Краткое содержание > Карамзин > МАРФА ПОСАДНИЦА ИЛИ ПОКОРЕНИЕ НОВАГОРОДА
МАРФА ПОСАДНИЦА ИЛИ ПОКОРЕНИЕ НОВАГОРОДА - краткое содержание


ХОББИТ, ИЛИ ТУДА ОБРАТНО
МАЙСКАЯ НОЧЬ, ИЛИ УТОПЛЕННИЦА
МЕТАМОРФОЗЫ, ИЛИ ЗОЛОТОЙ ОСЕЛ
Краткое изложение и пересказ произведения по главам МАРФА ПОСАДНИЦА ИЛИ ПОКОРЕНИЕ НОВАГОРОДА



«Вот один из самых важнейших случаев российской истории! — говорит издатель сей повести. — Мудрый Иоанн должен был для славы и силы отечества присоединить область Новагородскую к своей державе: хвала ему! Однако ж сопротивление новагородцев не есть бунт каких-нибудь якобинцев; они сражались за древние свои уставы и права, данные им отчасти самими великими князьями, например Ярославом, утвердителем их вольности. Они поступили только безрассудно: им должно было предвидеть, что сопротивление обратится в гибель Новугороду, и благоразумие требовало от них добровольной жертвы». КНИГА ПЕРВАЯ «Раздался звук вечевого колокола, и вздрогнули сердца в Новагороде». Недоумение, любопытство, страх и надежда влекут граждан шумными толпами на великую площадь». «Но еще не видно никого на месте лобном или Вадимовом (где возвышался мраморный образ сего витязя). Народ криком своим заглушает звон колокола и требует открытия веча. Иосиф Делинский, именитый гражданин... всходит на железные ступени, говорит, что князь московский прислал в Великий Новагород своего боярина», чтобы объявить свои требования. И вот появляется боярин. Это князь Холмский, очень благоразумный и надежный человек. Князь московский во всем на него полагается. Боярин говорит: «Граждане новагородские!.. Князь московский и всея России говорит с вами — внимайте!» «Народы дикие любят независимость, народы мудрые любят порядок: а нет порядка без власти самодержавной. Ваши предки хотели править сами собою и были жертвою лютых соседов или еще лютейших внутренних междоусобий. Старец добродетельный, стоя на пороге вечности, заклинал их избрать владетеля. Они поверили ему: ибо человек при дверях гроба может говорить только истину». Князь Холмский говорит, что новгородцы всегда были сынами России, но вдруг отделились. И теперь они уже не спешат на помощь, а пользуются своим удалением от мест кровопролития, отнимают у князей власть законную, «держат их в стенах своих, как в темнице, изгоняют, призывают других и снова изгоняют». И теперь уже никто не хочет быть князем новгородским. Теперь уже «русские и новагородцы не узнают друг друга!». Боярин спрашивает, чем вызвана такая перемена. Он говорит, что корыстолюбие ослепило новгородцев. «Русские гибнут, новагородцы богатеют. В Москву, в Киев, в Владимир привозят трупы христианских витязей, убиенных неверными, и народ, осыпав пеплом главу свою, с воплем встречает их: в Новгород привозят товары чужеземные, и народ с радостными восклицаниями приветствует гостей иностранных! Русские считают язвы свои: новагородцы считают златые монеты. Русские в узах: новагородцы славят вольность свою!» Боярин говорит, что жители Новгорода находятся в рабстве. Бояре уничтожили власть государей и взяли власть в свои руки. Поэтому жители Новгорода теперь повинуются богатым купцам. Боярин призывает жителей Новгорода возвратиться под сень отечества. «Иоанн, достойный владеть миром, желает только быть государем новагородским!..» «Такому ли государю не славно повиноваться и для того единственно, чтобы вместе с ним совершенно освободить Россию от ига варваров? Тогда Новгород еще более украсится и возвеличится в мире. Вы будете первыми сынами России...» «Народ и граждане! Да властвует Иоанн в Новаго- роде, как он в Москве властвует! Или — внимайте его последнему слову — или храброе воинство, готовое сокрушить татар, в грозном ополчении явится прежде глазам вашим, да усмирит мятежников!.. Мир или война? ответствуйте!» Боярин после своей речи сошел с лобного места. Все новгородцы были в молчании. Вдруг на ступени взошла женщина по имени Марфа. Она сказала: «Потомки славян великодушных! Вас называют мятежниками!.. За то ли, что вы подъяли из гроба славу их? Они были свободны, когда текли с востока на запад избрать себе жилище во вселенной, свободны, подобно орлам, парившим над их главою в обширных пустынях древнего мира...» «Когда Рюрик захотел самовольно властвовать, гордость славянская ужаснулась своей неосторожности, и Вадим Храбрый звал его пред суд народа.“Меч и боги да будут нашими судиями!” — ответствовал Рюрик, и Вадим пал от руки его, сказав: “Новагородцы! На место, обагренное моею кровию, приходите оплакивать свое неразумие — и славить вольность, когда она с торжеством явится снова в стенах ваших...”. Исполнилось желание великого мужа: народ собирается на священной могиле его свободно и независимо решить судьбу свою». Марфа говорит, что кончина Рюрика «воскресила свободу новагородскую». Народ повиновался. Но потом, когда героя уже не было, народ «пробудился от глубокого сна». Олег неоднократно испытывал непреклонность Новгорода и в результате «удалился от Новагорода с воинством храбрых варягов и славянских юношей искать победы, данников и рабов между другими скифскими, менее отважными и гордыми племенами». Именно с тех пор «Новгород признавал в князьях своих единственно полководцев и военачальников». Марфа говорит, что князь московский укоряет Новгород, упрекает его в благоденствии. И на самом деле «цветут области новагородские, поля златятся класами, житницы полны, богатства льются к нам рекою». «...Россия бедствует — ее земля обагряется кровию, веси и грады опустели...» Марфа говорит, что жители Новгорода счастливы. А если и виновны, то только в том, что «дерзнули не участвовать в междоусобиях князей, дерзнули спасти имя русское от стыда и поношения, не принять оков татарских и сохранить драгоценное достоинство народное!» «Иоанн желает повелевать великим градом: неудивительно! он собственными глазами видел славу и богатство его. Но все народы земные и будущие столетия не престали бы дивиться, если бы мы захотели ему повиноваться. Какими надеждами он может обольстить нас? Одни несчастные легковерны; одни несчастные желают перемен — но мы благоденствуем и свободны! благоденствуем оттого, что свободны! Да молит Иоанн небо, чтобы оно во гневе своем ослепило нас: тогда Новгород может возненавидеть счастие и пожелать гибели; но доколе видим славу свою и бедствия княжеств русских, доколе гордимся ею и жалеем об них, дотоле права новагородские всего святее нам по боге». Марфа говорит, что если на самом деле Иоанн прав и новгородцы стали корыстолюбивыми, то «скоро ударит последний час нашей вольности и вечевый колокол, древний глас ее, падет с башни Ярославовой и навсегда умолкнет!.. Тогда, тогда мы позавидуем счастию народов, которые никогда не знали свободы. Ее грозная тень будет являться нам подобно мертвецу бледному и терзать сердце наше бесполезным раскаянием!» Марфа предупреждает, что «с утратою вольности иссохнет и самый источник... богатства» Новгорода. Ведь именно свобода «оживляет трудолюбие, изощряет серпы и златит нивы; она привлекает иностранцев... с сокровищами», она окрыляет суда новгородские, «когда они с богатым грузом по волнам несутся...» И если жители Новгорода не смогут сохранить вольность, то бедность будет им наказанием. «Тут страшный вопль народа не дал уже говорить посаднице. “Нет, нет! Мы все умрем за отечество! — восклицают бесчисленные голоса.— Новгород — государь наш! Да явится Иоанн с воинством!”» Марфа счастлива видеть, что народ ее поддерживает. Посол московский еще пытается убедить новгородцев. Но они уже готовы поднять на него руку. Тогда боярин московский вынул меч и ударил им о подножие Вадимова образа. При этом боярин сказал: «Итак, да будет война между великим князем Иоанном и гражданами новагородскими!..» Вдруг раздался страшный треск и гром. Площадь закрылась густым облаком пыли. Когда мгла рассеялась, то все увидели, что «высокая башня Ярославова, новое гордое здание народного богатства, пала с вечевым колоколом и дымится в своих развалинах...». Все были поражены. И вдруг раздался голос. Казалось, будто он идет из глубокой пещеры: «О Новгород! Так падет слава твоя! Так исчезнет твое величие!..» Все были в ужасе. Никто не мог понять, кто произнес эти слова. Все хотели увидеть Марфу. Но найти ее никто не мог. Настала ночь. Жители Новгорода повесили вечевой колокол на другой башне. Все разошлись по домам. КНИГА ВТОРАЯ «В густоте дремучего леса, на берегу великого озера Ильменя, жил мудрый и благочестивый отшельник Феодосий, дед Марфы-посадницы, некогда знатнейший из бояр новагородских». Феодосий долгое время служил отечеству, но потом удалился в пустыню. Марфа могла приходить к нему только два раза в год. Марфа поспешила к своему деду. Он молился. Женщина сказала, что отечеству угрожает буря. Старик ответил, что обо всем знает. Он понял об опасности, ведь над городом висела огромная и грозная туча, в лесу выли дикие звери, а над крестами церквей кружились вороны. Марфа сказала, что если город может погибнуть, то и она не станет думать о своей жизни. Феодосий обнял свою внучку, сказал, что рад слышать эти слова, ведь в Марфе течет кровь его славного рода. Старик сказал, что горд мужеством новгородцев, которые не покорились Иоанну. Но беда в том, что нет достойного вождя, ведь многие великие воины уже покинули этот мир или состарились. Марфа показывает на Мирослава и говорит, что он будет «главою войска и щитом» Новгорода. Никто не знает родителей Мирослава, он был подкидышем. Его нашли младенцем «на железных ступенях Вадимова места». Но его воспитали настоящим воином, и поэтому Марфа доверяет ему судьбу Новгорода, а также свою дочь Ксению. Феодосий был очень рад это слышать. Он отдал юноше булатный меч с последним напутствием. Утром Марфа сказала новгородцам, что Мирослав дарован небесами. Он готов сражаться за свободу Новгорода. Народ его принял. Марфа от имени жителей Новгорода написала письмо к союзной Псковской республике. Она указала в письме, что жители Новгорода и жители Пскова всегда готовы были помочь друг другу. А теперь пришла пора сплотиться. «Ныне, браться, зовем вас на помощь к себе не для отплаты за добро новагородское, а для собственного вашего блага. Когда рука сильного сразит нас, то и вы не переживете верных друзей своих». Проходили шумные приготовления к войне. В это время юная Ксения смотрела в окно. Она еще не понимала, что может произойти с ее родным городом в самом скором времени. Через некоторое время пришла Марфа. Она сказала, что выбрала супруга для своей дочери. Ксения стала женой Мирослава. После этого события Марфа решила поговорить со своими детьми (помимо Ксении, у нее было два сына). Когда-то она жила только семьей и семейным счастьем. Теперь, глядя на нее, никто уже не может этого даже предполагать. Она была робкой и боязливой. Теперь же обладает смелостью, не боится выступать перед жителями целого города. Марфа потеряла своего супруга и готова на все, чтобы продолжить его дело. Марфа говорит об опасности, которая исходит от князя московского. Он желает покорить Новгород. Марфа призывает Мирослава «сравняться» со своим супругом. Ведь муж Марфы любил свою семью и всегда был готов выполнить свой долг перед отечеством. Марфа благословила детей и ушла в свой терем. Ночью пришел человек, назвавшийся тайным послом Казимира. Этот человек привез Марфе письмо. Марфа ответила, что не знает Казимира и не станет брать его послания. Человек уговаривает ее, однако к уговорам Марфа остается равнодушной. «Поляк описывает ей величие своего государя, счастие союзников и бедствие врагов его...» Казимир предлагает Новгороду свою помощь. Марфа задумалась об этом. Но тут посланник сказал, что за помощь новгородцы должны будут признать в Казимире своего властелина. Марфа отказывается от союза с поляками. Она говорит, что «лучше погибнуть от руки Иоанновой, нежели спастись от вашей!» На следующий день Новгород продолжал готовиться к войне. Также в городе был пир в честь свадьбы Ксении. Из Пскова возвратился гонец. Псковитяне не согласились помочь Новгороду, поэтому новгородцы решили им отомстить. Но Марфа сказала, что лучшей местью будет презрение. Вскоре узнали, что Иоанн уже спешит к Новгороду со своими войсками. Сначала гонцы с поля боя приносили хорошие новости. Но вдруг Марфа увидела облако пыли. Марфа долго не произносила ни слова, а потом, закрыв глаза, громко воскликнула: «Мирослав убит! Иоанн — победитель!» — и бросилась в объятия несчастной Ксении. КНИГА ТРЕТЬЯ Марфа увидела тысячи бегущих людей. Среди них была колесница со знаменами. На таких колесницах новгородцы обычно возили тела убитых вождей. Мирослав был убит. Ксения обливалась слезами. Марфа была в ужасном состоянии. Воинство новгородцев было разбито. Израненный витязь из последних сил рассказал, что произошло на поле боя. Мирослав «стройно поставил воинство». У Иоанна воинов было намного больше, но новгородцы сражались со всей доблестью. «Новагородцы воскликнули победу, но в то же время имя Иоанново гремело за нами... Мы с удивлением обратили взор: князь Холмский с тылу разил левое крыло новагородское... Димитрий изменил согражданам!.. Не исполнил повелений вождя, завел стражу в непроходимые блата, не встретил врага и дал ему время окружить наше войско». Мирослав наказал изменника, потом погиб сам. В битве погибли оба сына Марфы Борецкой. Марфа сказала: «...может быть, граждане сожалеют о том, что они не упали на колена пред Иоанном, когда Холмский объявил нам волю его властвовать в Новагороде; может быть, тайно обвиняют меня, что я хотела оживить в сердцах гордость народную!.. Пусть говорят враги мои, и если они докажут, что сердца новагородские не ответствуют моему сердцу, что любовь к свободе есть преступление для гражданки вольного отечества, то я не буду оправдываться, ибо славлюсь моею виною и с радостью кладу голову свою на плаху. Пошлите ее в дар Иоанну и смело требуйте его милости!..» На такую речь Марфы народ ответил, что хочет умереть вместе с ней. Народ собрался найти тех, кто готов покориться Иоанну, и убить их. Наступила ночь. Но никто не спал. Ксения молилась над телом Мирослава. На следующий день похоронили убитых. К городу подходили легионы Иоанновых войск. Народ смотрел на это с высоких стен. Новгородцы были готовы умереть за свою свободу, но все-таки надеялись «сохранить ее миром». Новгородцы отправили человека к Иоанну, чтобы попытаться договориться с ним. Жители Новгорода предлагали несметные богатства ради того, чтобы была сохранена их свобода. Но Иоанн требовал покорности. Жители Новгорода были озлоблены. Снова начались сражения. Однажды в город возвратился старец Феодосий. Он сказал, что в счастливые дни молился в пустыне. Но теперь, когда гибнут его братья, он желает умереть вместе с ними. Появление Феодосия было встречено с восторгом. Жители Новгорода считали старца святым и надеялись, что его мудрость поможет им. Вскоре в городе закончилось продовольствие. Новгородцы все еще надеялись, что Иоанн со своими войсками удалится. Но этого не происходило. Жители города страдали от голода. Марфа старалась помочь людям, чем могла. Она раздавала все, что было у нее самой. В Новгороде уже стали появляться недовольные упорством Марфы. Иногда слышались мнения, что лучше повиноваться князю московскому, чем Марфе Борецкой. Но таких голосов было сравнительно немного. И вот войско новгородцев разбито. Иоанн сказал, что дарит «милость всем чиновникам и народу». Жители Новгорода стали славить государя «всея России и великого Новограда». Марфа, заключенная в своем доме, слышала это. Еще совсем недавно народ славил ее саму. И вот народ собирается на площади. На эшафоте лежала секира. «...Железные запоры упали, и врата Борецких растворились, выходит Марфа в златой одежде и в белом покрывале. Старец Феодосий несет образ пред нею. Бледная, но твердая Ксения ведет ее за руку. Копья и мечи окружают их. Не видно лица Марфы; но так величаво ходила она всегда по стогнам, когда чиновники ожидали ее в совете или граждане на вече. Народ и воины соблюдали мертвое безмолвие; ужасная тишина царствовала; посадница остановилась пред домом Ярослава. Феодосий благословил ее. Она хотела обнять дочь свою, но Ксения упала; Марфа положила руку на сердце ее — знаком изъявила удовольствие и спешила на высокий эшафот — сорвала покрывало с головы своей...» Марфа «приближилась к орудию смерти и громко сказала народу: “Подданные Иоанна! Умираю гражданкою новагородекою!..”» Не стало Марфы... «Тут князь московский явился на высоком крыльце Ярославова дому, безоружен и с главою открытою: он взирал на граждан с любовию и положил руку на сердце... Обещает России славу и благоденствие; клянется своим и всех его преемников именем, что польза народная во веки веков будет любезна и священна, самодержцам российским — или да накажет Бог клятвопреступника! Да исчезнет род его, и новое, небом благословенное поколение да властвует на троне ко счастию людей!» Старец Феодосий удалился в пустыню и там похоронил Марфу и Ксению. Драматические события в истории великого русского города Повесть Карамзина «Марфа-посадница, или Покорение Новагорода» рассказывает о драматических событиях в истории русского города Новгорода, который был присоединен к Московскому княжеству. Главная героиня повести Марфа Борецкая говорит о праве народа быть свободным и защищать свою свободу. Смысл повести Карамзина прекрасно понимали современники. Произведение заставляло задуматься о том, какая форма правления предпочтительнее, — республика или монархия. Умы современников Карамзина волновали мысли о Великой французской революции, о создании Соединенных Штатов в Северной Америке. Повесть Карамзина «Марфа-посадница» является исторической легендой. Сам писатель в авторском предисловии к повести делает оговорку, что лишь «главные происшествия согласны с историей». На самом деле подлинно историческим является факт покорения Новгородской республики Иваном III. Но присоединение Новгорода к Москве было очень долгим процессом, который растянулся на несколько десятилетий. В повести же этот процесс оказался очень сжатым. Если говорить об исторических реалиях, то Марфа Борецкая на самом деле стояла во главе небольшой группы новгородских бояр-изменников, которые заключили тайный союз с Казимиром. Они хотели, чтобы Новгород был передан Польше. Марфа противилась присоединению Новгорода к Москве только из личных соображений. Карамзин же делает Марфу Борецкую идеальным героем. Она всю себя отдала борьбе за свободу родного города. Женщина приносит в жертву своих детей. Она отвергает помощь польского короля Казимира, который предлагал ее взамен того, что новгородцы признают в нем своего благодетеля.



Похожие краткие содержания


ХОББИТ, ИЛИ ТУДА ОБРАТНО
МАЙСКАЯ НОЧЬ, ИЛИ УТОПЛЕННИЦА
МЕТАМОРФОЗЫ, ИЛИ ЗОЛОТОЙ ОСЕЛ

Еще из раздела Николай Михайлович Карамзин


ОСТРОВ БОРНГОЛЬМ
НАТАЛЬЯ, БОЯРСКАЯ ДОЧЬ
МАРФА-ПОСАДНИЦА, ИЛИ ПОКОРЕНИЕ НОВАГОРОДА

Поиск
В нашей базе 2000 кратких изложений

Сохранить себе