Краткое содержание > Чехов > ИОНЫЧ
ИОНЫЧ - краткое содержание


Краткое изложение и пересказ произведения по главам ИОНЫЧ

В губернском городе С. самой образованной и талантливой все считают семью Туркиных Она живет на главной улице в собственном доме. Ее глава, Иван Петрович, полный, красивый брюнет с бакенами, устраивал любительские спектакли с благотворительной целью и сам играл в них старых генералов. Он знал много анекдотов, шарад, поговорок, любил шутить и острить. Жена его, Вера Иосифовна, худощавая, миловидная дама в пенсне, писала романы и повести и охотно читала вслух гостям. Дочь, Екатерина Ивановна, молодая девушка, играла на рояле. Одним словом, у каждого был свой талант. Туркины радушно принимали гостей и охотно показывали им свои таланты. Когда доктор Старцев, Дмитрий Ионыч, получает назначение в С. земским врачом и поселяется в Дялиже, в девяти верстах от города, ему говорят, что он должен обязательно познакомиться с Туркиными. Он из любопытства идет к ним. Иван Петрович встречает его своими фирменными шуточками типа «вы не имеете никакого римского права сидеть у себя в больнице». Сходятся гости, и каждого он встречает словами: «Здравствуйте пожалуйста». Вера Иосифовна читает гостям свой «большинский», как говорит Иван Петрович, роман, начинающийся словами: «Мороз крепчал». «Вера Иосифовна читала... о том, чего никогда не бывает в жизни, и все-таки слушать было приятно, удобно, и в голову шли все такие хорошие, покойные мысли, — не хотелось вставать...» Иван Петрович характеризует творение своей жены словом «недурственно». На вопрос Старцева, печатает ли она свои романы, Вера Иосифовна отвечает: «Для чего печатать?.. Ведь мы имеем средства». Потом Котик, как называют свою дочь Туркины, играет на рояле какой-то очень трудный пассаж, интересный именно своей трудностью. «Старцев, слушая, рисовал себе, как с высокой горы сыплются камни, сыплются и все сыплются, и ему хотелось, чтобы они поскорее перестали сыпаться, и в то же время Екатерина Ивановна, розовая от напряжения, сильная и энергичная, с локоном, упавшим на лоб, очень нравилась ему». Старцев вместе со всеми хвалит игру Екатерины Ивановны, спрашивает, где она училась музыке — в консерватории? Оказывается, нет, в консерваторию она только собирается, а училась дома. В гимназию и институт ее тоже не отдавали. Чтобы избежать дурных влияний, добавляет Вера Иосифовна. За ужином свои таланты показывал уже Иван Петрович — рассказывал анекдоты, острил «и все время говорил на своем необыкновенном языке, выработанном долгими упражнениями в остроумии и, очевидно, давно уже вошедшем у него в привычку большинский, недурственно, покорчило вас благодарю...» Когда гости расходятся, Иван Петрович показывает последний номер программы. Он говорит своему лакею, мальчику лет четырнадцати: «А ну-ка, Пава, изобрази!» Пава становится в позу и, подняв руку, говорит трагическим голосом: «Умри, несчастная!» Все хохочут, а Старцев, выходя на улицу, думает: «Занятно».
Проходит больше года, у Старцева много работы, и у Туркиных он не бывает. Но однажды от них он получает письмо. Вера Иосифовна, давно страдавшая мигренями и перепробовавшая всех врачей, просила приехать и «облегчить ее страдания». С этого времени Старцев часто бывает у Туркиных. Он действительно немного помог Вере Иосифовне, но ездит уже не ради нее. Он всерьез увлечен Екатериной Ивановной и однажды в саду на скамейке пытается объясниться с ней, но она от него убегает, сунув в руку записку: «Сегодня в одиннадцать часов вечера... будьте на кладбище возле памятника Деметри». Понимая, что «Котик дурачится», Старцев на своей паре лошадей все же едет на кладбище, но Котик, конечно, не является. На другой день Старцев едет к Туркиным делать предложение, думая попутно, что приданого за Котиком, должно быть, дадут немало. Он объясняется Котику в любви, просит быть его женой, но она отвечает, что безумно любит музыку, хочет стать артисткой, хочет славы, успехов, свободы, а семейная жизнь связала бы ее навеки. Самолюбие Старцева оскорблено. Дня три у него все валится из рук, он не ест, не спит; но когда проходит слух, что Екатерина Ивановна уехала в Москву поступать в консерваторию, успокаивается и возвращается к прежней жизни.








Проходит четыре года. У Старцева уже большая практика в городе. Он пополнел, раздобрел, страдает одышкой; ездит он уже не на паре, а на тройке с бубенчиками. Он бывает в разных домах, но ни с кем близко не сходится. Обыватели своими разговорами, взглядами на жизнь и даже своим видом его раздражают. От развлечений, таких, как театр, концерты, Старцев уклоняется, зато каждый день часа по три с наслаждением играет в вист. «Было у него еще одно развлечение, в которое он втянулся незаметно, мало-помалу, — это по вечерам вынимать из карманов бумажки, добытые практикой, и, случалось, бумажек — желтых и зеленых, от которых пахло духами, и уксусом, и ладаном, и ворванью, — было напихано во все карманы рублей на семьдесят; и когда собиралось несколько сот, он отвозил в Общество взаимного кредита и клал на текущий счет». За все четыре года у Туркиных Старцев был только два раза, по приглашению Веры Иосифовны, но Екатерину Ивановну, которая каждое лето приезжала погостить, не видал ни разу. Однажды Вера Иосифовна присылает Старцеву приглашение на свой день рождения с припиской:



Поиск
В нашей базе 2000 кратких изложений

Сохранить себе