Краткое содержание > Чехов > ПАЛАТА №6 ДРУГОЙ ПЕРЕСКАЗ
ПАЛАТА №6 ДРУГОЙ ПЕРЕСКАЗ - краткое содержание


Краткое изложение и пересказ произведения по главам ПАЛАТА №6 ДРУГОЙ ПЕРЕСКАЗ

В больничном дворе стоит небольшой флигель, окруженный лесом репейника, крапивы, дикой конопли.
Крыша на нем ржавая, труба наполовину обвалилась ступеньку у крыльца сгнили. Флигель имеет «тот особый унылый, окаянный вид, какой у нас бывает только у больничных и тюремных построек». В сенях флигеля навалены целые горы больничного хлама: старые изодранные халаты, панталоны и т.д., — вся эта рвань гниет и издает удушливый запах. На хламе всегда лежит сторож Никита. У него суровое, истинное лицо, здоровенные
кулаки. Этот тупой, исполнительный человек, которые
больше всего на свете любит порядок и потому убежден что больных нужно бить.
Все остальное пространство флигеля занимает просторная комната. Стены ее вымазаны грязно-голубой краской, потолок закопчен, как в курной избе, окна обезображены железными решетками. Воняет здесь кислой капустой, клопами, аммиаком, и «эта вонь в первую минуту производит на вас такое впечатление, как будто вы
входите в зверинец». Эта комната называется палата № 6, здесь живут сумасшедшие. Всего их было пять человек. Первый от двери — «высокий мещанин с рыжими,
блестящими усами и с заплаканными глазами». День и ночь он грустит, на вопросы не отвечает, ест и пьет машинально. У него начинается чахотка.
За ним следует жид Моисейка, помешавшийся лет двадцать назад, когда у него сгорела шапочная мастерская. Это живой, очень подвижный старик, который все время что-то насвистывает, тихо поет и хихикает. Из всех больных только Моисейке разрешают выходить на улицу, где он просит у прохожих милостыню. Но все «богатства» у Моисейки отбирает сторож Никита.
Громов - пристав и губернскии секретарь», страдающии манией преследования. «Он всегда возбужден, взволнован и напряжен каким-то смутным, неопределенным ожиданием». Мне нравиться его лицо, всегда бледное и несчастное, отражающее в себе, как в зеркале, замученную борьбой и продолжительным страхом душу. Гримасы его страны и болезненны, но тонкие черты, положенные на его лицо глубоким искренним страданием, разумны и интеллигентны, и в глазах теплый, здоровый блеск». вежлив и деликатен в обращении с другими больными: когда кто-нибудь роняет пуговку или ложку, он быстро вскакивает и поднимает; «каждое утро он поздравлял своих товарищей с добрым утром, ложась спать — желает им спокойной ночи». Громов часто говорит лихорадочные, как бред, прерывистые речи, в которых слышится что-то чрезвычайно хорошее. «Говорит он о человеческой подлости, о насилии, попирающем правду, о прекрасной жизни, которая со временем будет на земле».
Когда Громов был студентом, на его семью посыпались несчастья: умер его отец, брат, семья осталась без средств. Иван Дмитриевич бросил университет, чтобы зарабатывать на хлеб, давал грошовые уроки, затем поступил в судебные приставы. Характер у него был очень раздражительный, друзей не было. В своих суждениях Иван Дмитриевич использовал только черную и белую краски, все разговоры сводил на то, что в мире нет справедливости: подлецы сыты и одеты, а честные питаются крохами; общество ведет тусклую, бессмысленную жизнь. Но несмотря на резкость суждений Громова, в обществе его любили и «за глаза ласково называли Ваней». «Его врожденная деликатность, услужливость порядочность, нравственная чистота и его поношенный сюртучок, болезненный вид и семейные несчастья внушали хорошее, теплое и грустное чувство»; к тому же он был хорошо образован и начитан. Но неожиданно у Громова появляется мания преследования, ему кажется что за ним следят, подозревают в чем-то хотят арестовать. Никакой вины за собой он не знал, но ведь при теперешнем судопроизводстве возможна судебная ошибка, доказать же свою невиновность нельзя, т.к. справедливости нигде нет. Иван Дмитриевич стал уединяться, прятался в погребе, а как-то раз, охваченный ужа- сом, без шапки и сюртука, побежал по улице. Ему казалось, что «насилие всего мира скопилось за его спиной и гонится за ним». Так Громов попал в палату №6.
Сосед Громова — «оплывший жиром мужик с тупым, совершенно бессмысленным лицом». «Это — неподвижное, обжорливое и нечистоплотное животное, давно уже потерявшее способность мыслить и чувствовать». Никита бьет его страшно, но мужик не реагирует на побои, а «только слегка покачивается, как тяжелая бочка».
Пятый обитатель палаты — человек себе на уме, который имеет «важную и приятныю тайну». Ночью он одевает себе на грудь ордена и любуется ими; говорит, что представлен к Станиславу второй степени.
Жизнь во флигеле очень однообразна: утром больные умываются, пьют чай из оловянных кружек, в пол- день едет щи из кислой капусты и кашу, вечером ужинают кашей, оставшейся от обеда. «В промежутках лежат, спят, глядят в окна и ходят из угла в угол. И так каждый день». Кроме цирюльника во флигель не заглядывает никто. Но недавно по больничному корпусу разнесся довольно странный слух о том, что палату №6 стал посещать доктор.
Доктор Андрей Ефимыч Рагин в молодости готовил себя к духовной карьере, но отец запретил ему делать это. И Андрей Ефимыч стал доктором, хотя никогда не
чувствовал призвания к медицине. Наружность у доктора тяжелая, грубая, мужицкая: суровое лицо, маленькие глаза, красный нос, громадные руки и ноги. Но поступь у Андрея Ефимоча
Тихая, походка осторожная, голос тонкий и мягкий. К своей наружности доктор относиться очень внимательно, а потому одну пару таскают по десять лет.
Впервые приехав в город, Андрей Ефимыч увидел, что больница находиться в ужасном состоянии: в палатах тяжело дышать от смрада, нет житья от клопов и мышей, в ваннах держат картофель. Андрей Ефимыч понял, что это учреждение безнравственное и вредное для здоровых жителей. Самое умное, что можно сделать,
—	«выпустить больных на волю, а больницу закрыть». Но все настолько привыкли к такому положению дел, что уже не обращают на это внимание. А потому и Андрей Ефимыч не берется ничего менять.
Доктор очень любит ум и честность, но «чтобы уст- роить около себя жизнь умную и честную, у него не хватает характера и веры в свое право». Он не умеет запрещать, настаивать, никогда не повышает голоса, а, когда его обманывают, чувствует себя виноватым.








Скоро работа прискучила доктору своей однообразностью и бесполезностью, и он не стал так часто проявляться в больнице. Число больных с каждым днем все не уменьшается, а увеличивается, серьезную помощь в таких условиях им оказать невозможно, а потому выходит один обман. «Да и к чему мешать людям умирать, если смерть есть нормальный и законный конец каждого?» Если даже великий Пушкин умер в мучениях, то почему же не поболеть какой-нибудь Матрене Савишне? Жизнь доктора проходит так. Утром он пьет чай, потом он садиться читать или едет в больницу. Приняв 5—6 больных, Андрей Ефимыч уходит, т.к. ему надоели их робость, бестолковость и собственные вопросы, которые он задает неизменно уже более двадцати лет. Дома доктор очень много читает, думает, а в перерывах пьет водку. К вечеру обычно приходит почтмейстер Михаил Аверьяныч. Доктор всегда заводит разговор о том, что источник наслаждения для человека, обмен мыслями. В городе же совершенно нет мыслящих людей, а потому Андрей Ефимыч страдает от недостатка общения. Т.к. медицинского персонала не хватает, в больницу на помощь Андрею Ефимычу был приглашен уездный врач Евгений Федорович Хоботов. Он считает Андрея Ефимыча старым плутом, подозревает у него большие средства и не прочь занять его место. Однажды Андрей Ефимыч случайно заходит в палату №6. Громов сразу же гневно обвиняет доктора в шарлатанстве. Он обречен сидеть в четырех стенах, в то время как жаждет настоящей свободной жизни. В мире царят невежество, беззаконие, насилие, и все с этим смиряются. Почему же он, Громов, и несколько других несчастных должны сидеть в неволе за всех, как козлы отпущения? В том, что одни сидят за решеткой, а другие гуляют на воле, нет никакой закономерности, эта простая случайность. Доктор же считает, что нет никакой разницы в том, где ты находишься, все равно тебя заколотят в гроб. Но если у человека есть ум, он даже в тюрьме сможет найти утешение в себе самом. Доктор очень рад знакомству с Иваном Дмитриевичем, он думает: «За все время, пока я тут живу, это, кажется, первый, с кем можно поговорить. Он умеет рассуждать и интересуется именно тем, чем нужно». Андрей Ефимыч стал часто заходить в палату №6. У доктора и больного были две непримиримые точки зрения. Доктор считает, что между теплым, уютным кабинетом и этой палатой нет никакой разницы, ведь покой человека не вне его, а в нем самом; холод же, боль можно не чувствовать, их нужно презирать. Иван Дмитриевич же говорит о том, что человек создан из плоти и крови, а потому не может не реагировать на окружающие условия: на боль он отвечает криком, на подлость — негодованием. Философия же доктора, презирающая страдания, не имеет под собой основы, т.к. на долю Андрея Ефимовича не выпали страдания, а всю жизнь он прожил в тепле и уюте. Кроме того, эта философия оправдывает ничегонеделание доктора: боль — это наше представление о боли, кроме того, все мы умрем, а потому больных лечить не надо. Андрею Ефимовичу беседы с больным доставляют огромное наслаждение, ведь он так давно тосковал по живому обмену мыслями. По больнице разнесся слух о посещении доктором палаты №6, Хоботов стал подслушивать беседы Громова и Дымова. Андрей Ефимович увидел, что отношение к нему окружающих изменилось: все стали смотреть на него вопросительно и задумчиво. Как-то доктор был приглашен на совещание в управу, но, как он потом понял, это была комиссия, назначенная для свидетельствования его умственных способностей: Андрея Ефимовича спрашивали, какой сегодня день, сколько дней в году. Доктор чувствует себя оскорбленным и соглашается с почтмейстером поехать отдохнуть в Москву, Петербург, Варшаву. Во время путешествия Михаил Оверьянович ни на шаг не отходил от доктора и мучил его своей болтовней. Под конец Андрей Ефимыч сказался больным и не выходил из номера, он злился из-за того, что согласился на поездку. Как-то раз почтмейстер крупно проигрался, занял у доктора 500 рублей, и приятели вернулись в город. Место Андрея Ефимовича было уже занято Хоботовым, у Дымова же практически нет денег, почтмейстер же всегда думал, что доктор сколотил капитал тысяч в двадцать. Андрей Ефимович стал жить очень бедно, долги все росли и росли. Почтмейстер и Хоботов мучили его своими посещениями. Накипь на сердце Дымова все увеличивалась, хотя он понимал, что все это вздор и пустяки, но уже не находил успокоения в своей философии, как- то раз доктор не выдержал и выгнал Хоботова и Михаила Аверьяныча из своего дома, забыв про уразумение вещей и философское равнодушие. Хоботов говорит Дымову, что ему нужно лечение, на что тот возражает: «Болезнь моя только в том, что за двадцать лет я нашел во всем городе только одного умного человека, да и тот сумасшедший». Хоботов идет на обман. Он приглашает Андрея Дмитрича на консилиум и под этим предлогом запирает его в палате №6. Всю жизнь доктор был убежден, что между теплым кабинетом и тюремной камерой нет никакой разницы. Теперь же он не может понять, как в палате №6 можно прожить день, не говоря уже о годах. Его выводят из себя запах копченой рыбы, идущий от халата, зарешеченное окно, ему хочется выпить пива и закурить. Дымову становится страшно, им завладевает отчаяние, он понимает, что его философия — мираж. Андрей Ефимыч требует у Никиты выпустить его, но тот жестоко избивает доктора. Доктор понимает, что до сих пор не имел никакого представления о боли. В его сознании мелькнула страшная мысль о том, что «такую же точно боль должны были испытывать годами, изо дня в день все эти люди. Как могло случиться, что он 20 лет не знал и не хотел знать этого?» На другой день Андрей Ефимыч умер от апоплексического удара.



Поиск
В нашей базе 2000 кратких изложений

Сохранить себе