Краткое содержание > Набоков > ЗАЩИТА ЛУЖИНА НОВЫЙ ПЕРЕСКАЗ
ЗАЩИТА ЛУЖИНА НОВЫЙ ПЕРЕСКАЗ - краткое содержание


Краткое изложение и пересказ произведения по главам ЗАЩИТА ЛУЖИНА НОВЫЙ ПЕРЕСКАЗ

Все лето родители десятилетнего Лужина, замкнутого, необщительного, мрачного мальчика, обсуждают вопрос, когда и как рассказать сыну о том, что осенью он пойдет в школу. Отец Лужина, детский писатель, считает, что школа, с одной стороны, раскрепостит сына, а с другой — раскроет его блестящие дарования, в существовании которых Лужин-старший убежден. Главный герой всех его книг — белокурый мальчик- вундеркинд, идеализированный сын. Это то музыкант, то живописец, то взбалмошный, то задумчивый, исполненный нравственной красоты ребенок. Лужин-старший «не раз, в приятной мечте, похожей на литографию, спускался ночью со свечой в гостиную, где вундеркинд в белой рубашонке до пят играет на огромном рояле». Но реальный сын недоверчив и капризен; он панически боится любых перемен и испытывает трудности при написании простейшей диктовки. Когда мальчик узнает о школе, больше всего его поражает смена имени: теперь его, как и отца, будут звать Лужиным. Ему страшно, что в городе, вместо «приятного раздумья после завтрака, на диване, под тигровым одеялом... молоком в серебряной чашке... катанием в открытом ландо», его ждет «нечто, отвратительное своей новизной и неизвестностью, невозможный, неприемлемый мир, где будет пять уроков подряд и толпа мальчиков, еще более страшных...»
В пасмурный день родители и гувернантка-француженка везут маленького Лужина из загородного дома на станцию, откуда пойдет поезд в город.
На станции отец дает Лужину гривенник, чтобы «запустить марионеток». Лужин идет к стеклянному ящику, «где пять куколок с голыми висячими ножками ждали, чтобы ожить и завертеться, толчка монеты». Но автомат неисправен, и гривенник пропадает даром. Лужин отходит от взрослых, «словно гуляя, до края платформы». Вдруг он бегом бросается бежать через лес к дому, где хочет спрятаться от страшного будущего и переждать зиму. Тропинка «юлит в лесу», но Лужин все равно находит дом, забирается на второй этаж, чтобы затаиться там, сидя на деревянном ящике. В другом ящике лежат «не очень занимательные вещи» — книги, волан, фотография военного оркестра и шахматная доска с трещиной. Через час родители обнаруживают убежище сына. Чернобородый мужик с мельницы, «обитатель будущих кошмаров» Лужина, несет мальчика на руках в коляску, на которой его снова повезут на станцию.
Лужин начинает учиться в школе. Ник кем из одноклассников он не дружит и не играет, на переменах, подняв воротник, сидит на куче дров в дальнем углу школьного двора. Никаких особых талантов Лужин не обнаруживает, а наоборот, заслуживает от воспитателя и учителей нарекания в вялости, апатии, сонливости, неповоротливости. Одноклассники высмеивают книги его отца, присваивают Лужину прозвище по имени
*
«ясноокого гимназиста Антоши», героя одной из отцовских книг, издеваются над ним. Дарственные надписи автора на подаренных ему книгах вызывают в младшем Лужине «смутный стыд за отца», сами книги однообразны и скучны. Любимыми произведениями Лужина на всю жизнь остаются приключения Шерлока Холмса и Ф. Фогга, подаренные рыжеволосой тетей, троюродной сестрой матери.
Однажды родители устраивают дома детский вечер, приглашая нескольких мальчиков из школы, где учится Лужин, и дочку дальнего родственника. Детей оставляют одних поиграть в комнате. Когда через полчаса отец зовет детей в гостиную, в комнате царит тишина, мальчики рассматривают английские гравюры на стенах, а девочка листает журнал «Нива» в поисках картинок. Сам Лужин мрачен и напуган. Однако приглашенный на вечер фокусник исправляет впечатление. Лужин очень заинтересовывается фокусами и даже хмуро просит родителей купить ему учебник чудес. Лужин выучивает несколько карточных фокусов и часами показывает их самому себе, стоя перед зеркалом. «Он находил загадочное удовольствие, неясное обещание каких-то других, еще неведомых наслаждений, в том, как хитро и точно складывался фокус... Тайна, к которой он стремился, была Простота, поражающая пуще самой сложной магии».
В годовщину смерти деда Лужина, композитора, родители устраивают музыкальный вечер (потому что «уж слишком молчали газеты»), Лужин, избегая общества гостей, прячется в отцовском кабинете. Слуга подзывает к телефону, который тоже стоит в кабинете, одного из гостей, скрипача. Разговаривая с любовницей и прижимая трубку к уху, «как скрипку», гость открывает стоящий на письменном столе ящик с шахматами. Заметив Лужина, скрипач интересуется, умеет ли тот играть, сравнивает шахматные комбинации с мелодиями, называет игру божественной.
На следующее утро за завтраком рыжеволосая тетя, необыкновенно веселая, рассказывает, что знакомые летчики обещали покатать ее на аэроплане. Тетя кидается крошками и умудряется угодить одной из них прямо в рот отцу. Мать Лужина молчит, потом неожиданно выходит из-за стола в слезах. Она догадывается, что у ее мужа роман с ее троюродной сестрой. Тетя, покраснев, тащит Лужина в другую комнату, начинает объяснять ему, как ходят шахматные фигуры. Тетя — единственный человек на свете, чье общество приятно Лужину. Только ее мальчик не стесняется. В разгар игры в комнату входит разъяренный отец. Он прогоняет Лужина (впервые в жизни грубо разговаривая с сыном). После разговора за закрытыми дверями между отцом и тетей последняя никогда больше не приходит к Лужиным в гости.
Однажды Лужин видит, как на свободном уроке двое одноклассников играют в шахматы. Он смотрит на игру «с раздражающей завистью, с зудом неудовлетворенности, стараясь понять, где же те стройные мелодии, о которых говорил музыкант, и неясно чувствуя, что каким-то образом он ее понимает лучше, чем эти двое». Особенно его завораживает рокировка.
Лужин принимает решение прогуливать школу ради обучения игре в шахматы. Он врет в школе и дома, а сам в это время ездит к тете, возит к ней украденный у отца ящик с шахматами. Когда обман обнаруживается, отец предпринимает попытку «по-доброму» разобраться в мотивах поступка сына, объяснить мальчику, что ходить в школу — его гражданский долг. Разговоры ни к чему не приводят. Мать Лужина замечает, что сын обманывает родителей точно так же, как Лужин-старший обманывает ее. Отец сам не очень уверен в своих проповедях «исполнения долга», ему грустно оттого, что приходится «исполнять долг, не встречаться, не звонить, не ходить туда, куда тянет неудержимо».
Скоро обнаруживается «неспособность тети играть в шахматы». Шахматным партнером Лужина становится тетин поклонник, старик, который приносит ей цветы и которого тетя избегает, вероятно, встречаясь в это время с отцом Лужина. Старик играет очень хорошо, при этом шахматы начинают ассоциироваться у Лужина с запахом фиалок или ландышей. Старик выигрывает первые пятнадцать партий, а затем «Лужин что-то постиг, что-то в нем освободилось, прояснилось, пропала близорукость мысли». Старик предсказывает Лужину большое шахматное будущее, объясняет систему обозначений, чтобы мальчик мог читать шахматные партии в журналах. «Лужин... открыл в себе свойство, которому однажды позавидовал, когда отец за столом говорил кому-то, что он-де не может понять, как тесть его часами читал партитуру, слышал все движения музыки, пробегая глазами по нотам... Сперва он научился разыгрывать партии... Лужин... угадывал гармонию ходов по чередовавшимся знакам...»
Лето семья проводит в загородном доме. Мать, сильно ревнующая отца, ни на шаг не отпускает его от себя. Вывихнув в начале лета ногу, она перестает вставать с постели, лежит даже после того, как нога поправляется. В один из дней отец, под предлогом встречи с издателем, вырывается в город. Он задерживается допоздна, приезжает преувеличенно веселый, после ужина у него застревает крошка в бороде. Отец предлагает Лужину поиграть в шахматы (в городе он узнал, у кого и зачем на самом деле пропадал его сын, когда прогуливал школу). Очень быстро обнаруживается, что отец играет безалаберно и небрежно. Видя уровень мастерства сына, Лужин-старший понимает, что «он не просто забавляется шахматами, он священнодействует». Отец приглашает угрюмого бородатого доктора, который слывет хорошим шахматистом, чтобы тот оценил способности Лужина. «Лужин старший услышал те слова, которые так жаждал услышать, но теперь от этих слов было тяжело... Доктор стал бывать каждый вечер и, так как действительно играл очень хорошо, извлекал огромное удовольствие из непрекращавшихся поражений. Он принес учебник шахматной игры... Иногда он приносил то, что называл «гостинцем», — хитрую задачу, откуда-то вырезанную... Но составлением задач Лужин не увлекся, смутно чувствуя, что попусту в них растратилась бы та воинственная, напирающая, яркая сила, которую он в себе ощущал».
Лужин последовательно обыгрывает школьного учителя географии, затем «седого еврея, дряхлого шахматного гения, чемпиона мира». В октябре в Петербурге Лужин выступает в шахматном клубе, после чего в газетах появляется его фотография. С этого дня Лужин отказывается вообще ходить в школу, боясь, что его будут дразнить его известностью, как вначале дразнили книгами отца. Родители пытаются переубедить сына, но он убегает из дома к тете. Тетя в этот день направляется на кладбище: умер старик с цветами, первый шахматный партнер Лужина. На улице очень холодно, и потому продрогший Лужин отказывается сопровождать тетю на кладбище. Он возвращается домой, тяжело заболевает. Доктора полагают, что мальчик не переживет болезни — такой он слабый и нервный. Но Лужин выздоравливает. Школа отменена. Родители везут его на лето на Адриатическое море, чтобы подлечить. К осени решено вернуться в Россию. Мать Лужина уезжает раньше, не пишет им с отцом. Отец становится веселее, к нему приезжает рыжеволосая тетя Лужина. Через несколько дней после ее приезда приходит телеграмма о смерти матери. 
Писателю Лужину сильно мешают война и революция. Дар сына развивается по-настоящему только после революции. Рядом с ним появляется антрепренер Валентинов. Лужин играет во всех крупных русских городах с лучшими шахматистами, играет вслепую, один против нескольких партнеров. В момент начала Первой мировой войны Лужины и Валентинов находятся в Швейцарии. Отец возвращается в Россию, а Валентинов, под предлогом того, что России теперь не до шахмат, сам ездит с Лужиным по Европе, «вкладывая» в него собственные деньги. В Россию Лужин больше не возвращается, так как «стрельбы боится». Писателя Лужина вскоре (после ареста, заключения и освобождения) тоже высылают из России. Он оседает в Берлине.
Валентинов занимался Лужиным, «поскольку это был феномен». Он поощрял его дар, ни минуты не заботясь о Лужине- человеке, «которого, казалось, не только Валентинов, но и сама жизнь проглядела». Когда Лужину исполняется двадцать лет, Валентинов, подарив денег, бросает его, как надоевшую любовницу. «Впоследствии Лужин отмечал, что за долгие годы совместного существования между ним и Валентиновым не было сказано ни одного человеческого слова». Лужин продолжает свои шахматные путешествия самостоятельно. Все города для него одинаковы: шахматный клуб, зал, столики, все остальное совершенно не интересует его. Он плохо следит за собой, редко моется и меняет белье, одевается, не сообразуясь с модой, питается крайне просто. Жизнь вокруг Лужина «мутна», она требует от Лужина минимума усилий. Ему кажется, что какой-то невидимый антрепренер продолжает возить его по миру. Лужин выигрывает у всех противников. Но его главная цель — победить итальянца Турати, который «по темпераменту своему, по манере игры, по склонности к фантастической дислокации был игрок ему родственного склада, но только пошедший дальше». Лужина настораживает то, что он сам словно остановился в развитии, пропустив вперед своих соперников. Он «с угрюмой страстью погрузился в вычисления, придумывая и уже смутно предчувствуя гармонию нужных ходов, ослепительную защиту». Шахматист тщательно анализирует партии Турати, постигая его стиль. Он предчувствует свой фантастический триумф после того, как применит против Турати «защиту Лужина».
Проходит пятнадцать лет с того дня, как шахматный талант Лужина был признан. Отец задумывает повесть «Гамбит», где
главным героем вновь оказывается «легкий нарядный мальчик», шахматный вундеркинд с чертами музыкального гения. Он ничего общего не имеет с реальным сыном, выросшим угрюмым и равнодушным человеком, совершенно чужим отцу. Писатель Лужин решает, что он не даст своему герою вырасти, он умрет молодым, доигрывая свою последнюю партию в постели. Но Лужин-старший никак не может начать «Гамбит». «Он все продолжал одевать в наряднейшие цвета незримую еще тему... Он ходил в гости к многочисленным своим знакомым и подолгу, с удовольствием, рассказывал о своей книге. В одной эмигрантской газете появилась заметка о том, что он, после долгого молчания, работает над новой повестью. И эту заметку, им же составленную и посланную, он с волнением перечел раза три, вырезал, положил в бумажник». Простудившись на прогулке, после недолгой болезни отец умирает. Лужин не приезжает на его похороны. Он появляется в Берлине только через несколько дней после кончины отца, но не находит его могилы на кладбище. После поездки на кладбище Лужину становится плохо. Врач советует ему прервать изматывающие сеансы игры вслепую и поехать отдохнуть на курорт, в тихое зеленое место.
Лужин никогда ни за кем не ухаживал. Валентинов, полагая, что шахматная гениальность Лужина на самом деле — выход сексуальной энергии, устраивал так, что у Лужина не было возможности сблизиться с женщиной. Но в этот раз, отправившись на курорт без Валентинова, Лужин знакомится с девушкой. Они познакомились «как знакомятся в старых романах: она роняет платок, он его поднимает, — с той только разницей, что она оказалась в роли героя». Идя по тропинке, Лужин последовательно роняет несколько своих вещей, не обращая на это внимания. Девушка поднимает и отдает их ему. Только на следующий день Лужин догадывается поблагодарить девушку. Он производит на нее странное впечатление; он настолько неотесан, что у девушки невольно вырывается вопрос, воспитывался ли где-нибудь Лужин вообще. Она вежливо спрашивает, как давно Лужин играет в шахматы. Он отворачивается, замолкает, чем смущает собеседницу, а потом вдруг указывает точную цифру: восемнадцать лет, три месяца и четыре дня. Лужин очень полный, немного сгорбленный человек с тяжелым профилем. Его отличает полное отсутствие жизненного опыта (за него всегда все решал Валентинов), полное отсутствие манер. Лужин совершенно не похож ни на одного из знакомых мужчин своей 
новой знакомой. «Она выделяла из толпы учителя географии (который остался у нее в памяти стоящим на синем фоне обоев кабинета инспектрисы гимназии), хромого лектора-социолога в защитном френче, пожилого писателя в черном, который жил в Финляндии и катался на белой лодке по черному озеру, и тихого офицера в белом, с которым она играла в теннис и который потом потерял руку в Крыму». Узнав, что Лужин по ночам работает, девушка, смущаясь, прокрадывается к его окну и видит, что он сидит перед пустой шахматной доской. «Ей померещилась какая-то могучая усталость после каких-то неведомых трудов».
Лужин начинает «тихими ходами, смысл которых он чувствовал очень смутно, своеобразное объяснение в любви». Он вспоминает, что уже бывал в этой гостинице на одном из турниров, хочет показать девушке зал, где он играл, но не может найти дверь. Лужин стремительно ходит по коридору, девушка не успевает за ним, отстает, поднимается к себе. На другое утро она узнает, что Лужин выехал из гостиницы. Однако через час Лужин возвращается. Он идет со станции пешком. За ним увязывается белокурый мальчик, который, изловчившись, попадает ему в спину камушком.
Лужин поднимается к девушке в номер, не задумываясь о том, что это может быть неудобно. Задыхаясь от волнения, он заявляет: «Итак, продолжая вышесказанное, должен вам объявить, что вы будете моей супругой, я вас умоляю согласиться на это, абсолютно было невозможно уехать, теперь все будет иначе и превосходно». После предложения Лужин опускается на стул и плачет, как ребенок. Девушке становится ясно, что «этого человека, нравится он тебе или нет, уже невозможно вытолкнуть из жизни... И вместе с тем она думала о том, какжеона покажет этого человека отцу, матери, как это он будет сидеть у них в гостиной, — человек другого измерения, особой формы и окраски, несовместимый ни с кем и ни с чем». Ее родители, все потеряв в России, сумели снова разбогатеть в Берлине. Они жили «в строгом русском вкусе, как-то сопряженном со славянской вязью, с открытками, изображавшими пригорюнившихся боярышень, с лакированными шкатулками, на которых красочно выжжена тройка или жар-птица... Мать называла самое себя бой-бабой или казаком... искренно любила ту размалеванную, искусственную Россию, которую вокруг себя понастроила... Дочь же была совершенно равнодушна к этой лубочной квартире, столь непохожей на их тихий петербургский дом, где у мебели, у вещей была своя душа... Молодые люди, бывавшие 
у них, считали ее очень милой, но скучноватой барышней... У нее была... таинственная способность души воспринимать в жизни только то, что когда-то привлекало и мучило в детстве, в ту пору, когда нюху души безошибочен... постоянно ощущать жалость к существу, живущему беспомощно и несчастно».
На курорт приезжает мать девушки. Лужин ей активно не нравится, но она замечает, что дочь продолжает встречаться с этим «ничтожным, нелепым» человеком. Мать недоумевает, как можно «увлекаться такими пустяками», как шахматная игра. Однако немцы, проживающие в гостинице, относятся к Лужину с уважением, подчеркивают, что имя его известно в Германии. На одной из горных прогулок Лужин неожиданно рассказывает женщине, как встретил здесь Амура — но не со стрелой, а с камушком, которым тот поразил его. «Вы добрая, отзывчивая женщина, — протяжно говорит Лужин. — Честь имею просить дать мне ее руку». Мать девушки потрясена и растрогана таким старомодным предложением. Однако, поинтересовавшись финансовым положением Лужина, она решает запретить дочери этот «немыслимый брак». Отец девушки называет Лужина «узким фанатиком», но и очень наивным и очень порядочным человеком.
Лужин совершенно не умеет себя держать в обществе, поддерживает только разговоры о шахматах, причем употребляя при этом терминологию, не понятную никому, кроме него. Он продолжает играть на турнире в Берлине, выигрывает все партии, готовится к решающему матчу с Турати. С каждым турнирным днем он все хуже выглядит, чувствует себя ужасно, сильно переутомляется. Накануне партии с Турати Лужин в длинной ночной рубашке до пят (словно персонаж из отцовской книги) стоит на балконе своего гостиничного номера, смотрит на луну, выстраивая в уме свою блестящую защиту.














Турати начинает игру вяло, и защита, выработанная Лужиным, пропадает даром. Подозревая подвох, Лужин играет очень осмотрительно. «Затем, ни с того, ни с сего, нежно запела струна. Это одна из сил Турати заняла диагональную линию. Но сразу и у Лужина наметилась какая-то мелодия». Оба противника «что-то у себя пестуют, прихорашивают, приглаживают», проводят размен фигур. «Лужин из одной точки на доске вывел и проиграл последовательно десяток мнимых партий, и вдруг нащупал очаровательную, хрустально-хрупкую комбинацию. «Какая-то музыкальная буря» охватывает доску. «В упоительных и ужасных дебрях бродила мысль Лужина, встречая в них изредка тревожную мысль Турати». Лужин готовит победное нападение. «Вдруг что-то произошло вне его существа, жгучая боль: в огненном просвете он увидел что-то нестерпимо страшное, он понял ужас шахматных бездн, в которые погружался... В этом был ужас, но в этом была и естественная гармония, ибо что есть в мире, кроме шахмат? Туман, неизвестность, небытие...».
Объявляется перерыв. Лужин хочет встать, но не может этого сделать от слабости. Ему кажется, что люди, собирающие шахматы с доски, разрушают его жизнь. Лужина просят уйти домой. Он с улыбкой принимается искать лес: он намерен найти тот загородный дом, куда когда-то убежал со станции от родителей. Лужину кажется, что его обступают деревья, он видит тропинку, юлившую в лесу, в каком-то берлинском доме узнает дачу мельника. Тяжелая чернота наваливается на него, он падает и теряет сознание прямо на улице.
Лужина подбирает компания изрядно выпивших молодых людей. В кармане пальто они находят открытку с адресом невесты Лужина и привозят его туда. Лужин попадает в больницу. В газетах появляется сообщение, что Лужин не будет доигрывать турнир, поскольку заболел нервным переутомлением. Родители отговаривают невесту от брака с Лужиным. Но теперь она заявляет совершеннсгопределенно, что не бросит Лужина, совершенно одинокого, никому не нужного, несчастного, которому жизненно необходимы ее помощь и поддержка.
Врач-психиатр в больнице, «брюнет с агатовыми глазами», похож на чернобородого мужика с мельницы, который нес Лужина в коляску, чтобы снова везти на станцию. Психиатр строго-настрого запрещает упоминать при Лужине о шахматах и о его прошлом. «Придется ему внушить, что слепая страсть к шахматам для него гибельна и что на долгое время ему придется от своей профессии отказаться и вести совершенно нормальный образ жизни», — заявляет доктор. На вопрос отца невесты, может ли такой человек, как Лужин, вступать в брак, врач отвечает положительно.
Первое, что видит Лужин после того, как сознание возвращается к нему — розовое платье невесты. Невеста и психиатр много расспрашивают его о детстве, и Лужин начинает погружаться в воспоминания. Толстая гувернантка-француженка, которая в детстве только раздражала его, теперь почему-то вызывает в нем чувство умиления. Лужин задается вопросом, куда пропало детство, столь приятное и по-настоящему реальное в его воспоминаниях. Пору его призрачной «шахматной жизни» доктор и невеста называют потерянными годами, «темной порой духовной слепоты», советуют забыть. Невеста приносит Лужину книги, который он любил в детстве (приключения Шерлока Холмса и путешествие Фогга), но Лужин замечает, что это неполное издание. Из новых книг ему больше всего нравится «Анна Каренина» («особенно страницы о земских выборах и обед, заказанный Облонским»), а также «случайные книжонки легкого содержания — труды галльских новеллистов»). Стихи Лужина удручают, повергая «в состояние тяжелого недоумения и печали». Невеста, несмотря на формальную необразованность Лужина (он не окончил даже гимназии), чувствует в нем «признак какой-то просвещенности, недостающей ей самой». Родители девушки считают, что ее «любовь» к Лужину — чисто «головное». Отец, впрочем, уговаривает мать принять свадьбу как нечто неизбежное, надеясь, что сумеет приохотить Лужина к «полезному делу».
Лужину обновляют гардероб, снимают комнату в доме, где живет невеста с родителями. Старые вещи отдаются нищим русским. Для будущей семейной четы снимается небольшая уютная квартирка. Предсвадебные хлопоты почти не касаются самого Лужина, он во всем полагается на выбор невесты, происходящее словно течет сквозь его сознание. Будущий тесть приводит Лужина к себе в контору, объясняет, что содержание жены будет обходиться ему в сумму, которую необходимо зарабатывать самостоятельно. Впрочем, первый год родители готовы щедро приходить молодым на помощь.
Наступает день свадьбы. В церкви во время венчания Лужин вспоминает, как посещал службы в детстве, ему кажется, что «все это хорошо и странно, и мягко для души». Однако он плохо понимает происходящее, не концентрируется на церемонии. За праздничным столом Лужин тоже словно отсутствует, с трудом узнает людей, присутствующих на торжестве, пьет шампанское, чувствует сонливость. Лужин засыпает в свадебном автомобиле, который везет их с женой в их новый дом. В первую брачную ночь Лужин крепко спит.
Свадебное путешествие за границу откладывается в уступку родителям жены Лужина, поскольку мать очень переживает за семейную жизнь дочери и хочет хотя бы на первых порах быть рядом с ней. Лужина развлекает мужа туристическими проспектами, причем Лужин предлагает ехать в Крым, где растет хороший виноград, вспоминает, что его приглашали в Россию. Тесть привозит Лужину печатную машинку (чтобы приохотить к делу), Лужин учится печатать на ней (перепечатывает полстолбца из немецкой газеты и сочиняет бессвязное объявление о розыске по обвинению в убийстве и поджоге). Однажды жена ведет Лужина в кино. Из всего фильма в памяти у него остается только шахматная партия, которую играют в одном из эпизодов. «Абсолютно невозможное положение фигур», — с громким смехом замечает Лужин в темноте зала.
Лужины едут на бал в одну из лучших берлинских гостиниц. Пока жена танцует, Лужин, чтобы спрятаться от любопытствующих глаз, усаживается в кресло под лестницей. Рядом с ним садится господин, который оказывается бывшим одноклассником Лужина Петрищевым. Петрищев принимается расспрашивать его о судьбе товарищей по училищу. Ни с кем из них Лужин, естественно, после своего бегства из школы не общался. Петрищев раздражает и пугает Лужина. Разыскав жену, Лужин умоляет ее немедленно уехать. По пути домой он вспоминает, как этот самый Петрищев мучил его во время учебы в школе. «Тайный смысл этой встречи следовало разгадать... Встреча с Петрищевым только продолжение чего-то, нужно искать глубже, вернуться назад, переиграть все ходы жизни от болезни до бала».
Во время прогулки Лужин неожиданно указывает жене на дом, в котором жил и умер в Берлине его отец. Жена упрекает Лужина, что после смерти отца он ни разу не был на его могиле. Она настаивает, чтобы они сделали это вместе до отъезда в путешествие.
Лужин посвящает свой досуг рисованию, причем особенно ему удаются геометрические фигуры — «белые кубы, пирамиды, цилиндры и кусок гипсового орнамента». Ни пейзажи, ни портреты не вызывают у зрителей восторга — «бесплодная выходила пачкотня».
Все в семье относятся к Лужину, как к ребенку, не отягощая его принятием решений, не требуя от него идеального поведения. Однажды в доме появляется дама из России, которая довольно настырно требует, чтобы жена Лужина ходила с ней по магазинам и помогала выбирать вещи. Все это отнимает много времени, и жена не может уделять Лужину столько же внимания, сколько раньше. Эта дама рассказывает жене Лужина, в то время как он сам стоит в соседней комнате и все слышит, что одна ее знакомая научила племянника играть в шахматы, а он потом стал чемпионом.
«Комбинация, которую он со времени бала мучительно разгадывал, неожиданно ему открылась... Началось в теперешней его жизни последовательное повторение известной ему схемы... Смутно любуясь и смутно ужасаясь, он прослеживал, как страшно, как изощренно, как гибко повторялись за это время, ход за ходом, образы его детства (и усадьба, и город, и школа, и петербургская тетя), но еще не совсем понимал, чем это комбинационное повторение так для его души ужасно». Лужин решает, что против него кем-то очень сильным начата опасная игра, подобная шахматной партии. Этот незримый противник пытается сделать из Лужина послушную марионетку — пешку в игре, которая вновь заведет его в тупик. Он досадует, что не сумел вовремя взять ситуацию под контроль, решает впредь быть осмотрительнее и не показывать никому, что разгадал смысл происходящего. «Ему хотелось остановить часы жизни, прервать вообще игру, застыть, и при этом он замечал... что он не властен прекратить движение».
Из-за того, что жена его вынуждена постоянно ездить с гостьей по магазинам, она не замечает ни мрачности, ни замкнутости, ни «деревянной веселости» Лужина, ни того, что тот забросил всякие занятия дома (рисование, печатную машинку). Накануне отъезда дама вместе с сыном Митькой приходит прощаться. Митьку дама оставляет на попечение Лужина в кабинете, а сама болтает с его женой в спальне. Лужин пытается неуклюже развлечь мальчика, но тот остается мрачным и хмурым. Лужин чувствует, что за подкладкой его старого пиджака (единственной уцелевшей вещи из его прошлой жизни) что-то болтается. Лужин предлагает показать Митьке фокус, лезет за подкладку и извлекает на свет маленькую сафьяновую шахматную доску, сувенир, подаренный ему на одном из турниров. Разинув от удовольствия рот, Лужин расставляет на доске миниатюрные фигурки в том же положении, в котором закончилась его прерванная партия с Турати. В этот момент для Лужина «все исчезло, кроме самого шахматного положения». Митька сползает с дивана, раскачивает и роняет лампу, свет гаснет. Очнувшись, Лужин видит, что «бледный, с обритой головой мальчик стоял на коленях и поправлял шнур... Маленький, страшный его двойник, маленький Лужин, для которого расставлялись шахматы, прополз на коленках по ковру». Лужин быстро прячет в карман шахматную доску — «вещественный символ того, что так сладостно и ужасно завладело опять его воображением».
Жена Лужина после отъезда дамы из России решает заняться самообразованием, ужасаясь тому, что «в продолжение последних лет так мало занималась наукой изгнания, равнодушно принимая лаком и золотой вязью блещущие воззрения своих родителей и без внимания слушая речи на собраниях, которые одно время полагалось посещать». Кроме того, жена надеется, что Лужин сможет реализовать себя «в гражданственных изысканиях». Ее волнует, что Лужин ничем не интересуется, она обвиняет себя в том, что не может подыскать «ту область... которая дала бы работу и пищу бездействующим талантам Лужина». Жена начинает выписывать газеты и читать их Лужину вслух. Лужин обнаруживает в шахматном разделе напечатанные партии и с упоением просматривает их в отсутствие жены. Жена часто устраивает дома вечера, куда приглашает «людей разного толка», призванных разнообразить досуг ее мужа (она и сама точно не знает, чем). Лужину совершенно нет дела до всей этой суеты, он ходит среди людей, «придуманных его женой», и пытается угадать, «не продолжается ли игра... с ужасной силой направленная против него». Свою отстраненность и подавленность Лужин объясняет жене придуманной зубной болью. По ночам Лужин не может заснуть: ему мешает тиканье часов. Успокаивается он только, когда часы, кбторые забыли на ночь завести, останавливаются. Перед его мысленным взором постоянно возникает шахматная доска, на которой в тишине ночи Лужин разыгрывает партии. В ночных кошмарах Лужину является психиатр с агатовыми глазами, временами оборачивающийся чернобородым мужиком с мельницы. Лужин врет врачу, уверяя, что только пару раз решил в журнале шахматную задачу, что он не думает о шахматах дни и ночи напролет.
Утром в квартиру Лужиных звонит по телефону Валентинов, который теперь занимается кинематографическим бизнесом. Трубку берет жена Лужина. Самого Лужина она не подпускает к телефону, полагая, что старый знакомый может напомнить ему о шахматах. Она просит Валентинова больше не беспокоить Лужина, поскольку он «болен и будет болеть еще долго».
Во время прогулки жена уведомляет Лужина, что они уезжают в путешествие через неделю, а до тех пор должны непременно съездить к зубному врачу и на могилу отца Лужина. Все идет по плану, пока накануне отъезда Лужина не осеняет: чтобы перехитрить соперника, «нужно сделать какой-то неожиданный, нелепый ход, и тогда спутать ходы противника».
Сопровождая жену и тещу по магазинам, Лужин вдруг заявляет, что один поедет к зубному врачу, у которого был накануне, поскольку ему якобы мешает пломба. Лужин едет домой, где намерен «хорошенько все скомбинировать». У подъезда его ждет Валентинов.
Валентинов везет Лужина на киностудию, объясняет, что тому предстоит сыграть в одном из фильмов самого себя — гроссмейстера Лужина, который принимает участие в турнире, на котором играет и главный герой. Валентинов напоминает Лужину, что достаточно долго содержал его, занимался его судьбой и считает Лужина своим должником. В кабинете Валентинова Лужин вспоминает тысячи партий, им сыгранных, с нежностью, как вспоминают первую любовь. Ему становится ясна «цель атаки» на него. «Эта любовь была гибельна».
Валентинова вызывают из кабинета. Оставшись один, Лужин видит вырезку: «шахматная задача доктора Валентинова, мат в три хода». Лужин мгновенно находит ключ к решению. Его озаряет мысль, что никакого фильма нет, фильм — только предлог, ловушка. Валентинов появился, чтобы снова вовлечь Лужина в шахматную бездну. Лужин решает воспрепятствовать следующему ходу судьбы.
В состоянии помутившегося сознания Лужин едет домой в трамвае. Он не в состоянии сидеть, он спрыгивает с подножки на ходу, чудом не угодив под колеса. Дома его встречает крайне встревоженная жена, которая уже знает, что Лужин обманул ее и не был у врача. Лужин не отвечает на вопросы, на его лице появляется странное торжественное выражение, он беспрестанно ходит взад-вперед по комнатам. С минуты на минуту должны прийти гости. Жена, уже почувствовав, что вечер не состоится, что никаких гостей не нужно, просто не успевает позвонить и отменить приглашение. Неожиданно Лужин замирает на месте, вытаскивает из карманов их содержимое, выкладывает вещи на стол. Подойдя к жене, он благодарит ее за то, что «было хорошо», целует ее руки, и с улыбкой говорит: «Единственный выход. Нужно выпасть из игры».
В дверь звонят гости. Воспользовавшись замешательством жены, Лужин запирается в ванной. В дверь ванной стучат, жена плачет, умоляет мужчин взломать замок. Лужину кажется, что за дверью стоят Турати, Валентинов, старик с цветами и все те, кто приобщал его к шахматам. Он разбивает стекло и выглядывает из окна. Там, внизу, «шло какое-то торопливое подготовление: собирались, выравнивались отраже 
ния окон, вся бездна распадалась на бледные и темные квадраты». Лужин выпадает из окна. Перед ним распахивается шахматная вечность.
Дверь выбивают, в ванную вбегают гости, зовут Лужина по имени. «Но никакого Александра Ивановича не было».



Поиск
В нашей базе 2000 кратких изложений

Сохранить себе