Краткое содержание > Чехов > ВИШНЕВЫЙ САД
ВИШНЕВЫЙ САД - краткое содержание


ВИШНЕВЫЙ САД - НОВЫЙ ВАРИАНТ ИЗЛОЖЕНИЯ
ВИШНЕВЫЙ САД - ДРУГОЙ ПЕРЕСКАЗ
УЖ ТЫ САД, ТЫ МОЙ САД...
Краткое изложение и пересказ произведения по главам ВИШНЕВЫЙ САД



Комедия в четырех действиях Действующие лица: Раневская Любовь Андреевна, помещица. Аня, ее дочь, 17 лет. Варя, ее приемная дочь, 24 лет. Гаев Леонид Андреевич, брат Раневской. Лопахин Ермолай Алексеевич, купец. Трофимов Петр Сергеевич, студент. Симеонов-Пищик Борис Борисович, помещик. Шарлотта Ивановна, гувернантка. Епиходов Семен Пантелеевич, конторщик. Дуняша, горничная. Фирс, лакей, старик 87 лет. Яша, молодой лакей. Прохожий. Начальник станции. Почтовый чиновник. Гости, прислуга. Действие происходит в имении Л .А. Раневской. Действие первое Комната, которая до сих пор называется детской. Едва брезжит рассвет. Уже май, и за окнами цветут вишневые деревья. Дуняша и Лопахин ожидают приезда со станции Любови Андреевны, которую поехали встречать Гаев и Вера. Лопахин тоже хотел ее встретить там, да проспал и теперь сокрушается по этому поводу. Он вспоминает, какой Любовь Андреевна была легкой, простой. Однажды, когда он был еще мальчиком, она пожалела его. Отец, который тогда на деревне торговал в лавке, ударил его кулаком по лицу, а Любовь Андреевна подвела Лопахина к рукомойнику. «Не плач, говорит, мужичок, до свадьбы заживет». А он и правда как был мужиком, так им и остался, только что вот богатый. Пять лет Любовь Андреевна прожила за границей, какая она теперь стала? Входит Епиходов, в скрипящих сапогах, с букетом цветов и тут же его роняет. С ним постоянно что-нибудь случается, у него даже прозвище есть — «двадцать два несчастья». Епиходов жалуется на свое фатальное невезение, на скрипучие сапоги, на климат. Лопахин от него отмахивается, и тот уходит, натыкаясь по пути на стул. Слышно, как к дому подъезжают два экипажа. Появляются Любовь Андреевна, Аня и Шарлотта Ивановна в сопровождении Вари, Гаева и Симеона-Пищика. Любовь Андреевна со слезами умиления оглядывает детскую, вспоминает, как спала здесь, когда была маленькой; и сейчас она как маленькая. Все проходят в другие комнаты, кроме Ани и Дуняши. Дуняша ласкается к Ане, рассказывает, что Епиходов сделал ей предложение. Аня вяло слушает, оживляется, только когда Дуняша сообщает, что приехал Трофимов. Появляется Варя, посылает Дуняшу сварить для Любови Андреевны кофе. Аня рассказывает ей о Париже, жалуется, что едва доехали, остались совсем без денег. А мама не понимает этого — за обедом требует все самое дорогое и лакеям дает на чай по рублю. Заглядывает Лопахин, дурачась, мычит и вновь исчезает Аня спрашивает Варю, сделал ли он ей предложение, ведь он любит ее. Варя отвечает, что ничего у них не выйдет; у Лопахина дел много ему не до нее. А сама она мечтает уйти в пустынь и ходить потом по святым местам. Аня вспоминает, что приехал Петя Трофимов; надо бы предупредить маму. Петя ведь был учителем маленького Гриши, который утонул в реке через месяц после смерти отца. И хоть прошло уже шесть лет, Петя может напомнить... Мама тогда еле перенесла это несчастье. Входит Фирс, плачет от радости, что приехала его барыня. Вслед за ним появляются Любовь Андреевна, Гаев и Симеонов-Пищик, потом Лопахин. Усталая Аня уходит отдыхать. Любовь Андреевна, все в том же состоянии умиления, ласкается к Варе, целует Фирса, когда он кладет ей под ноги подушечку, и даже старый шкаф целует. Лопахин, которому через два часа надо ехать по делам в Харьков, пытается перевести разговор на деловой лад. Он напоминает Гаеву и Раневской, что их имение и вишневый сад продаются за долги и предлагает выход: имение находится возле железной дороги; если вишневый сад разбить на дачные участки и сдавать их в аренду, то можно иметь самое малое двадцать пять тысяч в год; но для этого надо вырубить вишневый сад. Гаев сходу называет его предложение чепухой, Любовь Андреевна недоумевает: как можно вырубать такой замечательный сад? Он даже в «Энциклопедическом словаре» упоминается, вставляет Гаев; а Фирс бормочет, сколько в прежние времена вишни с этого сада собирали, сушили, мочили, варенье варили, в Москву и Харьков возили. Лопахин гнет свое: если ничего не предпринять, двадцать второго августа вишневый сад будет продан с аукциона. Но его никто не слушает. Раневской Варя приносит телеграммы из Парижа, та рвет их, не читая, говорит, что с Парижем покончено. А Гаев обращается к шкафу, которому, по его словам, сто лет, с напыщенной речью: «Дорогой, многоуважаемый шкап! Приветствую твое существование, которое вот уже больше ста лет было направлено к светлым идеалам добра и справедливости; твой молчаливый призыв к плодотворной работе не ослабевал в течение ста лет, поддерживая (сквозь слезы) в поколениях нашего рода бодрость, веру в лучшее будущее и воспитывая в нас идеалы добра и общественного самосознания». Возникает неловкая пауза. Лопахин только крякает от досады. Симеонов-Пищик демонстративно проглатывает пилюли, принесенные Яшей для Любови Андреевны, потом вдруг просит занять двести сорок рублей Шарлотту Ивановну все просят показать фокус. Лопахин, не добившись ничего, уходит. Гаев бросает ему вслед: «Хам». Потом спохватывается, вспомнив, что он Варин жених. Гаев отворяет окно, смотрит на вишневый сад и углубляется в воспоминания. Теперь уже Любовь Андреевна произносит патетическую речь, обращаясь к саду: «О сад мой! После темной ненастной осени и холодной зимы опять ты молод, полон счастья, ангелы небесные не покинули тебя...» Входит Трофимов, в поношенном студенческом мундире, в очках Любовь Андреевна встречает его с недоумением, не узнавая. Когда он называет себя, обнимает его и плачет, причитая по своему утонувшему Грише. Все ее утешают и уводят. Остаются Гаев, Варя и Яша. Варя с укором говорит Яше, что его мать пришла из деревни, со вчерашнего дня сидит в людской, хочет повидаться. На это Яша отвечает только: «Бог с ней совсем!», «Очень нужно». Варя стыдит его а Гаев тем временем строит радужные планы, как раздобыть денег для уплаты долгов: хорошо бы от кого-нибудь получить наследство, хорошо бы Аню выдать за богатого человека; хорошо бы поехать в Ярославль к тетушке-графине, она ведь очень, очень богата. Но племянников она не любит, потому что Люба вышла замуж за не дворянина и вела себя не очень добродетельно... Появляется Аня. Не замечая ее, Гаев продолжает говорить о своей сестре. Когда Варя обращает его внимание на Аню, спохватывается; пытаясь замять неловкость, ласкается к Ане. Потом начинает уверять ее, что он уже предпринял шаги, чтобы достать денег для уплаты долгов; к тому же мама ее поговорит с Лопахиным, он не откажет, а она, Аня, поедет в Ярославль к бабушке-графине. Так и станут они действовать с трех сторон, и дело будет в шляпе. Под конец он клянется Ане честью, счастьем своим, всем своим существом, что имение не будет продано. Входит Фирс и зовет Гаева спать, но тот продолжает разглагольствовать, пока его не останавливает Аня. Гаев с Фирсом уходят. Аня говорит Варе, что дядя успокоил ее, и хоть она не любит бабушку, но поедет в Ярославль, раз надо. Варя, в свою очередь, рассказывает ей о своих хозяйственных заботах; ведь весь дом на ней, надо экономить... Потом замечает, что Аня засыпает, ласково обнимает ее и уводит в «постельку». Действие второе Поле. На скамейке у старой, заброшенной часовенки сидят Шарлотта, Яша и Дуняша, Епиходов стоит рядом и играет на гитаре. Шарлотта рассказывает о своей жизни. Епиходов поет под гитару, рисуется перед Дуняшей, та в свою очередь заигрывает с Яшей. Входят Любовь Андреевна, Гаев и Лопахин. Лопахин все старается убедить Раневскую и Гаева предпринять решительные шаги в отношении вишневого сада. Те его не слушают, говорят о своем. Правда, Раневская с сочувствием говорит о Варе, которая старается во ' всем экономить, кормит людей на кухне одним горохом, а она вот бессмысленно тратит деньги. Ну зачем было ехать сегодня завтракать в этот дрянной ресторан, так много есть, так много пить? Гаев говорит, что ярославская тетушка обещала прислать денег, но этому уже никто не верит. Раневская просит Лопахина научить ее, что делать. Лопахин, теряя терпение, который раз повторяет свой проект насчет сдачи в аренду дачных участков. Любовь Андреевна замечает, что дачи и дачники — это так пошло; с ней охотно соглашается Гаев. В полном отчаянии Лопахин обзывает Гаева бабой и порывается уйти, но Любовь Андреевна испуганно останавливает его: «Не уходите, прошу вас. С вами все-таки веселее...» Она чувствует себя очень неуютно, все ждет чего-то, как будто над ней должен обвалиться дом, наверно, за грехи. Она всегда сорила деньгами без удержу; вышла замуж за человека, который только делал долги. Потом он «умер от шампанского». Раневская полюбила другого, сошлась, уехала с ним за границу, три года ухаживала за ним, когда он заболел. Наконец он обобрал ее и бросил, сошелся с другой, а она пыталась отравиться. Теперь вот вернулась в Россию, к своей дочке. Где-то слышится музыка. Все замолкают. Лопахин тихо подпевает, вспоминая, что вчера в театре смотрел какую-то смешную пьесу. Любовь Андреевна говорит вдруг, что ему жениться нужно. На Варе, например. Лопахин не возражает, он не прочь... Повисает пауза. Появляется Фирс, несет пальто для Гаева, тот от него отмахивается. На замечание Любови Андреевны, как он постарел, Фирс отвечает, что живет давно; как воля вышла, не захотел ее, остался при господах. Освобождение крестьян Фирс считает большой бедой: «Все рады, а чему рады, и сами не знают». Входит Петя Трофимов. Лопахин подшучивает над ним («Ему пятьдесят скоро, а он все студент»), но Петя обрывает его, называя хищником. А Любовь Андреевна и Гаев спешат перевести разговор на вчерашнюю тему — о гордом человеке. Трофимов говорит, что «человечество идет вперед, совершенствуя свои силы. Все, что недосягаемо для него теперь, когда-нибудь станет близким, понятным, только вот надо работать, помогать всеми силами тем, кто ищет истину. У нас, в России, работают пока очень немногие. Громадное большинство той интеллигенции, которую я знаю, ничего не ищет, ничего не делает, и к труду пока не способно». Лопахин возражает, что он, например, встает в пять часов, работает с утра до вечера. Жаль только, что порядочных, честных людей мало. «Иной раз, когда не спится, я думаю: «Господи, ты дал нам громадные леса, необъятные поля, глубочайшие горизонты, и, живя тут, мы сами должны бы по- настоящему быть великанами». Любовь Андреевна замечает, что великаны только в сказках хороши, а Гаев пытается произнести очередной напыщенный монолог, но его обрывают. Вновь возникает пауза, затем неожиданно раздается отдаленный звук, напоминающий звук лопнувшей струны. Фирс бормочет, что перед несчастьем то же было; и сова кричала, и самовар гудел... Несчастьем он считает освобождение крестьян. Показывается подвыпивший прохожий, просит «голодному россиянину копеек тридцать» Любовь Андреевна роется в кошельке, дает ему золотой, что повергает Варю в совершенное отчаяние. Все уходят, кроме Ани и Трофимова. Трофимов красиво говорит о смысле будущей жизни. Аня восхищается его речами и в то же время упрекает его: «Что вы со мной сделали, Петя, отчего я уже не люблю вишневого сада, как прежде?» — «Вся Россия наш сад, — отвечает Трофимов. — Земля велика и прекрасна, есть на ней много чудных мест... Подумайте, Аня: ваш дед, прадед и все ваши предки были крепостники, владевшие живыми душами, и неужели с каждой вишни в саду, с каждого листка, с каждого ствола не глядят на вас человеческие существа, неужели вы не слышите... Мы отстали по крайней мере лет на двести, у нас нет еще ровно ничего, нет определенного отношения к прошлому, мы только философствуем, жалуемся на тоску или пьем водку. Ведь так ясно, чтобы начать жизнь в настоящем, надо сначала искупить наше прошлое, покончить с ним, а искупить его можно только страданием, только необычайным, непрерывным трудом». Аня говорит, что дом, в котором она живет, уже ей не принадлежит, и дает слово, что скоро уйдет. «Если у вас есть ключи от хозяйства, — говорит Трофимов, — то бросьте их в колодец и уходите. Будьте свободны, как ветер... Верьте мне, Аня, верьте!.. Душа моя всегда, во всякую минуту, и днем и ночью, была полна неизъяснимых предчувствий. Я предчувствую счастье, Аня, я уже вижу его...» Восходит луна. Слышно, как Епиходов играет на гитаре грустную песню. Доносится голос Вари, которая ищет Аню. Действие третье Настает двадцать второе августа, день торгов. В доме Раневской совсем некстати затевается бал. Приглашают еврейский оркестр, а платить музыкантам нечем, жалуется Варя. Шарлотта показывает гостям карточные фокусы. Симеонов-Пищик все ищет, у кого бы занять денег. Гаев уехал на торги с намерением купить имение по доверенности ярославской тетушки на ее имя с переводом долга. Любовь Андреевна сомневается, что денег ярославской тетушки (всего пятнадцать тысяч) хватит, чтобы купить имение. Трофимов дразнит Варю: мадам Лопахина. Варя сердится, в свою очередь называет его облезлым барином, вечным студентом. Любовь Андреевна говорит, что сердиться не стоит, и вправду вышла бы за Лопахина замуж. На это Варя отвечает, что Лопахин ей нравится, но не может же она сама делать ему предложение. Уже два года его называют ее женихом, а он или молчит, или шутит. Лучше она в монастырь уйдет Вошедший Яша со смехом сообщает, что Епиходов бильярдный кий сломал. Варя в досаде на это уходит. Любовь Андреевна просит Трофимова не дразнить Варю, она и так в горе. Все мысли Раневской на торгах — продано имение или нет? Трофимов успокаивает ее, но как-то неловко — не все ли равно, дескать; не надо обманывать себя, надо хоть раз в жизни взглянуть правде в глаза. От этих слов Раневская только еще больше волнуется, жалуется, что у нее сегодня тяжело на душе. А тут еще из Парижа «этот дикий человек» шлет телеграмму за телеграммой. Он опять заболел, просит прощения, умоляет приехать, и по-настоящему действительно следовало бы съездить к нему. Это. конечно, камень на шее, но что тут скрывать, она любит его. Трофимов напоминает Любови Андреевне, что он ведь обобрал ее, но она не желает слышать об этом, сердится на Трофимова, говорит, что в его годы надо понимать тех, кто любит. И самому надо любить, надо влюбляться, а он просто чистюлька, смешной чудак, урод... Возмущенный Трофимов в ужасе хватается за голову и уходит со словами: «Между нами все кончено!» За сценой слышится грохот; тут же вбегает Аня и говорит со смехом, что Петя с лестницы упал. Все идут в переднюю и возвращаются с Трофимовым. Любовь Андреевна просит у него прощения и зовет танцевать. Они уходят в зал. Потом возвращаются. Вошедшая следом Аня взволнованным голосом сообщает, что сейчас на кухне какой-то человек сказал, что вишневый сад будто бы сегодня продан Подавленная Любовь Андреевна заговаривает с Фирсом, который все беспокоится, что Леонида Андреевича до сих пор нет, и спрашивает, куда он пойдет, если имение продадут. «Куда прикажете, туда и пойду», — отвечает старик. Любовь Андреевна, обеспокоенная его нездоровым видом, советует ему идти спать, но тот только ворчит, что он один на весь дом и без него здесь некому будет распорядиться. Появляется Епиходов и пристает к Дуняше, которая только что любезничала с Яшей, с упреками, что она к нему невнимательна и «совершенно привела его в состояние духа». Следом появляется Варя и решительно гонит Епиходова вон. Тот уходит и кричит из прихожей, что будет жаловаться. Варя, думая, что он возвращается, хватает палку и поджидает его у двери. Но в дверях появляется Лопа хин, и удар палкой приходится по нему. Варя отходит, нисколько не смущенная происшедшим. Лопахин потирает ушибленный лоб. Все бросаются к нему с расспросами. Входит Гаев, в правой руке несет покупки, левой утирает слезы, жалуется, что ничего сегодня не ел. Любовь Андреевна нетерпеливо спрашивает, продан ли вишневый сад и кто купил. «Я купил», — гордо заявляет Лопахин Возникает пауза. Любовь Андреевна едва не падает без чувств, Варя снимает с пояса ключи, бросает на пол посреди гостиной и УХОДИТ А Лопахин в упоении рассказывает, как шли торги, как он «схватился с Деригановым», тот по пяти тысяч добавлял, а он по десяти «Вишневый сад теперь мой! Мой!.. Если бы отец мой и дед встали из гробов и посмотрели на все происшествие, как их Ермолай, битый, малограмотный Ермолай, который зимой босиком бегал, как этот самый Ермолай купил имение, прекрасней которого ничего нет на свете Я купил имение, где дед и отец были рабами, где их не пускали даже на кухню». Он поднимает брошенные Варей ключи и кричит: «Эй. музыканты, играйте, я желаю вас слушать! Приходите все смотреть, как Ермолай Лопахин хватит топором по вишневому саду!.. Настроим мы дач, и наши внуки и правнуки увидят тут новую жизнь!» Играет музыка. Любовь Андреевна, сидя на стуле, горько плачет Аня становится перед ней на колени и утешает её: «Мы насадим новый сад, роскошнее этого, ты увидишь его, поймешь, и радость, тихая, глубокая радость опустится на твою душу, как солнце в вечерний час, и ты улыбнешься, мама!» Действие четвертое Та же комната, называемая детской. Но на окнах уже нет занавесей, а на стенах — картин; мебель сложена в угол, у двери стоят узлы и чемоданы. За сценой слышится гул голосов, это пришли прощаться с бывшими хозяевами мужики. Входят Гаев и Любовь Андреевна. Гаев упрекает сестру за то, что она отдала мужикам свой кошелек. Лопахин приглашает их на прощанье выпить по бокалу шампанского. Не дождавшись ответа, отдает шампанское Яше, который пьет с удовольствием. Входит Трофимов. Ему пора ехать, и он ищет свои калоши. Лопахин тоже собрался уезжать в Харьков, где намерен прожить всю зиму «Я все болтался с вами, замучился без дела, — говорит он. — Не могу без работы, не знаю, что вот делать с руками; болтаются как-то странно, точно чужие». Лопахин тоже предлагает Трофимову шампанского, но тот отказывается и дает Лопахину на прощание совет — не размахивать руками. Строить дачи, считает Трофимов, и рассчитывать, что из дачников выйдут со временем отдельные хозяева, — это тоже значит размахивать. Тогда Лопахин предлагает ему денег на дорогу. И от них Трофимов отказывается; он больше озабочен поисками калош. Лопахин настаивает, несколько обиженный. Но Трофимов говорит: «Оставь, оставь... Дай мне хоть двести тысяч, не возьму. Я свободный человек, и все, что так высоко и дорого цените вы все, богатые и нищие, не имеет надо мной ни малейшей власти.. Человечество идет к высшей правде, к высшему счастью, какое только возможно на земле, и я в первых рядах!» Лопахин примирительно говорит, что не стоит друг перед другом нос задирать, жизнь-то идет своим чередом. Каждый на какое-то место становится. Вон Леонид Андреич, говорят, принял место в банке, шесть тысяч в год жалованья. Только вот не усидит, ленив очень. В дверях появляется Аня, передает Лопахину просьбу мамы не рубить сад, пока она не уехала. Потом, обращаясь к Яше, спрашивает, отвезли ли Фирса в больницу. Тот отвечает, что, надо думать, отвезли. С этим же вопросом приходит Варя. Аня уверенно отвечает, что отвезли. Появляются Раневская и Гаев. После продажи вишневого сада они успокоились, даже повеселели. У Любови Андреевны нервы стали получше, и спит она хорошо. Аня с воодушевлением говорит, что начинается новая жизнь; она поступит в гимназию, потом будет работать, помогать маме. Гаев теперь «банковский служака... финансист». Входит Симеонов-Пищик и вместо того, чтобы, по своему обыкновению, просить у всех денег, наоборот, принимается раздавать долги. Оказывается, на его земле англичане нашли какую-то белую глину, и он сдал им участок на двадцать четыре года. Все готово к отъезду, но Любовь Андреевна хочет еще немного посидеть, к тому же у нее еще две заботы. Первая — больной Фирс Аня успокаивает ее, говорит, что Яша еще утром отправил его в больницу. Вторая забота — Варя. Любовь Андреевна прямо предлагает Лопахину объясниться с ней. Тот выражает полную готовность, но, когда все уходят и появляется Варя, он ведет с ней ничего не значащий разговор и, воспользовавшись тем, что его зовут со двора, уходит, так ничего и не решив. Варя сидя на полу, тихо плачет. Входит Любовь Андреевна и, сразу все поняв, говорит после паузы, что надо ехать. Поднимается суматоха. Приходят все уже одетые. Сходится прислуга, извозчики, выносят узлы и чемоданы. Гаев начинает, как всегда, патетическую речь, но его останавливают Аня с Варей, и он уныло заканчивает своей излюбленной «биллиардной» фразой Дуплетом желтого в середину». Все устремляются к выходу. «Прощай, дом' Прощай старая жизнь!» — говорит Аня. «Здравствуй новая жизнь» — вторит ей Трофимов. Все уходят. Любовь Андреевна и Гаев остаются одни. Они бросаются друг к другу на шею и тихо рыдают. Издали их зовут голоса Ани и Трофимова, и они, в последний раз окинув взглядом родные стены, уходят. Двери снаружи запирают на ключ Сцена пуста. Среди тишины раздается глухой стук топора по дереву. Затем слышатся шаги, и из двери, что направо, показывается Фирс, как всегда, в пиджаке и белой жилетке. Он подходит к двери, дергает за ручку и вздыхает: «Заперто. Уехали... Про меня забыли... Ничего... я тут посижу... А Леонид Андреич небось шубы не надел, в пальто поехал... Я-то не доглядел...» Фирс ложится на диван. Слышится отдаленный точно с неба, звук лопнувшей струны. «Наступает тишина, и только слышно, как далеко в саду топором стучат по дереву».



Похожие краткие содержания


ВИШНЕВЫЙ САД - НОВЫЙ ВАРИАНТ ИЗЛОЖЕНИЯ
ВИШНЕВЫЙ САД - ДРУГОЙ ПЕРЕСКАЗ
УЖ ТЫ САД, ТЫ МОЙ САД...

Еще из раздела Антон Павлович Чехов


ИОНЫЧ
ВИШНЕВЫЙ САД
О ЛЮБВИ

Поиск
В нашей базе 2000 кратких изложений

Сохранить себе