его не думаю... Просто от низости и бездарности моей решаюсь, да разве еще из выгоды, как предлагал этот... Порфирий...» — «Но ведь ты кровь пролил!» — в отчаянии говорит Дуня. «Которую все проливают, — чуть ли не в исступлении подхватывает Раскольников, — ...которую льют, как шампанское, и за которую венчают в Капитолии и называют потом благодетелем человечества... Я сам хотел добра людям и сделал бы сотни, тысячи добрых дел вместо одной этой глупости... Этою глупостью я хотел только поставить себя в независимое положение, первый шаг сделать... Но я, я и первого шага не выдержал, потому что я — подлец... Если бы мне удалось, то меня бы увенчали, а теперь в капкан!» Он прощается с сестрой, идет по улице и думает: «О, если бы я был один и никто не любил меня, и сам бы я никого никогда не любил! Не было бы всего этого! А любопытно, неужели в эти будущие пятнадцать-двадцать лет так уже смирится душа моя, что я с благоговением буду хныкать пред людьми, называя себя ко всякому слову разбойником? Да, именно, именно! Для этого-то они и ссылают меня теперь, этого-то им и надобно. И ведь всякий-то из них подлец и разбойник уже по натуре своей; хуже того — идиот! А попробуй обойди меня ссылкой, и все они взбесятся от благородного негодования» Раскольников прекрасно понимает, что именно так все и произойдет — двадцать лет беспрерывного гнета окончательно добьют его, ведь вода камень точит, зачем же он идет сдаваться? И все-таки он пойдет Раскольников приходит к Соне и говорит, что пришел за ее крестом. Она дает ему кипарисный крестик, и Раскольников от нее направляется в полицейскую контору «сдаваться» Там он узнает о самоубийстве Свидригайлова, это производит на него оглушающее действие; он выходит на улицу, но видит там Соню, которая смотрит на него с отчаянием. Раскольников возвращается в контору и говорит' «Это я убил тогда старуху-чиновницу и сестру ее Лизавету топором, и ограбил»... Эпилог. Сибирь. Ссыльно-каторжный Раскольников уже девять месяцев в остроге. В результате различных смягчающих обстоятельств — того, что Раскольников совершил преступление, находясь в болезненном состоянии, не воспользовался похищенными деньгами и вещами, явился с повинной и т. д., ему дали всего восемь лет Дуня вышла замуж за Разумихина. Пульхерия Александровна заболела, и от нее скрыли все происшедшее с сыном, потом она умерла от горячки. Соня поехала за Раскольниковым в Сибирь, посылает оттуда Дуне письма о том, что происходит с Раскольниковым. Раскольников в содеянном не раскаялся, преступление свое он видит только в том, что не вынес его и сделал явку с повинной, что не покончил с собой, как Свидригайлов. В остроге все Раскольникова не любят и избегают, хотя гораздо преступнее его, но Соню, которая приходит навещать Раскольникова, любят и почитают. Раскольников заболевает. В бреду ему чудится, что весь мир осужден в жертву какой-то страшной моровой язве, что все должны погибнуть, все, кроме избранных; некие микроскопические существа, точнее духи, наделенные умом и волей, вселяются в людей, делая их бесноватыми и сумасшедшими. Люди начинают убивать друг друга, как пауки в банке. Раскольников выздоравливает, но сразу же получает известие, что теперь заболела Соня. Правда, болезнь ее не опасна. Соня, узнав, что Раскольников беспокоится о ней, присылает ему записку с сообщением, что ей уже легче и она скоро придет повидаться с ним Она приходит к нему, и он в безотчетном порыве бросается к ее ногам, обнимая колени. Она светится счастьем, понимая, что он любит ее и настала минута, которой она ждала, сама не сознавая этого. Им остается еще ждать и терпеть семь лет, но Раскольников чувствует, что он уже воскрес, воскрес для новой жизни.



Поиск
В нашей базе 2000 кратких изложений

Сохранить себе