Краткое содержание > Твардовский > ВАСИЛИЙ ТЕРКИН ДРУГОЙ ПЕРЕССКАЗ
ВАСИЛИЙ ТЕРКИН ДРУГОЙ ПЕРЕССКАЗ - краткое содержание


ВАСИЛИЙ ТЕРКИН
ВАСИЛИЙ ТЕРКИН - НОВЫЙ ПЕРЕСКАЗ
ВАСИЛИЙ ТЕРКИН - НОВОЕ КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ
Краткое изложение и пересказ произведения по главам ВАСИЛИЙ ТЕРКИН ДРУГОЙ ПЕРЕССКАЗ



Книга про бойца ОТ АВТОРА На войне нет ничего лучше воды холодной да доброй пищи фронтовой. Однако без пищи еще можно обойтись, но На войне одной минутки Не прожить без прибаутки, Без хорошей поговорки Или присказки какой. Эта книга о простом бойце, без начала, без конца, начатая с середины. Потому что сроку мало Начинать ее сначала. Почему же без конца? Просто жалко молодца. НА ПРИВАЛЕ Усталые бойцы поели и жадно ловят слова Теркина, который балагурит о сабантуе — для него это слово обозначает не только праздник. И бомбежка, и минометный огонь, и наступление танков — тоже сабантуй. Хорошо, когда кто врет Весело и складно. Хорошо, как есть такой Парень на походе. Спят бойцы, и если часовому взгрустнется, вспомнит он шутки Теркина, и вот уж смех прогнал зевоту. Теркин — кто же он такой? Скажем откровенно: Просто парень сам собой Он обыкновенный. Впрочем, парень хоть куда. Парень в этом роде В каждой роте есть всегда, Да и в каждом взводе. Красотою наделен Не был он отменной Не высок, не то чтоб мал, Но герой — героем. Теркин воевал на Финской войне, с июля — снова в бой. Бывал он ранен, окружен, — из любых переделок выходил живым. ПЕРЕД БОЕМ С тыла, с немецкой стороны к фронту пробирается отряд наших солдат — худые, босые, голодные, потерявшие связь и часть. Теркин в этом отряде за политрука. «Не унывай!» — вот его политбеседа. По пути деревня, в которой осталась семья командира. Решили зайти к нему домой. Знай вперед, что толку мало От родимого угла, Что война и тут ступала, Впереди тебя прошла, Что тебе своей побывкой Не порадовать жену: Забежал, поспал урывком, Догоняй опять войну... Хозяйка заботливо кормит солдат. Затем солдаты располагаются в хате на ночлег. Теркину не спится, он выходит на крыльцо покурить. На дворе хозяин рубит дрова: Тюк да тюк. До света рубит, Коротка солдату ночь. Знать, жену жалеет, любит, Да не знает, чем помочь. Утром отряд отправляется дальше, попрощавшись с хозяйкой. Дети плачут, расставаясь с отцом. Солдаты уходят с горькой мыслью, что, может быть, «нынче в эту хату немцы с ружьями войдут ». ПЕРЕПРАВА Переправа, переправа! Берег левый, берег правый, Снег шершавый, кромка льда... Несколько взводов погрузились на понтоны. Вдруг неожиданно начинается бомбежка: «Люди теплые, живые шли на дно...». Переправа сорвалась. Иникто не знает, успел ли переправиться первый взвод, добрался ли кто живой до другой стороны? Дозорные видят на реке черную точку, решают, что мертвый всплыл. Присмотрелись, оказалось, что живой человек. Кто-то робко шутит, может, это Теркин. Это действительно Теркин. Он выходит из ледяной воды, его растирают спиртом, приказывают бежать, чтобы согрелся. Дали стопку — начал жить, Приподнялся на кровати: — Разрешите доложить... Взвод на правом берегу Жив — здоров назло врагу! Лейтенант всего лишь просит Огоньку туда подбросить, А уж следом за огнем Встанем, ноги разомнем. Что там есть, перекалечим, Переправу обеспечим... Доложил по форме, словно Тотчас плыть ему назад. О ВОЙНЕ Нынче мы в ответе За Россию, за народ... Нам из этой кутерьмы Некуда податься... Не докажешь, что твоя Нынче хата с краю... На войне себя забудь, Помни честь, однако. ТЕРКИН РАНЕН Вслед за ротой Теркин тянет провод — «приказали делать связь». Вдруг рядом с ним падает снаряд. Теркин тотчас в снег — ничком. Снаряд шипит у самых ног и не рвется. Вокруг лежат солдаты, закрыв головы руками. Теркин встал и справил малую нужду прямо на снаряд, тот погас. Теркин видит «погребушку — не оттуда ль пушка бьет?». Он отдает катушку с проводом ребятам, а сам прыгает вниз, во вражеский дзот. Закалывает штыком офицера, но тот успевает выстрелить из пистолета. Теркин ранен в плечо, он не может самостоятельно оттуда выбраться. В это время мимо идут наши танки. Один из них наводит дуло на накат, но все же в последний момент они решают проверить, может, там кто ёсть. Обнаруживают Теркина, переносят его в танк и везут в санбат. Танкисты заботятся о нем, укрывают своей одеждой, греют дыханьем. Не случалось видеть мне Дружбы той святей и чище, Что бывает на войне. О НАГРАДЕ Нет, ребята, я не гордый, Не заглядывая вдаль, Так скажу: зачем мне орден? Я согласен ни медаль. Дело не в медали, главное — закончить войну, вернуться домой. Теркин шутит, что от медали толку только — красоваться переддевчонками. ГАРМОНЬ Теркин отлежался в госпитале, догоняет свою роту. Его подбирает шофер проезжающей мимо военной машины. Вдруг колонна впереди. Придется ждать. Мороз сильный, солдаты замерзли и жалеют, что нет гармони, а то можно было бы погреться. Гармонь отыскалась, но играть на ней некому, ее бывший владелец погиб. Узнав, что Теркин умеет играть, шофер просит его об этом. И от той гармошки старой Что осталась сиротой, Как-то вдруг теплее стало На дороге фронтовой. Теркин играет, солдаты пускаются в пляс, мороз не чувствуется. Только у Теркина коченеют руки, но он не обращает внимания на это. Танкисты узнают в Теркине спасенного им солдата. Отдают ему гармонь в память о своем погибшем командире. ДВА СОЛДАТА Зашел Теркин в избу. Дед — бывший солдат — точит старую пилу, но дело не идет. Теркин определяет, что у пилы нет развода. Он делает развод, и пила становится как новая. Старуха просит Теркина посмотреть старые часы, которые висят на стене. И их починил солдат. «Вот что значит мы, солдаты, — прослезился дед-солдат». За столом они разговор ведут солдатский. Дед спрашивает Теркина, побьют ли они немца? И Теркин уверенно отвечает, что побьют. О ПОТЕРЕ Один солдат потерял кисет и страдает от этого, жалуется Теркину. Теркин рассказывает о том, что с ним однажды приключилось. Когда его раненого привезли на танке в санбат, он обнаружил, что потерял шапку: «Просто гордость у меня. Потому, боец без шапки — не боец. Как без ремня». В санбате молодая девушка нежно делала ему перевязку, а он кричал, что без шапки никуда не поедет. Тогда санитарка отдала ему свою. Теркин достает из рюкзака шапку и показывает всем. Шапка дорога как память, а еще он хочет отыскать ту девушку из санбата, хотя осознает, что она Таких ребят, как он, За войну перевязала, Может, целый батальон. Солдат продолжает сокрушаться по поводу кисета, тогда Теркин отдает ему свой. Боец рад подарку, как ребенок. Потерять кисет —дело поправимое. Но Россию, мать-старуху, Нам терять нельзя никак. ПОЕДИНОК Теркин бьется с немцем. Немец — Сытый, бритый, береженый, Дармовым добром кормленый, На войне, в чужой земле Отоспавшийся в тепле. Теркин знает, что в этой схватке он слабее, но бьется насмерть. Борьба длится очень долго, оба выбиваются из сил, и, наконец, Теркин одерживает победу и ведет «языка» к своим. Фронт налево, фронт направо, И в февральской вьюжной мгле Страшный бой идет, кровавый, Смертный бой не ради славы, Ради жизни на земле. ОТ АВТОРА Я — любитель жизни мирной — На войне пою войну. А суть вот в чем: Дай с войны прийти обратно При победе над врагом. «КТО СТРЕЛЯЛ?» Передышка после боя, и вдруг снова ноющий звук бомбардировщиков. Бежать бойцам из окопчика некуда, лежат они ничком, заслоняясь от смерти только собственной спиной. Ну-ка, что за перемена? То не шутки — бой идет. Встал один и бьет с колена Из винтовки в самолет. Самолет падает и разбивается. Генерал звонит из штаба — кто стрелял? Теркин. Он опять стал героем. О ГЕРОЕ Обещают Теркину орден. Мне не надо, братцы, ордена, Мне слава не нужна, А нужна, вольна мне родина, Родная сторона! ГЕНЕРАЛ Теркина вызывают к генералу. Оробел Теркин, хоть и знает, что не на расправу его зовут. Генерал годами старше всех. Он уже воевал, пока ты «пешком ходил под стол». На войне он и твой суд, и отец, и глава, и закон. Услышать от генерала свою фамилию — честь немалая. Генерал вручает Теркину награду и отпускает на неделю домой. Теркин говорит, что за неделю он не успеет, ведь идти ему придется ночами — он смоленский, дом его в тылу у врага. — Вот что, Теркин, в одиночку Не резон тебе идти. Потерпи уж, дай отсрочку, Нам с тобою по пути... О СЕБЕ Автор признается, что Теркин порой говорит за него. Автор мечтает о том, чтобы вернуться в родные края не украдкой, и обещает: Мать-земля моя родная, Сторона моя лесная, Край, страдающий в плену! Я приду — лишь дня не знаю, Но приду, тебя верну. Не звериным робким следом Я приду, твой кровный сын, — Вместе с нашею победой Я иду, а не один. Этот час не за горою, Для меня и для тебя... БОЙ В БОЛОТЕ Шел безвестный бой за местечко Борки, от которого осталось-то «ровным счетом три трубы». Бой в лесу, в кустах, в болоте, Где война стелила путь, Где вода была пехоте По колено, грязь — по грудь. Промокшие, голодные, без махорки — трое суток солдаты не вылезали из этого болота. Казалось бы, «хуже нетуже беды». НоТеркин не падает духом — бывает хуже во сто раз. Сейчас они находятся среди своих, у них есть связь, оружие, за ними пушки, танки. Это не сравнить с тем, что изведал Теркин, выбираясь из окружения. Долог и тяжел был этот бой за Борки. И в одной бессмертной книге Будут все навек равны — Кто за город пал великий, Кто за тот, забытый ныне, Населенный пункт Борки. О ЛЮБВИ Каждого солдата проводила в бой хоть одна женщина. И нет для солдата ничего дороже письма, полученного из дорогих рук. Да, друзья, любовь жены, — Кто не знал — проверьте, — На войне сильней войны И, быть может, смерти. ОТДЫХ ТЕРКИНА На войне солдат спит одетый, там, где случай приведет. И по сравнению с этим попасть в тыл — просто рай. Здесь и пища четыре раза в день, и чистая, заправленная кровать. Но бойцу тяжело привыкнуть к этому ко всему. Поначалу наши нервы Спать без шапки не дают. Да и рано еще привыкать: Хороши харчи и хата, Осуждать не станем зря, Только знаете, война-то Не закончена, друзья. Как дойдем до той границы По Варшавскому шоссе, Вот тогда, как говорится, Отдохнем. И то не все. В НАСТУПЛЕНИИ Бой в разгаре. Идут бойцы под огнем в село. «Взвод! За Родину! Вперед!» Командир бежит впереди и вдруг падает, убитый. Понимает Теркин, что вести его черед. И доверчиво, по знаку, За товарищем спеша, С места бросились в атаку Сорок душ — одна душа... Первым ворвался Теркин в село, и был тяжело ранен. СМЕРТЬ И ВОИН Теркин лежит раненый в снегу, истекает кровью и замерзает. К нему подходит Смерть и зовет за собой, манит покоем и теплом. Сама она не может его забрать — нужен от него знак согласия. Смерть пугает Теркина, что лучше вовсе не вернуться, чем вернуться калекой, и вскоре становится ему спорить свыше сил. Тогда предлагает он Смерти условие: пусть он погибнет на войне, но когда закончится война и будет парад, она должна будет отпустить его на один день. Смерть отвечает ему отказом, и Теркин находит в себе силы противостоять Смерти. Теркина находят люди из похоронной команды. Они поднимают его и осторожно несут в санбат. Смерть идет следом, так как все еще надеется, что Теркин не доживет до госпиталя, по дороге его растрясут, но потом понимает, что надеется зря. До чего они, живые, Меж собой свои — дружны. Потому и с одиночкой Сладить надобно суметь, Нехотя даешь отсрочку. ТЕРКИН ПИШЕТ Теркин пишет из госпиталя, что он вскоре вернется в строй. Заботит его только одно — «чтоб попасть в родную часть, никуда иначе». ТЕРКИН - ТЕРКИН Наш Теркин по дороге встречает своего однофамильца, который приписывает себе все его подвиги. Другого Теркина зовут Иван, а нашего — Василий. Василий никак не может вывести Ивана на чистую воду. Он предлагает ему сыграть на гармони, но тот играет очень профессионально. Тогда наш Теркин, махнув на другого рукой, говорит: «Будь ты Теркин насовсем. И пускай однофамилец буду я» — Чуть обидно,да приятно, Что такой же рядом с ним. ОТ АВТОРА Всем пришелся Теркин по нраву, вошел в сердца. Не подвержен Теркин смерти, коль войне не вышел срок. Всю страну на запад прошагал он — То серьезный, то потешный, Нипочем, что дождь, что снег, — В бой, вперед, в огонь кромешный Он идет, святой и грешный, Русский чудо-человек. ДЕД И БАБА Идет уже третья осень войны. Знакомые нам дед и баба пережили все тяготы оккупации, и вот фронт проходит по их селу. Они прячутся в яме, слышат шаги, и на всякий случай дед хватает топор. Оказывается, это свои — разведчики. Среди разведчиков дед узнает Теркина. Баба рада ему, как собственному сыну. На прощанье обещает Теркин привести бабке часы из Берлина взамен тех, что Забрали немцы. НА ДНЕПРЕ Вот, наконец, добрался Теркин до родимой стороны — фронт движется к Днепру. Воодушевленные успехом, солдаты идут вперед, не зная устали. Бой гремит за переправу, и немцы отступают все дальше. Мать-земля моя родная, Ради радостного дня Ты прости, за что — не знаю, Только ты прости меня! Не в плену тебя жестоком, По дороге фронтовой, А в родном тылу глубоком Оставляет Теркин твой. Минул срок годины горькой. Не воротится назад. ПРО СОЛДАТА-СИРОТУ Был земляк не стар, не молод, На войне с того же дня И такой же был веселый, Наподобие меня. В сорок первом, отступая вместе с фронтом, оставил он свою семью на захваченной территории. И теперь, наступая под Смоленском, ищет он свою деревню, а деревни уж нет. Осиротел солдат. Если б ту слезу руками Из России довелось На немецкий этот камень Донести, — прожгла б насквозь. Грозен счет, страшна расплата За мильоны душ и тел. Уплати — и дело свято, Но вдобавок за солдата, Что в войне осиротел. ПО ДОРОГЕ НА БЕРЛИН Исполнил свой долг русский солдат, и вот благодарит его вся Европа. На восток, сквозь дым и копоть, Из одной тюрьмы глухой По домам идет Европа. И вдруг навстречу солдатам — русская «деревенская, простая наша труженица мать». Мать святой извечной силы, Из безвестных матерей, Что в труде неизносимы И в любой беде своей. Не дело, чтобы мать солдатская из-за границы шла пешком, солдаты снабжают ее конем и полной экипировкой. В БАНЕ В глубине Германии вдруг — баня! Раздевается солдат, а все его тело в шрамах, рубцах. Знаки, точно письмена Памятной страницы. Тут и Ельня, и Десна, И родная сторона В строку с заграницей. Парится солдат блаженно. Только русский может выдержать такой пар. Любит русский человек Праздник силы всякий, Оттого и хлеще всех Он в труде и драке. ОТ АВТОРА Кончилась война и конец книге. Но автору неважно, будет ли у его книги будущая слава, он писал ее для того — Чтоб от выдумки моей На войне живущим людям Было, может быть, теплей, Чтобы радостью нежданной У бойца согрелась грудь. И посвящает автор свою книгу — Павших памяти священной, Всем друзьям поры военной, Всем сердцам, чей дорог суд.



Похожие краткие содержания


ВАСИЛИЙ ТЕРКИН
ВАСИЛИЙ ТЕРКИН - НОВЫЙ ПЕРЕСКАЗ
ВАСИЛИЙ ТЕРКИН - НОВОЕ КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Еще из раздела Александр Трифонович Твардовский


ВАСИЛИЙ ТЕРКИН - ДРУГОЙ ПЕРЕССКАЗ
ВАСИЛИЙ ТЕРКИН - НОВЫЙ ПЕРЕСКАЗ
ВАСИЛИЙ ТЕРКИН - НОВОЕ КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Поиск
В нашей базе 2000 кратких изложений

Сохранить себе