Краткое содержание > Салтыков-Щедрин > ПОВЕСТЬ О ТОМ КАК ОДИН МУЖЧИК ДВУХ ГЕНЕРАЛОВ ПРОКОРМИЛ НОВЫЙ ПЕРЕСКАЗ
ПОВЕСТЬ О ТОМ КАК ОДИН МУЖЧИК ДВУХ ГЕНЕРАЛОВ ПРОКОРМИЛ НОВЫЙ ПЕРЕСКАЗ - краткое содержание


Краткое изложение и пересказ произведения по главам ПОВЕСТЬ О ТОМ КАК ОДИН МУЖЧИК ДВУХ ГЕНЕРАЛОВ ПРОКОРМИЛ НОВЫЙ ПЕРЕСКАЗ

Жили-были два генерала, всю жизнь служили в какой-то регистратуре: там родились, воспитались и состарились.  В жизни они ничего не понимали и даже слов никаких не знали, кроме: «Примите уверение в совершенном моем почтении и преданности». Но потом регистратуру упредили за ненадобностью, и генералов «выпустили на волю». Поселились они в Петербурге, в Подьяческой улице, на разных квартирах: «имели каждый свою кухарку и получали пенсию». И вот генералы по щучьему велению, по хотению автора оказались на необитаемом острове: проснулись и видят, что оба лежат под одним одеялом, в ночных рубашках, а на шеях у них висит по ордену. Заплакали они от сознания того, что затерялись на небольшом клочке земли посреди безграничного моря. Делать им абсолютно нечего, ведь они умеют только писать доклады, а на обитаемом острове от этого нет никакой пользы. Генералы решают обследовать остров: один пойдет на запад, другой — на восток. Но сторон 
света они не знают, а решают эту задачу так: один идет направо, другой — налево.
На острове изобилие пищи: зрелые плоды, рыба, дичь, зайцы. Но генералы ничего не могут добыть, только один из них возвращается с трофеем — со старым номером «Московских ведомостей». Генералы ложатся спать, но натощак почему-то не спится: то беспокоит мысль, кто за них будет пенсию получать, то припоминание увиденного днем изобилия пищи. В разговоре выясняется, что генералы никогда и не подозревали о том, что пищу нужно готовить. Так, они считали, что «в том самом виде родятся, как их утром к кофею подают», а о приготовлении куропатки они даже помыслить не могут. Генералы так оголодали, что зарычали, застучали зубами и набросились друг на друга. Полетели клочья, раздался визг, один генерал откусил у другого орден и немедленно проглотил. Но вид текущей крови образумил генералов, и они стали разговаривать, чтобы отвлечь себя от мыслей о еде. Однако рано или поздно все разговоры все равно сводились на воспоминания о еде, что еще больше раздражало аппетит. Тогда генералы принялись читать найденный номер «Московских ведомостей», но им, как на грех, попадались статьи о парадном обеде, о поимке осетра и т.д. Товарищи по несчастью совсем поникли головами. И тут одному генералу приходит
гениальная мысль: надо наити мужика, который их напоит и накормит. Генерал уверен, что «мужик везде есть, стоит только поискать его. Наверное, он где-нибудь спрятался, от работы отлынивает!». Генералы долго бродили по острову без всякого успеха, но, наконец, острый запах мякинного хлеба и кислой овчины вывел их на мужика. Генералам открылось следующее зрелище: «под деревом, брюхом кверху и положив
под голову кулак, спал громаднейший мужичина и самым нахальным образом уклонялся от работы». Генералы в бешенстве накидываются на мужика с кулаками: как он может бездельничать, когда они вторые сутки с голода умирают?! Мужику деваться некуда, и он начинает действовать: полез на дерево и нарвал генералам самых спелых яблок, а себе взял одно, кислое, нарыл картофелю, извлек с помощью двух кусков дерева огонь, из собственных волос сделал силок и поймал рябчика. Мужик наготовил столько снеди, что у генералов весело заиграли сердца, и они подумали; «Вот как оно хорошо быть генералами — нигде не пропадешь!»

Мужик просит у генералов разрешения отдохнуть, но те приказывают прежде ему свить веревочку. Этой веревкой генералы привязали мужика к дереву, чтоб не убег, а
сами легли спать.














Проходит несколько дней, «мужичина» продолжает обслуживать господ, и его сноровка доходит до такого уровня, что он даже научился «в пригоршне суп варить». Сделались генералы веселые, рыхлые, сытые, белые.
«Долго ли, коротко ли, однако генералы соскучились». Все чаще стали вспоминать они об оставленных в Петербурге кухарках, пенсиях и «втихомолку даже поплакивали».
Стали генералы «нудить» мужика, чтобы он доставил их на Подьяческую. Оказалось, что мужик был на Подьяческой, «мед-пиво пил, по усам текло, в рот не попало!» «Мужичина» говорит генералам: «коли видели, что висит человек снаружи дома в коробке, в ящике на веревке, и стену краской мажет или по крыше словно мужа ходит — это он самый я и есть!»
Выстроил мужик посудину, чтоб можно было «океан- море переплыть», устлал дно мягким лебяжьим пухом, 
уложил генералов и, перекрестившись, поплыл. Сколько генералы набрались страху, сколько «ругали они мужичину за тунеядство — этого ни пером описать, ни в сказке сказать. А мужик все греб да греб да кормит генералов селедками». Вот наконец показалась и Нева-матуш- ка, и Большая Подьяческая. Кухарки, увидев сытых и веселых генералов, аж всплеснули руками. Генералы наелись сдобных булок, напились кофею, съездили в казначейство и «сколько денег загребли — ни в сказке сказать, ни пером описать!», но о мужике они не забыли:
«выслали ему рюмку водки да пяток серебра: веселись, мужичина!



Поиск
В нашей базе 2000 кратких изложений

Сохранить себе