Краткое содержание > Тургенев > БЕЖИН ЛУГ ДРУГОЙ ПЕРЕССКАЗ
БЕЖИН ЛУГ ДРУГОЙ ПЕРЕССКАЗ - краткое содержание


Краткое изложение и пересказ произведения по главам БЕЖИН ЛУГ ДРУГОЙ ПЕРЕССКАЗ

«Был прекрасный июльский день, один из тех дней, которые случаются только тогда, когда погода установилась надолго. С самого раннего утра небо ясное, утренняя заря не пылает пожаром: она различается кротким румянцем. Солнце — не огнистое, не раскаленное, как во время знойной засухи, не тускло-багровое, как перед бурей, но светлое и приветно лучезарное — мирно всплывает под узкой и длинной тучкой, свежо просияет и погрузится в лиловый ее туман. Верхний, тонкий край растянутого облачка засверкает змейками; блеск их подоен блеску кованого серебра...» Рассказчик был в лесу, охотился. День для него оказался удачным, добыча была богатой. Рассказчик уже собрался домой.
Но совершенно случайно заблудился и вышел на Бежин луг. Так называлось место, расположенное неподалеку. Здесь возле костра сидели крестьянские ребятишки и стерегли табун.
Рассказчик разговорился с мальчиками. Ночь была удивительно красивой. Мальчиков звали: Федя, Павлуша, Ильюша, Костя и Ваня. Это были простые, искренние, трудолюбивые дети. В их разговорах, взглядах чувствуется уверенность в себе и своих силах. Мальчикам еще мало лет. Но они рассуждают уже, как взрослые. Во многом этому способствует то, что крестьянские дети с малых лет привычны к труду. Тургенев мастерски рисует портреты мальчиков: «Первому, старшему изо всех, Феде, вы бы дали лет четырнадцать. Это был стройный мальчик, с красивыми и тонкими, немного мелкими чертами лица, кудрявыми белокурыми волосами, светлыми глазами и постоянной полу весел ой, полурассеянной улыбкой...». «У второго мальчика, Павлуши, волосы были всклоченные, черные, глаза серые, скулы широкие, лицо бледное, рябое, рот большой, но правильный, вся голова огромная, как говорится, с пивной котел, тело приземистое, неуклюжее...». «Лицо третьего, Ильюши, было довольно незначительно: горбоносое, вытянутое, подслеповатое, оно выражало какую-то тупую, болезненную заботливость; сжатые губы его не шевелились, сдвинутые брови не расходились — он словно все щурился от огня...». «Четвертый, Костя, мальчик лет десяти, возбуждал мое любопытство своим задумчивым и печальным взором. Все лицо его было невелико, худо, в веснушках, книзу заострено, как у белки: губы едва было можно различить; но странное впечатление производили его большие, черные, жидким блеском блестевшие глаза: они, казалось, хотели что-то высказать, для чего на языке, — на его языке по крайней мере, — не было слов». «Последнего, Ваню, я сперва было и не заметил: он лежал на земле, смирнехонько прикорнув под угловатую рогожу, и только изредка выставлял из-под нее свою русую кудрявую голову. Этому мальчику было всего лет семь».
Разговор у мальчиков был очень интересный, они говорили о нечистой силе. Ильюша рассказал о домовом. Его нельзя видеть, но можно слышать. Ильюша вместе со своим братом работал на фабрике, и в старой рольне они слышали домового.
Ильюша рассказывает о том, что домовой кашляет, скорее всего, «от сырости».
Рассказчик с интересом слушает мальчиков. Видно, что их очень увлекает эта тема. По-видимому, каждый из мальчишек знает множество интересных и пугающих историй. Вот, например, Костя говорит, что с местным плотником Гаврилой, который всегда молчалив и угрюм, случилась как-то странная история. «Вот пошел он в лес по орехи, да и заблудился; зашел — бог знает куды зашел. Уж он ходил, ходил, братцы мои, — нет! не может найти дороги; а уж ночь на дворе. Вот и присел он под дерево; давай, мол, дождусь утра, — присел и задремал. Вот задремал и слышит вдруг, кто-то его зовет. Смотрит — никого. Он опять задремал — опять зовут. Он опять глядит, глядит: а перед ним на ветке русалка сидит, качается и его к себе зовет, а сама помирает со смеху, смеется... А месяц-то светит сильно, так сильно, явственно светит месяц — все, братцы мои, видно. Вот зовет она его, и такая вся сама светленькая, беленькая сидит на ветке, словно плотичка какая или пескарь, — а то вот еще карась бывает такой белесоватый, серебряный...».
Русалка стала звать плотника к себе. Он, словно околдованный, пошел на ее зов. Но вдруг пришел в себя, перекрестился. Ему тяжело было это делать. Но стоило ему перекреститься, как русалка горько заплакала и сказала: «Не креститься бы тебе, говорит, человече, жить бы тебе со мной на весели до конца дней; а плачу я, убиваюсь оттого, что ты крестился; да не я одна убиваться буду: убивайся же и ты до конца дней». Тут она, братцы мои, пропала, а Гавриле тотчас и понятственно стало, как ему из лесу, то есть, выйти... А только с тех пор вот он все невеселый ходит».
Всех очень интересовало, есть ли где-то рядом русалки. Разговор зашел об этом. Мальчики обсудили, что, возможно, русалки где-то поблизости есть.
Ильюша сказал, что недавно на Варнавицах, где похоронен утопленник, произошла еще одна встреча с нечистой силой. Там очень давно, когда пруд был глубоким, утопился человек. Про это почти забыли, но могила его видна до сих пор. Местный приказчик приказал своему псарю Ермиле отправиться в город. Дорога была неблизкая, да и Ермила немного выпил. Вдруг он увидел барашка, маленького, хорошенького. Ермила взял его с собой. Едет и удивляется, почему странно ведет себя лошадь, таращится, словно не хочет ехать. Вдруг мужик заметил, что баран на него смотрит, прямо в глаза. Ермиле стало страшно. Он гладит барашка и говорит: «Бяша, бяша». А баран в ответ зубы оскалил и тоже говорит: «Бяша, бяша».
Не успел Ильюша рассказать про барана, как собаки вдруг убежали с сильным лаем. Стало страшно. Но потом мальчики успокоились. К тому же совсем необязательно, что собаки почуяли














нечистую силу. Они могли просто почуять волка. Мальчишки стали говорить о том, что в округе не раз видели покойного барина, который искал разрыв-траву, чтобы освободить себя от давящей могилы.
Ильюша рассказал о народном поверье: на родительскую субботу на паперти можно увидеть тех, кому суждено умереть в этом году. Как-то давно баба Ульяна ходила на паперть. Она увидела там мальчика, который весной умер. Чуть погодя, баба Ульяна увидела себя. И теперь пока жива, но если посмотреть на нее, то не понятно, «в чем душа держится».
Пролетел белый голубь. И мальчишки подумали, что так летит на небо душа праведника.
Разговор зашел о солнечном затмении. Федя его называет «предвиденье небесное». Недавно было подобное явление. И все испугались, что может прийти Тришка, то есть страшный человек, приход которого ознаменует наступление последних времен. (Тришка — это антихрист). Когда было затмение, все очень испугались, потому что вдали шел странный человек.
«А человек-то это шел наш бочар, Вавила: жбан себе новый купил да на голову пустой жбан и надел». Этот рассказ вызвал смех.
Павлуша рассказал, что в позапрошлом году воры утопили Акима-лесника. И душа его жалуется в том месте, где случилась беда, слышны стоны. Разговор зашел о лешем, о лягушках... Как раз Павлуша решил сходить за водой. Ильюша сказал, что нужно быть осторожным, иначе утащит водяной. С местной дурочкой Акул иной именно это и случилось, после чего она сошла  с ума.
Костя сказал о мальчике Васе, утонувшем в реке. И его мать словно предчувствовала заранее, что сын погибнет от воды. После его гибели она сошла с ума. Тут вернулся Павлуша. Оказывается, он слышал голос Васи. Но не испугался, а даже набрал воды.
Федя сказал, что звал его водяной. Ильюша говорит, что это плохая примета. Но Павлуша не обращает внимания, говорит, «своей судьбы не минуешь».
Ночь удивительно красивая, тихая, слышны только крики птиц. Наступает утро, удивительное и прекрасное. Рассказчик говорит: «Свежая струя пробежала по моему лицу. Я открыл глаза: утро зачиналось. Еще нигде не румянилась заря, но уже забелелось на востоке. Все стало видно, хотя смутно видно, кругом. Бледно-серое небо светлело, холодело, синело; звезды то мигали слабым светом, то исчезали; отсырела земля, запотели листья, кое-где стали раздаваться живые звуки, голоса, и жидкий, ранний ветерок уже пошел бродить и порхать над землею...» Рассказчик попрощался с мальчиками и пошел домой. Не успел он немного отойти, как уже полились «сперва алые, потом красные, золотые потоки молодого, горячего света... Все зашевелилось, проснулось, запело, зашумело, заговорило. Всюду лучистыми алмазами зарделись крупные капли росы...» Потом он узнал, что Павел погиб в том же году. «Он не утонул: он убился, упав с лошади». Рассказчик говорит об этом с сожалением, потому что Павел был замечательным парнем.



Поиск
В нашей базе 2000 кратких изложений

Сохранить себе