Краткое содержание > Сервантес > ХИТРОУМНЫЙ ИДАЛЬГО ДОН КИХОТ ЛАМАНЧСКИЙ НОВЫЙ ПЕРЕСКАЗ
ХИТРОУМНЫЙ ИДАЛЬГО ДОН КИХОТ ЛАМАНЧСКИЙ НОВЫЙ ПЕРЕСКАЗ - краткое содержание


ХИТРОУМНЫЙ ИДАЛЬГО ДОН КИХОТ ЛАМАНЧСКИЙ
ТИХИЙ ДОН
ДОН ЖУАН
Краткое изложение и пересказ произведения по главам ХИТРОУМНЫЙ ИДАЛЬГО ДОН КИХОТ ЛАМАНЧСКИЙ НОВЫЙ ПЕРЕСКАЗ



В Прологе автор обращается к читателю, объясняя, что ему бы хотелось, «чтобы эта книга, плод его разумения, являла собою верх красоты, изящества и глубокомыслия». Однако его «неразвитый и бесплодный ум» породил лишь «повесть о костлявом, тощем, взбалмошном сыне, полном самых неожиданных мыслей, доселе никому не приходивших в голову, — словом, о таком, какого только и можно было породить в темнице, местопребывании всякого рода помех, обиталище одних лишь унылых звуков». Сервантес называет себя не отцом, а отчимом Дон Кихота и не собирается, по примеру своих собратьев-писателей, «со слезами на глазах умолять» читателя быть снисходительным к его творению. Он не намерен и «соблюдать приличия», например, на одной странице изображать беспутного повесу, а на следующей выводить нудную проповедь. Словом, в книге нет ненужных украшений, поскольку, по мысли автора, дело писателя — «подражать природе, ибо чем искуснее автор ей подражает, тем ближе к совершенству его писания. И коль скоро единственная цель вашего сочинения — свергнуть власть рыцарских романов и свести на нет широкое распространение, какое получили они в высшем обществе... лучше позаботьтесь о том, чтобы все слова ваши были понятны, пристойны и правильно расположены... выражайтесь яснее, не запутывая и не затемняя смысла». В некоем селе Ламанчском «жил-был один из тех идальго, чье имущество заключается в фамильном копье, древнем щите, тощей кляче и борзой собаке. Возраст его приближался к пятидесяти годам; был он крепкого сложения, телом сухопар, лицом худощав, любитель вставать спозаранку и заядлый охотник. Фамилия его была Кихана». В часы досуга, который у идальго продолжался почти что целый год, он с таким увлечением предавался чтению рыцарских романов, что забросил и охоту, и хозяйство, «и так далеко зашли его любознательность и его помешательство на этих книгах, что, дабы приобрести их, он продал несколько десятин пахотной земли и таким образом собрал у себя все романы, какие только ему удалось достать». Дни напролет идальго ломал себе голову над типичными оборотами речи, попадающимися в этих романах, вроде «всемогущие небеса, при помощи звезд возвышающие вашу божественность, соделывают вас достойною тех достоинств, коих удостоилось ваше величие». Добраться до смысла идальго не удается, да и немудрено: «сам Аристотель, если б он нарочно для этого воскрес, не распутал бы их и не понял». Оттого, что идальго мало спит и много читает, мозг его начинает иссыхать, и он окончательно теряет рассудок. Воображение его поглощено тем, о чем пишется в рыцарских романах — чародейством, распрями, битвами, поединками, объяснениями в любви, любовными похождениями, сердечными муками и прочей ерундой. Причем идальго прочно убедил себя, что все это «нагромождение вздорных небылиц» — истинная правда. Вскоре он «почел благоразумным и даже необходимым как для собственной славы, так и для пользы отечества сделаться странствующим рыцарем, сесть на коня и с оружием в руках отправившись на поиски приключений... начать искоренять всякого рода неправду и в борении со всевозможными случайностями и опасностями стяжать себе бессмертное имя и почет». Идальго принимается чистить фамильные доспехи и обнаруживает, что от рыцарского шлема у него имеется только шишак. Он мастерит шлем из картона и прикрепляет его к шишаку. Затем он осматривает свою клячу, которая хромает на четыре ноги, но остается вполне ею доволен. Идальго пышно именует ее Росинантом. Это имя поясняет, что «прежде конь этот был обыкновенной клячей, ныне же, опередив всех остальных, стал первой клячей в мире». Наконец идальго выбирает себе имя. Отныне он называет себя Дон Кихотом Ламанчским. Остается только найти даму сердца, ибо, по сведениям Дон Кихота, рыцарей без любви не бывает. На эту роль он избирает миловидную деревенскую девушку Альдон- су Лоренсо, в которую был влюблен когда-то давно, но она об этом не подозревала. Дон Кихот подбирает ей созвучное ее собственному «знатное» имя. Теперь дама сердца Дон Кихота зовется Дульси- нея Тобосская. разговаривает сам с собои, стараясь подражать слогу рыцарских романов. К вечеру, в надежде обнаружить какой-нибудь замок, он прибивается к постоялому двору. На глаза ему попадаются две женщины легкого поведения, которых он принимает за знатных девиц и разговаривает с ними почтительно, чем вызывает у них смех. Добродушный хозяин постоялого двора, решив любым способом залучить к себе постояльца, отвечает на его высокопарные речи в том же духе. Хозяин приносит рыцарю ужин, но тот садится за стол как есть, в полном облачении, не снимая шлема. Одна из женщин принимается потчевать Дон Кихота из рук, а вино хозяин вливает ему через трубочку. Дон Кихот ведет хозяина на конюшню и, упав перед ним на колени, просит посвятить его в рыцари. Тот, догадавшись, что гость не в своем уме, тем не менее соглашается приблизить реалии его постоялого двора к необходимым предметам интерьера средневекового замка. Вместо бдения в часовне над оружием, Дон Кихот должен провести ночь на обширном скотном дворе. Положив копье на водопойное корыто, Дон Кихот прогуливается по двору. Ночью подходит погонщик мулов, чтобы напоить своих животных, дотрагивается до корыта, на котором лежит копье. Дон Кихот ударяет его копьем по голове, и погонщик падает без сознания. Та же участь постигает и второго погонщика. Товарищи погонщиков принимаются забрасывать Дон Кихота камнями. Хозяин уговаривает людей не трогать помешанного постояльца. Он решает немедленно посвятить того в рыцари, дает ему подзатыльник и ударяет шпагой по спине. Основные усилия хозяин тратит на то, чтобы во время церемонии не лопнуть от смеха. Одна из девиц легкого поведения опоясывает Дон Кихота мечом. На этом обряд посвящения заканчивается. Хозяин объясняет новоиспеченному рыцарю, что тот должен иметь при себе деньги, чтобы платить за постой, хотя в рыцарских романах нет ни строчки о таких низменных материях. Дон Кихот едет по лесу, слышит крики. Это дюжий сельчанин избивает своего мальчишку- подмастерье. Новоиспеченный рыцарь вступается за мальчика, требует, чтобы тому заплатили и отпустили на все четыре стороны. Хозяину удается перехитрить Дон Кихота, пообещать «страшной клятвою», что он в точности выполнит его указания, едва рыцарь отъедет прочь. Естественно, что когда Дон Кихот скрывается из виду, лебезивший перед ним хозяин с новой силой принимается избивать мальчика. Дон Кихот встречает на дороге купцов и пытается их заставить признать Дульсинею Тобосскую прекраснейшей из красавиц на свете. Те объясняют, что не станут этого делать, пока воочию не убедятся, что речь идет о красавице, и просят хотя бы показать портрет дамы. Дон Кихот бросается на купцов с копьем, но Росинант спотыкается, и рыцарь падает в пыль. Погонщик, сопровождавший купцов, накидывается на Дон Кихота и избивает. Дон Кихота подбирает односельчанин-земледелец, привозит его домой, причем рыцарь требует, чтобы сам земледелец пре вставлялся его прислуге сеньором Балдуином, маркизом Мантуанским. Священник и цирюльник проводят в книгохранилище Дон Кихота тщательный осмотр с целью избавиться от вредных для здоровья хозяина рыцарских романов. Прислуга складывает во дворе дома костер из книг. Сборники же стихов испанских поэтов и «Галатею» М. Сервантеса придирчивые цензоры отправляют «под замок», считая, что эти произведения «заслуживают снисхождения». Дон Кихоту объявляют, что книгохранилище разорил не то дьявол, не то волшебник. Через две недели Дон Кихот готовится ко второму выезду из своих владений. Священник пытается вразумить помешавшегося идальго, но тщетно. Дон Кихот уговаривает своего добропорядочного односельчанина Санчо Пансу отправиться с ним в качестве оруженосца. Дон Кихот обещает завоевать какой-нибудь остров и сделать Санчо его губернатором. Затем Дон Кихот принимается добывать деньги, необходимые, как он убедился на собственном опыте, в дальних странствиях. Кое-что Дон Кихот продает, кое-что закладывает с большим для себя убытком, чинит свой разбитый шлем. Немного озадачивает Дон Кихота то обстоятельство, что оруженосец собирается отправляться в странствие верхом на осле, однако потом рыцарь смиряется с этим фактом. Дон Кихот и Санчо Панса выезжают в поле, где их взорам предстают три десятка ветряных мельниц. Дон Кихоту кажется, что перед ним толпа чудовищных великанов с громадными руками и что он обязан вступить с ними в бой. Санчо безуспешно старается вразумить рыцаря, но Дон Кихот, пришпорив Росинанта, смело скачет сражаться с ветряными мельницами. Вонзив копье в крыло ближайшей мельницы, он с силой поворачивает его. От копья остаются одни щепки, Дон Кихот падает на землю. Рыцарю кажется, что это волшебник Фрестон (тот самый, что проник в его хранилище и похитил его книги) превратил великанов в мельницы, дабы Дон Кихот не смог завладеть их трофеями, которые бы стали основой его благосостояния. Дон Кихоту попадаются два монаха-бенедиктинца «верхом на верблюдах, именно на верблюдах, иначе не скажешь, — такой невероятной величины достигали их мулы». Следом едет карета, в которой сидит дама, их случайная спутница. Дон Кихот же считает, что перед ним злые волшебники, которые украли принцессу, и решает во что бы то ни стало расстроить их злой замысел. Дон Кихот бросается с копьем на монаха, сбрасывает его на землю. Санчо Панса поспешно принимается раздевать монаха, чтобы «завладеть трофеями, которые его господин выиграл в честном бою». Слуги монахов, не вникая в его разумные доводы, подбегают к Санчо и избивают его. Дон Кихот тем временем требует, чтобы дама повернула коней и ехала назад в Тобосо, чтобы объявить Дульсинее, что Дон Кихот ради нее совершил подвиг — освободил принцессу, т. е. эту самую даму. Слуга дамы, бискаец, вступается за нее, Дон Кихот сбрасывает его на землю. Дама умоляет Дон Кихота пощадить бискайца, обещая в точное- ♦ < * < ти исполнить требования рыцаря. Дон Кихот рассказывает Санчо, что знает рецепт бальзама, способного врачевать любые раны и возвращать усопшего к жизни. Санчо отказывается от поста губернатора в обмен на рецепт чудесного лекарства, которое он будет производить и продавать. Санчо предлагает Дон Кихоту пообедать немудреной снедью, взятой им из дому, но тот принимается разглагольствовать о том, что странствующие рыцари, как правило, питались сушеным плодами да некоторыми полевыми травами. Санчо с готовностью обещает снабжать своего господина плодами и травами, а себе добывать живность посущественнее, но Дон Кихот любезно соглашается питаться как нормальные люди. Дон Кихота радушно принимают и угощают ужином, приготовленным из желудей, козопасы. Рыцарь несколько часов кряду разглагольствует с ним о золотом веке человечества, когда люди не знали понятия собственности и «правдивость и откровенность свободны были от примеси лжи, лицемерия и лукавства». На лицах козопасов появляется недоумение. Чтобы не выглядеть невежливыми, один из них поет в ответ любовную песенку фривольного содержания. Песня нравится даже Дон Кихоту. Один из козопасов рассказывает историю своего друга Хризостома, который умер от любви к прекрасной девушке Марселе. Марсела же пыталась оправдаться перед односельчанами, объясняя, что неповинна в смерти юноши: она любила свободу, потому не хотела идти замуж ни за одного из мужчин, о чем честно каждому кавалеру и сообщала. Дон Кихот отправляется в селение, встает на защиту преследуемой девушки, и односельчане — одни, терзаемые гневом за смерть Хризостома, другие, все еще тешащие себя надеждой добиться взаимности красавицы, — оставляют Марселу в покое. Росинант, совершенно неожиданно начинает приставать к вольно пасущемуся табуну кобылиц, за что погонщики колотят его дубинами. Едва Санчо и Дон Кихот пытаются вступиться за коня, как им тоже попадает. Избитый, почти лишившийся способности передвигать ноги, Дон Кихот не унывает. Он знает, что на долю странствующих рыцарей выпадает масса невзгод и несправедливостей, а любые раны, полученные в бою, скорее могут прославить, нежели обесславить. Поскольку Росинант не в силах дальше везти своего хозяина на себе, Дон Кихот устраивается на осле и вместе с Санчо, ведущим осла под уздцы, и привязанным сзади конем продолжает свой путь навстречу подвигам. Очередной постоялый двор Дон Кихот, не внемля уговорам Санчо, по традиции принимает за замок. Хозяйка с дочкой принимаются лечить рыцаря, интересуются, где идальго умудрился получить столько побоев. Чтобы не ввязываться в объяснения, Санчо заявляет, будто хозяин его упал с обрыва, а сам он покрылся синяками с ссадинами от сочувствия к Дон Кихоту. Дон Кихот высокопарно благодарит хозяйку и его служанку Мариторнес, причем те слушают его «с таким недоумением, как если бы он говорил по- гречески ». Мариторнес очень кичится своим дворянским происхождением, потому непременно держит данное слово, особенно если дело касается любовных приключений. В ту ночь, что на постоялом дворе оказались рыцарь со своим оруженосцем, Мариторнес пообещала погонщику мулов прийти к нему, однако в темноте наткнулась на Дон Кихота. Рыцарь же вообразил, что «дочь хозяина, то бишь владельца замка, которую он якобы сумел очаровать, влюбилась в него». Однако Дон Кихот должен быть верен даме своего сердца и не поддаваться на провокации других женщин. Схватив Мариторнес за руку, Дон Кихот принимается в возвышенных выражениях объяснять ей, почему не может воспользоваться «предложенными ею милостями». Погонщик, который ночует в этой же комнате, в порыве ревности бросается на Дон Кихота и избивает его, причем ломает кровать, на которой лежит рыцарь. От страха Мариторнес бросается в сторону и попадает на кровать Санчо, который спросонок начинает бить ее кулаками. Мариторнес не остается в долгу. Дон Кихот все происшедшее воспринимает как происки чудовищного великана, а возможно, и заколдованного мавра, позавидовавшего блаженству рыцаря. Распростертый на полу, Дон Кихот являет собой жалкое зрелище. Однако, когда к нему подходит стражник со светильником и грубо интересуется, что здесь произошло, Дон Кихот высокомерно требует обходиться с ним вежливо. Стражник в бешенстве запускает в Дон Кихота светильником, и рыцарь окончательно убеждается, что перед ним — заколдованный мавр. Дон Кихот принимается варить чудодейственный бальзам, исцеляющий все болезни. Стоит рыцарю хлебнуть его, как его начинает рвать, и он покрывается потом. Дон Кихот, обессиленный, засыпает, а проснувшись, чувствует себя совершенно здоровым. Чудесное исцеление поражает оруженосца, и он решает последовать примеру хозяина. Но желудок у Санчо оказывается не таким нежным, как у Дон Кихота, поэтому прежде чем его вырвало, Санчо испытывает такие мучения, что неоднократно прощается с жизнью. У Санчо отпадает всякая охота связывать свое будущее с изготовлением этого бальзама, он проклинает и снадобье, «и того злодея, который попотчевал его этим бальзамом». Дон Кихот же полагает, что причина мук Санчо — то, что он не посвящен в рыцари. В поле странники замечают, как впереди и позади них движутся «две рати», которые на поверку оказываются стадом овец. Однако Дон Кихот, сводящий любой разговор к реалиям рыцарских романов, воображает, что войско, которое движется им навстречу, ведет «великий император Алифанфарон», а то, что идет им вслед — «король гарамантов Пентаполин». Чтобы обзавестись новым конем, рыцарь решает вступить в бой с обоими войсками. Напрасно Санчо твердит, что слышит только блеянье овец и баранов. Дон Кихот считает, что страх застилает зрение и слух оруженосца. Его же собственному взору рисуется картина, которой на самом деле не существует, — великаны, рыцари, доспехи, знамена и пр. С криком Дон Кихот врезается в овечье стадо и принимается яростно наносить копьем удары. Погонщики набрасываются на него и выбивают ему все зубы. Рыцарь относится к случившемуся со стоическим смирением, уповает на господа и его справедливость. Санчо замечает, что его хозяину гораздо больше подошла бы карьера проповедника, нежели странствующего рыцаря. Дон Кихот и Санчо встречают похоронные дриги. Рыцарь представляет, что это траурная колесница, на которой везут тяжело раненного рыцаря, и что отомстить за него суждено именно Дон Кихоту. Дон Кихот бросается на сопровождающих дроги монахов, одного обращает в бегство, второго повергает на землю. Возмущенный монах объясняет, что везет тело умершего от белой горячки в Сеговию, чтобы перезахоронить, т. е. смысла мстить кому бы то ни было за усопшего нет никакого. Монах ругает Дон Кихота за. то, что тот, не разобравшись, искалечил его, и обиду эту он будет помнить до конца своих дней. Дон Кихот приносит свои извинения и представляется монаху как Рыцарь Печального Образа. Дон Кихот и Санчо пробираются ночью в кромешной тьме. Рыцарь Печального Образа обращает внимание оруженосца на то, «как мрачна эта ночь, какая необычайная стоит тишина, как глухо и невнятно шумят деревья, в каким ужасающим ревом вода падает и низвергается». Все это, и в особенности громкие удары, по его мнению, указывает на страшные опасности, подстерегающие их на каждом шагу. Страстно стремясь к приключениям, Дон Кихот приказывает Санчо оставаться на месте, а его отпустить совершать великие и необыкновенные подвиги. Чтобы удержать хозяина от очередного неразумного поступка Санчо спутывает ноги Росинанта, чтобы тот не мог двинуться с места, а сам, чтобы дотянуть до рассвета, принимается рассказывать Дон Кихоту бессмысленную и бесконечную историю про то, как пастух перевозил коз с одного берега реки на другой. Утром рыцарь и оруженосец расстаются с искренними слезами. Дон Кихот оставляет завещание, по которому Санчо причитается жалованье за все время службы у Рыцаря Печального Образа. Однако Санчо просит позволения до конца следовать за своим хозяином. Каково же удивление обоих искателей приключений, когда они обнаруживают, что удары, которые казались им столь зловещими, издают сукновальные молоты! Дон Кихот крайне смущен, а Санчо покатывается от хохота. На дороге Дон Кихот замечает всадника с каким-то блестящим предметом на голове. Это цирюльник, надевший на голову медный таз. Однако Дон Кихот убежден, что навстречу движется обладатель шлема Мамбрина — того самого шлема, насчет которого Рыцарь Печального Образа давал свою клятву и который ему позарез нужно отобрать. Дон Кихот заставляет цирюльника спешиться, срывает у него с головы таз, и с сожалением отмечает, что у «шлема не хватает половины». Цирюльник обращается в бегство, бросает осла, которого Дон Кихот пышно именует серым в яблоках конем. Благородный рыцарь не берет осла себе, потому что считает это непорядочным, однако позволяет Санчо обменять свою старую ослиную упряжь на новую. Дон Кихот и Санчо встречают процессию каторжников, скованных цепью. Дон Кихот расспрашивает преступников о том, что каждого из них довело до тюрьмы и галер. Один из них осужден за то, что был «влюблен» в корзину чужого белья, второй — что был «певцом» (т. е. под пыткой сознался в совершенных им преступлениях — казнокрадстве), третий — за сводничество и колдовство, и проч. Дон Кихот принимается уговаривать конвойных и комиссара отпустить заключенных. Когда те с недоумением отказываются выполнить требование, Рыцарь Печального Образа нападает на стражей порядка. Пока идет потасовка, каторжники разбегаются. Конвойные тоже бросаются наутек. Собрав оставшихся осужденных, Дон Кихот требует от них благодарности — повсюду прославлять имя Дульсинеи Тобосской и лично отправиться к ней, чтобы засвидетельствовать свое почтение. Каторжники отказываются это выполнить, поскольку в Тобосо они неминуемо снова попадут в руки правосудия. Дон Кихот в бешенстве обещает вновь заковать их в кандалы. Каторжники осыпают его градом камней, раздевают, грабят. Рыцарь Печального Образа сильно удручен тем, что люди, которым он сделал добро, так дурно с ним обошлись. Дон Кихот и Санчо прибывают в Сьерра Морену. Здесь Рыцарь Печального Образа объявляет, что во имя Дульсинеи Тобосской намерен совершить ряд «безумств», ибо дама его сердца совершенно позабыла о нем (что неудивительно, ибо девушка не подозревает о том, какие подвиги совершаются с ее именем на устах). Санчо при этом просит позволения уехать домой за ослами, ибо наблюдать за выходками своего господина не желает. Дон Кихот кувыркается в голом виде, вслух рассуждает об аналогичных безумствах, которым были подвержены его предшественники. Однако скоро Дон Кихот приходит к выводу, что, в отличие от других рыцарей, в частности от Роланда, которого на безумства подвигла измена возлюбленной, у него безумствовать оснований нет. Тогда он принимается миллион паз читать «Ave Maria», гулять по лугу и вырезать на древесной коре посвященные Дульсинее стихи, в которых «изливает свою тоску». Тем временем Санчо Панса встречает по дороге домой священника и цирюльника, которые жгли книги в доме Дон Кихота. Он рассказывает им, в каком состоянии оставил Дон Кихота. Священник придумывает остроумный способ вызволить Рыцаря Печального Образа из нелепого положения: он сам переоденется странствующей девицей, а цирюльник — ее слугой. Мнимая девица прикинется обиженной и беззащитной, обратится к помощи Дон Кихота, который, не в силах отказать ей, последует за несчастной туда, где, по ее словам, находится ее обидчик (злой рыцарь). Поскольку вся эта нелепая история вполне соответствует умонастроению Дон Кихота, он непременно бросит свои странные выходки и они доставят его в село, а там уж подумают, чем излечить его от помешательства. Священник и цирюльник успешно справляются со своей задачей. Они знакомятся с молодым человеком по имени Карденьо, который пребывает в ужасной тоске по своей супруге Лусинде. Дело в том, что, едва дав ему обещание стать его женой, Лусинда вышла замуж за другого. Произошло это так. Карденьо, боясь прямо попросить своего отца сделать предложение отцу Лусинды, пытался повлиять на него через дона Фернандо. Однако дон Фернандо, убедившись в том, что Лусинда — очень умная и необыкновенно красивая девушка, сам от своего имени сделал ее отцу предложение, которое тот с радостью принял (дон Фернандо знатен и богат). Лусинда передала Карде- ньо записку, в которой просила его срочно приехать к ним в дом, так как на нее уже надели подвенечное платье и пришел священник. Лусинда намерена, если ее все же принудят вступить в ненавистный ей брак, покончить с собой, и с этой целью она прячет под платьем кинжал и записку, объясняющую родителям причину ее поступка. Карденьо прячется за занавеской во время церемонии бракосочетания. Он потрясен тем, что, несмотря на свои обещания, его законная супруга перед священником дает согласие выйти замуж за Фернандо, правда, тут же падает без чувств. Карденьо бросается прочь из города, несчастный и опозоренный. Священник и цирюльник, а также присоединившийся к ним Карденьо встречают девушку, переодетую пастушком. Это Доротея, девушка дона Фернандо, которую он обесчестил, дал клятву жениться, но потом исчез и сочетался браком с Лусиндой. Карденьо немедленно предлагает Доротее вступиться за ее честь и со шпагой в руках доказать дону Фернандо, что тот поступил бесчестно. Священник и цирюльник советуют Доротее обратиться к Дон Кихоту и берут девушку с собой. Доротея, как подучивают ее священник и цирюльник, разыгрывает роль обездоленной принцессы, просит Рыцаря Печального Образа выступить ее защитником и немедленно последовать за ней. Таким образом Дон Кихот покидает место своего самобичевания, и священнику не приходится прибегать к маскараду. Доротея успешно продолжает представлять принцессу, рассказывает о «пророчестве», якобы данном еэ отцом-магом — о том, как после его смерти на ее королевство нападет великан, которому она не должна оказывать сопротивления, а вместо этого оправиться на поиски странствующего рыцаря по имени «не то Дон Колоброд, не то Дон Сумасброд». Ни у кого из слушателей не возникает сомнения, что «покойный король» имел в виду именно Дон Кихота. Тем временем Дон Кихот интересуется, как прошла поездка Санчо в Тобосо и при каких обстоятельствах приняла от него письмо Дульсинея. Письма никакого Санчо не передавал, потому что рыцарь забыл ему его вручить. Санчо, не слушая высокопарных романтических пассажей Дон Кихота, рассказывает о своей вымышленной беседе с Дульсинеей, которая, вместо того, чтобы в стиле Рыцаря Печального Образа закатывать глаза и одаривать посланника р'ыцаря золотом, вела себя вполне естественно — просеивала зерно, источала запах пота, послания не читала, так как неграмотна, и проч. Дон Кихот моментально находит оправдание такому поведению дамы своего сердца (она не показывала своих чувств при посторонних) и успокаивается. Священник, цирюльник, Дон Кихот, Санчо, Карденьо и Доротея останавливаются на постоялом дворе. Священник загодя предупреждает хозяина, что Дон Кихот спятил на почве рыцарских романов, но тот искренне не понимает, как такое могло случиться. Сам он тоже любитель почитать романы, да и вся его семья тоже. Каждый находит в романах что-то созвучное потребностям своей души, но при этом никто не принимает написанное за чистую монету и в странствующие рыцари не записывается. Хозяин вынимает рукопись под названием «Повесть о безрассудно-любопытном», объясняя, что данный роман — даже весьма полезное чтиво, ознакомившись с которым читатель вынесет для себя массу житейски практичной информации. Сюжет повести незатейлив. В городе Тоскане жили Ансельмо и Лотарио, которые так дружили, что их никто не звал по имени, а только — «два друга». Ансельмо женился на красавице Камилле, и тактичный Лотарио стал все реже бывать в доме друга. Однако Ансельмо не смог наслаждаться безраздельным счастьем, выпавшим на его долю. Он решил испытать верность и преданность ему молодой жены. С этой целью Ансельмо попросил Лотарио поухаживать за Камиллой и рассказать о результатах «атаки» ему. Лотарио оскорбился, стал объяснять Ансельмо, что желание его сумасбродно, что надо ценить любящую жену уже за то, что она его любит, что не надо устраивать близкому человеку никаких испытаний, потому что, если Камилла окажется добродетельна, то вряд ли Ансельмо станет любить ее еще больше, чем теперь, а если паче чаяния, она уступит настояниям Лотарио, то Ансельмо окажется в бедственном положении и станет до конца дней терзаться из-за искусственно им самим созданной проблемы. Но Ансельмо, поблагодарив друга за искренность, возобновляет свою просьбу. Он специально подстраивает так, чтобы жена как можно больше времени проводила наедине с его другом. Поначалу, не желая другу зла, Лотарио просто спит всякий раз, что Ансельмо уходит из дома, и ни о чем с Камиллой не говорит. Но Ансельмо обнаруживает обман, продолжает подталкивать Лотарио к Камилле. В конце концов Лотарио сам оценивает бесчисленные достоинства Камиллы, влюбляется в нее, объясняется с ней, и через некоторое время, совладав с упорным сопротивлением молодой женщины, добивается взаимности. Тут уж они оба решают хранить молчание и ничего Ансельмо не говорить, измышляют различные типичные для подобной ситуации хитрости. Ансельмо, уже покрытый позором, продолжает пребывать в заблуждении относительно добродетельности жены и порядочности друга, в чем Лотарио настойчиво его уверяет. В это же время становится известно, что служанка Камиллы, Леонелла, также завела любовника. Однажды Лотарио застает этого молодого человека под окнами дома Камиллы, и решает, что перед ним — новая пассия Камиллы. Он в припадке ревности доносит Ансельмо, что видел у его жены мужчину, но затем, мучимый раскаянием, признается в этом Камилле. Женщина приходит в ужас, но решает разыграть перед мужем спектакль с помощью верной Леонеллы. Зная, что Ансельмо спрятался за занавеской и подслушивает их, Камилла долго и очень натурально произносит гневные обличительные речи о том, что Лотарио вздумал ее домогаться (а по мнению Ансельмо, это входит в его планы). Молодая женщина заявляет о том, как глубоко она презирает Лотарио и как сильно нуждается в защите мужа. Появляется Лотарио. При нем Камилла театрально вонзает себе в бок кинжал, правда, неглубоко. Однако на пол вытекает достаточно крови, чтобы создать иллюзию того, что Камилла согласна даже на смерть, лишь бы не изменять мужу. Ансельмо, который любуется этим представлением из-за занавески, окончательно уверяется в порядочности Камиллы. Ансельмо застает в комнате Леонеллы ее жениха и приходит в ярость. Перепуганная служанка обещает рассказать хозяину «нечто такое», от чего у него волосы встанут дыбом. Ансельмо запирает ее в комнате, а сам сообщает жене о случившемся. Камилла, догадавшись, что Леонелла ее выдаст, собирает деньги и драгоценности и вместе с Лотарио бежит из города, чтобы скрыться в монастыре. Леонелла тоже покидает дом хозяина. Ансельмо узнает обо всем, понимает, что сам стал причиной своего позора и своего бесчестья. Он умирает от горя, а Лотарио погибает на войне. Вся компания во главе с Дон Кихотом встречает на проезжей дороге процессию из четырех мужчин и женщины, чье лицо закутано маской. Это Лусинда, а сопровождает ее дон Фернандо со слугами. Карденьо воссоединяется с Лусиндой, а Доротея — с доном Фернандо. Все супруги счастливы, все просят друг у друга прощения. Теперь Рыцарю Печального Образа нет нужды убивать великана и возвращать принцессе ее королевство. Но Дон Кихот решает, что отказ принцессы от его помощи — не более чем очередные происки ее покойного отца-колдуна. Доротея и дон Фернандо вежливо развенчивают его заблуждения, а тем временем на дороге появляются новые лица. Молодой человек, судя по одежде, недавно бежавший из плена, ведет под уздцы осла, на котором сидит очень красивая девушка-мавританка. Ее зовут Зораида, она мечтает перейти в христианство и выйти за своего спутника замуж. Ей являлась дева Мария, рассказывала про христианские обычаи. Спутник ее — один из трех сыновей отца, который, не желая промотать свое состояние, при жизни разделил его между детьми и просил одного из них пойти в ученые, другого — в священники, третьего — в солдаты. Солдат попал в плен к маврам, долго был на галерах, а потом Зораида, дочь очень богатого человека, выкупила его из плена и бежала с ним с Испанию, чтобы креститься и стать его супругой. При этом Зораида, которая теперь намерена принять имя «Мария», отказалась от нежно любимого отца, от родины, от комфорта и богатства, в котором выросла, ради своей великой цели. Священник радушно приглашает пленника и Зораиду присоединиться к их компании. Вскоре общество пополняется еще аудитором, в котором пленник узнает родного брата, пошедшего по ученой части, и его прекрасную дочь Клару. Братья, которые не видели друг друга многие годы, радостно обнимаются. Оказывается, что за Кларой от самой Арагоны следует ее кавалер, дон Луис, юноша, нежно влюбленный в нее. Клара платит ему взаимностью. Однако Клара боится открыться отцу и понимает, что ее брак с Луисом невозможен, потому что им обоим всего по шестнадцать лет. Доротея обещает ей помочь. Ночью на постоялом дворе наконец воцаряется тишина. Только Дон Кихот бродит по двору и громогласно и высокопарно возносит хвалу Дуль- синее Тобосской. Дочь хозяина и служанка Мариторнес решают разыграть рыцаря. Дочь подзывает его к окну якобы с просьбой помочь ей, а хитрая Мариторнес в это время привязывает рем нем руку Лон Кихота к оконному засову. Получается, что стоящий на спине Росинанта рыцарь как бы зависает между небом и землей. Рыцарь Печального Образа совершенно не смущается подобным поворотом событий — ведь он хорошо помнит, как в прошлый раз, когда он останавливался на зтом постоялом дворе, ему пришлось столкнуться с происками заколдованного мавра в образе погонщика мулов. Так проходит ночь, а поутру в двери постоялого двора стучатся четыре всадника. Это слуги отца дона Луиса, которые приехали, чтобы забрать юношу домой. Дон Луис отказывается ехать с ними, обращается за поддержкой к аудитору, делает ему предложение, прося выдать Клару за него замуж. Аудитор вступается за юношу, обдумывая, как бы половчее устроить, чтобы отец Луиса, знатный и богатый сеньор, добровольно согласился на брак сына с Кларой. Два ночевавших на дворе постояльца, заметив, что слуги дона Луиса привлекли всеобщее внимание, пытаются улизнуть не заплатив. Хозяева обращаются за помощью к Дон Кихоту, из-под которого вышел Росинант и который с грохотом обрушился на землю. Однако Дон Кихот неожиданно отказывает этим людям в своем заступничестве под предлогом того, что он по-прежнему занят делом заколдованной принцессы и не может отвлекаться на посторонние предприятия. Он преклоняет колена перед Доротеей и «на своем странствующе-рыцарском языке» просит ее разрешить ему вступиться за хозяев постоялого двора. Однако уже получив такое позволение, Дон Кихот медлит. Теперь проблема в том, что он не может сражаться с людьми, которые ниже его по происхождению, и ждет оруженосца, чтобы тот сделал это за него. Хозяев малодушие Рыцаря Печального Образа приводит в отчаяние. Дон Кихоту, впрочем, удается вразумить нечестных постояльцев не прибегая к мечу, а исключительно силой слова. Один из постояльцев оказывается тем самым цирюльником, у которого когда-то Санчо и Дон Кихот отняли медный таз. С криком он набрасывается на Санчо и требует вернуть ему украденное. Все почтенная компания принимается обсуждать вопрос о шлеме и тазе. Зная странности Дон Кихота, священник подговаривает остальных не перечить ему и убедить настоящего владельца таза, что это не таз, а рыцарский шлем. Цирюльник просто теряет дар речи, когда «целый университет почтенных людей» принимается убеждать его в этой галиматье, но в итоге ему приходится смириться. Прибывают новые стражники. У них есть предписание арестовать Дон Кихота за нападение на солдат короля, что вели каторжников, которых рыцарь отпустил на свободу. Рыцарь Печального Образа решает, что замок (он по-прежнему считает, что постоялый двор — это замок) заколдован и в нем обитает легион бесов. Он громовым голосом произносит перед стражниками речь о том, что надо перестать проливать кровь и заключить мир. Это, а также разумные доводы аудитора и весьма ощутимые побои, нанесенные им доном Фернандо и Карденьо, способствует тому, что стражники поспешно покидают поле брани. Дон Кихот произносит перед стражниками речь о том, что «странствующие рыцари юрисдикции не подлежат, что их закон — меч, их юрисдикция — отвага, их уложение — собственная добрая воля... Кто из королей не сажает его за свой стол? Какая девица не питала к нему склонности всецело не подчинялась воле его и хотению? И, наконец, был ли, есть или будет такой странствующий рыцарь, у коего не хватило бы смелости собственными руками влепить четыреста палочных ударов четырем сотням стражников, которые станут ему поперек дороги? » Дон Кихот рассуждает, что ему пора продолжать начатый путь и довершить великое предприятие, ради которого он был зван и избран. Он просит у Доротеи позволения вступить в единоборство с ее врагом-великаном. Санчо пытается втолковать господину, что Доротея — никакая не принцесса, но Рыцарь Печального Образа с гневом прогоняет своего оруженосца прочь. Священник мирит их и заставляет Санчо признать все, Iчто хочет рыцарь. Теперь священник и цирюльник намерены отстать от остальной компании и самостоятельно довезти Дон Кихота до родного села. В этой целью они сговариваются с одним человеком, который едет мимо на волах, и он соглашается по- мочь им. Священник и цирюльник мастерят из палок клетку и сажают в нее сонного Дон Кихота. Проснувшись, рыцарь не оказывает сопротивления, решив, что его заключение — очередные происки колдунов и великанов. Санчо уговаривает хозяина вернуться домой, а потом замыслить новый, еще более полезный и славный поход. Священник, цирюльник и Санчо доставляют Дон Кихота до дома, наказывают его племяннице очень внимательно следить за ним. Особенно радуется жена Санчо, полагая, что из долгих странствий муж принес домой существенную награду (хотя, кроме обещаний губернаторства на мифическом острове, Санчо ничем не может похвастаться). Дома Дон Кихот беседует со своими домочадцами, которые советуют ему пойти и поступить на службу к королю и «сидеть смирно при дворе». Однако Рыцарь Печального Образа объясняет, что «не все рыцари могут быть придворными, как не все придворные могут и долженствуют быть странствующими рыцарями». В жизни нужны и те, и другие, но удел рыцаря настолько прекраснее и романтичнее, что сам он твердо уверен, что не ошибся с своем призвании. На свете есть два пути, ведущих к славе и почету — поприще ученое и поприще военное. Дон Кихот избрал для себя второе. Дон Кихот в сопровождении верного Санчо в третий раз выезжает в странствие. На постоялом дворе он общается с сыном хозяина, доном Лo- ренсо, студентом, которому не терпится выведать подробности великих деяний занятного гостя. Дон Кихот рассказывает, что единственная наука, которую он изучал, — наука странствующего рыцаря — такая наука, которая включает в себя почти все науки на свете. Дон Кихот объясняет студенту, что, хотя люди в его время утверждают, что таких рыцарей никогда не было, он сам все же верит в их существование и молит небо о том, чтобы то ниспослало ему жребий доказать миру несомненную пользу для человечества странствующих благородных рыцарей. Лоренсо приходит к выводу, что если гость и поражен безумием, то это безумие благородное и искреннее, а стало быть, он заслуживает всяческого уважения. Дон Кихот и Санчо в сопровождении студента- проводника отправляются к пещере Монтесино- са, о которой в околотке рассказывают чудеса. Дон Кихота обвязывают веревками и спускают вглубь пещеры. При этом оттуда с карканьем вылетает стая ворон. Вскоре Санчо и студент чувствуют, что веревка стала легкой, и решают, что рыцарь остался в пещере. Они поднимают веревку и к удивлению своему обнаруживают, что Дон Кихот по-прежнему обвязан ею, а глаза у него закрыты, как у спящего. Санчо принимается тормошить своего господина. Тот, проснувшись, рассказывает, что видел пленительный сон. Будто бы в пещере его взорам предстал королевский дворец из хрусталя. Дон Кихоту явился старец Монтесинос, который провел его внутрь дворца в гробницу рыцаря Дурандарта, околдованного злым волшебником Мерлином. Однако мертвый рыцарь время от времени то вздыхал, то читал стихи, умоляя Монтесиноса вырезать его сердце и отнести его возлюбленной Белерме. Монтесинос так и потупил, но передать сердце не смог, потому что Мерлин и Белерму заточил в заколдованном царстве. С приходом Рыцаря Печального Образа у них появилась надежда на то, что все они будут расколдованы. Дон Кихот видит шествие, которое возглавляет Белерма, несущая в кружевной салфетке иссохшее за пятьсот лет сердце своего рыцаря. Кроме того, Дон Кихот видит, как резвится в обществе подруг на лугу Дульсинея, и вдруг одна из ее спутниц подходит к рыцарю и просит под залог юбки его возлюбленной ссудить ей денег, ибо «даже заколдованные особы терпят нужду». Неприятно пораженный Дон Кихот отдает женщине все немногие деньги, что у него есть с собой. Санчо и студент поражаются тому, как много успел увидеть в подземелье дон Кихот всего за какой-то час. Ему же кажется, что он был там трое суток. Студент допытывается, спят ли заколдованные, едят ли и какие естественные надобности отправляют. Особенно их с Санчо потешает то, что, несмотря на высокопарные речи Дон Кихота о его подвигах во имя Дульсинеи, женщине требовались от него всего-навсего презренные золотые. Дон Кихот гостит во владениях герцога и герцогини, которые не перестают поражаться его помешательству, с одной стороны, и беспримерному благородству, с другой. У герцога есть домоправитель, великий шутник и весельчак, который устраивает Дон Кихоту и Санчо розыгрыш. Переодевшись злым волшебником Мерлином и подговорив других слуг, он разыгрывает перед Рыцарем Печального Образа целое представление. Во время охоты на кабана, в которой принимают участие герцог с герцогиней, которые в курсе остроумного замысла своего домоправителя, перед Дон Кихотом является вестник в обличье черта. Он объявляет, что «шесть отрядов волшебников везут на колеснице несравненную Дульсинею Тобосскую... дабы уведомить Дон Кихота, каким образом ее можно расколдовать». Появляется вереница повозок, на каждой из которых видны бесы, демоны, мудрецы, и наконец сам Мерлин с закутанной в покрывало заколдованной им Дуль- синеей. Мнимая Дульсинея поднимается и в грубых выражениях, совсем не по-женски, излагает способ, которым ее можно расколдовать. Требуется, что Санчо сам себя высек, нанес себе три тысячи триста ударов. Санчо никак не соглашается выполнить условие, но Дон Кихот сердится на него. Санчо приходится уступить. Колесница скрывается из виду. Дон Кихот благодарит верного оруженосца. Герцог и герцогиня обещают поспособствовать тому, чтобы как можно скорее устроить губернаторство Санчо на острове. Вместо острова для губернаторства Санчо выделяют небольшой городок во владениях герцога, насчитывавший около тысячи жителей. Губернатор в первый же день заслуживает любовь и уважение подданных, потому что судит их тяжбы с позиций здравого смысла. Например, к нему приходят с жалобой на портного, которого просили сшить из одного куска сукна несколько кол- паков, и портной исполнил просьбу, сшив пять колпачков, которые надеть можно разве что на палец. Санчо распоряжается за работу портному не платить, сукно крестьянину не возвращать, а колпачки отдать заключенным. В другой раз Санчо удается разрешить спор должника и кредитора, каждый из которых отрицает, что должен другому. Санчо догадывается, что десять золотых, из-за которых ведется спор, спрятаны в посохе должника. Санчо устанавливает справедливость, когда к нему поступает жалоба от якобы изнасилованной женщины, которая требует материальной компенсации за причиненный ей «ущерб». Санчо передает женщине кошелек, полный монет, и приказывает «обидчику» догнать ее и попытаться отнять кошелек. Женщина защищает кошелек с такой отвагой, что «обидчик» принужден отстать от нее. Губернатор берет деньги обратно и объясняет, что если бы лсенщина с таким же рвением защищала свою честь, когда ее якобы насиловали, то мужчина ничего не смог бы с ней поделать, а стало быть все совершилось по обоюдному согласию и платить мужчина ей ничего не должен. В седьмую ночь своего губернаторства Санчо не может уснуть из-за громкого звона колоколов. Люди с факелами кричат, что на остров вторглась «несметная сила врагов». Все это очередной розыгрыш, затеянный слугами герцога. Санчо с перепугу не может принять никакого решения, медлит с обороной, а попытавшись двинуться навстречу врагам в полном боевом облачении, спотыкается и растягивается на полу. Из этой неудобной позиции Санчо пытается «командовать обороной», но у него ничего не получается. Тогда кто-то из насмешников берет командование на себя, т. е. принимается перечислять военную утварь, всевозможные орудия и боевые припасы, в то время как потрепанный Санчо молится, чтобы остров был как можно скорее взят, а он бы сам погиб. Раздаются крики, что неприятель разбит. Санчо поднимается на дрожащие ноги, бредет на конюшню, седлает любимого осла, а потом объявляет, что добровольно покидает пост губернатора, поскольку ему совершенно незачем всходить «на башни тщеславия и гордыни» и терпеть «тысячу напастей, тысячу мытарств и несколько тысяч треволнений». Вступив в должность без гроша в кармане, Санчо и покидает ее без всякой для себя прибыли, но зато с огромным душевным облегчением: он возвращается в свою естественную среду. За неделю управления островом Санчо совершенно лишился душевного покоя. Дон Кихот отправляется в Барселону, останавливается у дона Антонио, который уговаривает его проехаться по городу без рыцарских доспехов. Рыцаря узнают на улице, советуют употребить его блестящий ум на хозяйство, семью, а не растрачивать его на рыцарство. В подвале дома дона Антонио находится волшебная говорящая голова, которая может отвечать на вопросы. Все ее ответы уклончивы. Дон Кихот интересуется, правда ли то, что случилось с ним в пещере, или вымысел. Голова отвечает, что самобичевание Санчо должно продолжаться своим порядком, а расколдование Дульсинеи завершится должным образом. Санчо хотелось бы, чтобы ответы были яснее и пространнее, однако Дон Кихот полностью доволен. Дон Кихот принимает решение в течение года жить пастухом среди полей. Санчо с радостью соглашается — такая жизнь ему по нутру. Ночью Дон Кихот будит оруженосца, чтобы обратить его внимание на красоту ночи и заставить во имя Дульсинеи отсчитать себе ударов триста. В это время до них доносится шум. Это погонщики гонят на продажу около шестисот свиней. Огромное хрюкающее стадо налетает на Дон Кихота, сшибает с ног и людей и осла с Росинантом. Дон Кихот воспринимает это как наказание небес, но Санчо развенчивает его заблуждение. Ведь если наказание распространяется на господина — при чем тут слуга? Утром на рыцаря и его оруженосца нападают всадники, которые под конвоем препровождают Дон Кихота и Санчо в замок герцога, где они еще недавно гостили. Посреди двора возвышается катафалк, на котором лежит тело Альтисидоры, девушки, незадолго перед тем объяснявшейся (ради увеселения хозяев замка) в любви Дон Кихоту и отвергнутая им. Девушка столь прекрасна, что «даже смерть бессильна исказить прекрасные ее черты». На помосте стоят два кресла, на которые сажают Дон Кихота и Санчо. Чтобы пробудить жизнь в усопшей, надо щелкать по носу Санчо, колоть его булавками и щипать. Дон Кихот умоляет оруженосца согласиться на все условия, и Альтисидора «оживает». Дон Кихот окончательно уверяется в том, что по окончании самобичевания Санчо Дульсинея будет «расколдована». Альтисидора доигрывает спектакль до конца, делая вид, что едва стоит на ногах после «воскрешения», дарит Санчо полдюжины сорочек. Ночью Альтисидора является к Дон Кихоту, вновь повествует о своей к нему любви, и вновь рыцарь пускается в объяснения, что не может принадлежать девушке, ибо «рожден для Дуль- синеи Тобосской». Та высмеивает его холодность и признается, что все виденное им во дворе герцога, — спектакль, заказанный хозяевами, а сама она не только не убивается по нему, но и питает к Дон Кихоту отвращение. Наутро Дон Кихот покидает замок герцога. На обратном пути Санчо принимается за самобичевание ради «расколдовывания» Дульсинеи, но Рыцарь Печального Образа, образумившись, просит его этого не делать. Живой Санчо ему дороже, а Дульсинея «потерпит до другого раза». На постоялом дворе они встречают некоего дона Альваро Тарфе, который, по замечанию рыцаря «выведен во второй части Истории Дон Кихота Ламанчского, недавно преданной тиснению и выданной в свет одним новейшим сочинителем». Настоящий Дон Кихот интересуется подробностями общения дона Альваро с тем Дон Кихотом и его оруженосцем, о которых повествуется в книге. Дон Альвар признает, что подлинные рыцарь и Санчо гораздо умнее, остроумнее и благороднее, нежели их книжные двойники. Дон Кихот и его оруженосец возвращаются в свое село. Домочадцы радостно встречают их. Дон Кихот заболевает горячкой. Друзья, полагая, что на него тягостным образом подействовало его бессилие расколдовать Дульсинею, не отходят от больного. Дон Кихот составляет завещание. Разум его освобождается от «густого мрака невежества, в которое погрузило его злополучное и постоянное чтение мерзких рыцарских романов», что и сам бывший Рыцарь Печального Образа признает на смертном одре. Он призывает священника, цирюльника и Санчо, объявляет, что ныне он больше не Дон Кихот, а Алонсо Кихано по прозвищу Добрый (его настоящее имя), враг странствующих рыцарей и сочинителей, их измышлявших. Священник исповедует умирающего, объявляет, что он находится в здравом уме. Дон Кихот просит прощения у Санчо за свои бредни, которые довели добропорядочного хлебопашца до губернаторства. Он оставляет почти все свое имущество племяннице и завещает ей выйти замуж только за человека, о котором будет доподлинно известно, что он не любитель рыцарских романов, дал ему повод написать такие нелепые вещи». Сервантес очень доволен тем, что ему удалось «внушить людям отвращение к вымышленным и нелепым историям». С момента публикации «Дон Кихота» романы эти «уже пошатнулись и, вне всякого сомнения, скоро падут окончательно».



Похожие краткие содержания


ХИТРОУМНЫЙ ИДАЛЬГО ДОН КИХОТ ЛАМАНЧСКИЙ
ТИХИЙ ДОН
ДОН ЖУАН

Еще из раздела Мигель де Сервантес


ХИТРОУМНЫЙ ИДАЛЬГО ДОН КИХОТ ЛАМАНЧСКИЙ - НОВЫЙ ПЕРЕСКАЗ



Поиск
В нашей базе 2000 кратких изложений

Сохранить себе